г
Russian
C la ssic a l
Collection
A l e x a n d e r S c r i a b i n
неказистым , но насколько
богаче внутренний мир у
второй, нежели у первой!
Я
далек,
конечно,
от
буквальной аналогии двух
моих героинь с прослав-
ленными дирижерами —
бо гатс т во
вії утре пне го
мира того п другого не
подлежит сомнению, да и
оркестры у обоих звучат
превосходно.
Но
такой
ул ьтрасовремен ной, у л ьт-
рамодной выделки, как у
Булеза, нет на свете ни у
кого, включая Плетнёва.
Г1
ос л ед н и й,
реши тел ьно
п роигрывая фран і іузскому
коллеге с формальной точ-
ки зрения (как проигры-
вает ему весь всемирный
дирижерский профсоюз),
оказывается далеко впереди в содер-
жательном отношении.
Если у Булеза, вместе с прочими
травинками и камешками, выглажены
и музыкантские индивидуальности
(от оркестранта —
до дирижера и ком-
позитора). Плетнёв дает резкий при-
мер не только собственной самореали-
зации. по бережного и настойчивого
пробуждения к таковой людей за ор-
кестровыми пультами. Слышно, что
его оркестр
совокупность творче-
ских лиц, что сам он одушевлен скря-
бинским пафосом и умеет вдохнуть
одушевление во всех сидящих перед
ним, заставить каждого в оркестре
раскрыться, обнаруживая свои инди-
в і іду а л ьиы е сокровен і юсти.
Так формируется феномен плетнёв-
ской суггестии —
феномен чисто энер-
гетического свойства (он прекрасно
просматривается и на других записях
нашего мастера). Плетнёв живо —
чут-
ко и ярко, так сказать, порывисто, реа-
гирует на эмоциональный посыл пар-
титуры. Затем индуцирует его на ор-
кестрантов и те, в наведенном поле,
побуждаемые дирижером к движе-
нию. производят ток.
.. Нечего гово-
рить. что на обратном конце провода
находится потребитель —
слушатель.
Оркестрантская единица —
как прово-
лочка в роторе “движка”, однако тем
энергия творчества и отличается от
всех прочих энергий, что всякий, уча-
ствующий в ее обращении, начинает
светиться собственным огнем.
И вот —
мы слышим песнь лично-
стей, объединенных в общий хор.
Струнники, ясно, потеряны для такого
слышания, в силу унисонной природы
групп —
тем трепетнее прорывы в ин-
•*
Вообразите хотя бы макияж сверстницы.
T h ird S y m p h o n y (D iv in e Р о ет )
in С minor, op. 43, пхн
P o em o f E csta sy
op. 54,
/907
'ö l
П х ’ ( і re a l üyw/ßbony ( trebestra
f
t
Щ Ш
o f th e AH-L і
ihm
і R a d io a n d
C e n tra l TV
d S p
^
- -
14
a
C o n d u c to r
"
'
‘ N ikolay
G olovanov
дивидуальное отдельных
solo,
проры-
вы поистине волнующие. Что же до
духовиков, то каждый штрих - и
взволнованность, и “тормозливость", и
пластичность, и даже иной раз явная
(и трогательная) ученическая нелов-
кость прослушиваются столь внятно,
что начинаешь узнавать отдельного
фаготиста, валторниста, тромбониста
в общей пачке —
и даже становишься
небеспристрастным к нему. И как на
картине живописца аналитической
школы, за организованной массой эле-
ментов просматривается общая фигу-
ра, так из порыва сотни живых голосов
выступает
фигура
направляющего
движение —
дирижера.
Человек, вращающий ротор, истин-
но прекрасен в своем труде: его энер-
гозатраты огромны —
поди приведи к
правильному вращению эту махину,
состоящую из неповторимых, следо-
вательно, капризных элементов! Но.
тем не менее, трудится он естественно
и легко, ибо по натуре пребывает в
продуктивном движении —
как река,
как ветер. Ведь усилия реки, текущей
через плотину гидростанции, нами не
воспринимаются как усилия: кажется,
что она просто течет, то широко и
плавно неся воды свои, то с диким и
злобным воем и брызгами наподобие
слез. Течет —
и поет о чем-то своем,
услаждая наш слух журчащим лепе-
том струй либо поражая его громопо-
добным ревом.
В нашем случае “река поет” по пар-
титуре Скрябина, причем всматрива-
ется в нее пристально и любовно. Не
так ли глядят в небеса земные пото-
ки?.
. Потому “аналитическая” фигура,
видная в вихре частичек оркестра,
принадлежит не только дирижеру, но
и Скрябину. Чудный случай музы-
ка н тс ко го с амоотожд ест-
вления, возможного толь-
ко для чрезвычайно зна-
чительного артиста —
как
Плетнёв.
Перипетии энергетиче-
ского развертывания му-
зыки Скрябина предстают
перед нами во всех волну-
ющих подробностях, в хо-
де взлетов и опаданий -
то плавных и мощных,
то конвульсивных, нако-
нец —
в композиционном
целом. II происходит кон-
такт: слушатели, прини-
мая электронный поток,
идущий от оркестра, полу-
чают огромный энергети-
ческий заряд, точно считы-
вая информацию о внут-
ренней
жизни
динамо-
машины —
то есть о регулирующей
эту жизнь партитуре.
У Плетнёва превосходно ощутимо
композиционное целое
и природа
этого целого. Более того, здесь —
не-
кий композиционный абсолют, прин-
цип скрябинского мышления-n форме,
адекватно воспринятый. Опять срав-
нение с Булезом. Тот игнорирует ком-
позицию и ее построение, погружая
нас в прецессионную медитацию слуха
(см. выше). Цельность впечатления,
“неотвлекаемость” внимания и созда-
ются этой медитацией, рассеянным со-
стоянием attention d esprit4, при кото-
ром оно одновременно находится во
всех самозначимых точках сразу.
Это, на самом деле, типичное прояв-
ление французской —
и общеготи-
ческой —
дискретности чувства-мыш-
ления.
“витражности”, требующей,
чтобы целое было суммой, контуром,
организующим совокупность цветных
стекол. Каждое стеклышко сияет по-
своему
V
поител
ЬНО,
(
иовремеиное
созерцание массы отдельных сияний
вводит в желанный сладостный транс,
но esprit dc la discipline5 требует не
только тщательной полировки стекол,
но и общего порядка их расположе-
ния —
последний, кстати, служит
удобным путем для входа в транс.
Русский до мозга костей. Скрябин
мыслил, напротив, сугубо контину-
ально, цельной линией-формой, име-
ющей свои стадии. И, хотя результат
стадиальности —
тот же транс, дости-
гается он противоположным путем.
Есть целая, направленная компози-
ция. И есть повторы музыкального
материала: возвраты этой линии в не-
л
Букв.: внимание духа, ('«мерцающего духа-ргиума-
му вгтпп.
s Дух
ДИСЦИПЛИНЫ.
158
Аудио Магазин 3/2001
предыдущая страница 159 АудиоМагазин 2001 3 читать онлайн следующая страница 161 АудиоМагазин 2001 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст