аудиоклуб
:юм магнитная лента получила название
оригинальной
мастер-ленты
(original master tape).
Но склеенная из кусочков лен та плохо сохранялась, ча-
сто рвалась, к тому же в процессе перезаписи на лаковый
диск в местах склеек возникали выпадения звука. Из-за
итого оригинальную мастер-ленту сразу переписывали
на цельную, названную позже
производственной мастер-
лентой
(production master).
В результате нововведений, особенно из-за сложной эле-
ктроники магнитофонов, тракт записи LP увеличился но
сравнению с трактом грамзаписи на 78 об/мин примерно в
пять раз. Чуть позже, в связи с широким распространением
торговли правами на тиражирование фонограмм, количест-
во технологических перезаписей выросло с двух до шести.
К началу 1950-х годов подоспело еще одно усовершенст-
вование грамзаписи: рекордер станка записи был охвачен
электромеханической отрицательной обратной связью.
Что ООС порочна н убивает музыку, аудиофилы уловили
поч ти сразу, однако члены AES как тогда tie понимали это-
го, так не понимают и по сей день.
И все же первые долгоиграющие грампластинки были в
общем-то сносными. Чудовищная деградация последовала,
когда к процессу производства мастер-лент были допуще-
ны звукорежиссеры. Для тех. кто не знает, сообщаю: звуко-
режиссер
начальник музыкантов1
. Он решает, что и как
записывать, какой из дублей оставить, а какой забраковать.
В нашей стране появление звукорежиссеров
событие за-
кономерное. Эта должность, как нетрудно догадаться, была
введена в штатное расписание студий приказом министра
культуры СССР.
Вузов, готовивших звукорежиссеров, тогда нс сущест-
вовало, поэтому на эту должность назначали в основном
музыкаитов-неудачников. Понятно, что за редкими исклю-
чениями эти деятели “блистали” узким музыкальным кру-
гозором, не были искушены в архитектурной акустике и
электронике, а потому плохо представляли, как правильно
расположить микрофоны в студии, как пользоваться пуль-
тами с огромным количеством ручек и г. и.
I I еще одно важное обстоятельство: деньги па строитель-
ство хороших студий у нас не выделяли. Государственным
студиям предоставляли церкви, до того употреблявшиеся в
качестве складских помещений. Разумеется, они находи-
лись в крайне запущенном состоянии и без серьезной ре-
конструкции были не пригодны для звукозаписи.
1
Із-за этого, а возможно просто из-за своей некомпетент-
ности, советские звукорежиссеры первыми в мире отка-
зались от применения при записи классической музыки
естественной реверберации1
' и перешли на более простую в
обращении искусственную. Тогда же пришлось отказаться
от малого числа микрофонов и взять на вооружение так на-
зываемую
поламикрофопную технику1.
Этот важный для
будущего звукозаписи опыт быстро переняла п развила
фирма “Deutsche Grammophon”, а затем и другие фирмы.
И все же, я думаю, наибольший вред непосредственно
музыке принесли не технические новшества, а запись "под
монтаж".
Не всем меломанам известно, что при этом способе за-
писи музыкальное произведение разбивается на двух-трех-
минутные фрагменты, причем каждый из них пишется 5
*
*
5 В западных фирмах звукозаписи за качество исполнения музыки отвечают п
основном сами музыканты и музыкальный редактор, а за техническое качество за-
писи
саунд-инженер.
'■
11а Западе н это время также применяли и поли микрофонную технику, и иску-
( I пенную реверберацию, однако только при записи зстрадной музыки (см.
Ih n
-
6 ш т Л.
Звуковая студия. М.
. 1979, <
172)
? Об альтернативных микрофонных техниках читайте мою статью в "AM" .N« 1 (5)
95, с. (Ні 73.
отдельно по три-четыре раза подряд. Иногда, по техно-
логическим соображениям, запись начинают с финала
произведения или с его средней части. Потом из получен-
ных лоскутков (называемых session tape) вооруженный
портновскими ножницами и клейкой лентой звукорежис-
сер, уединившись в аппаратной, окончательно сшивает му-
зыкальную ткань. Напрашивается вопрос, кого мы в итоге
слышим на грампластинке: прославленного музыканта,
чье имя красуется на этикетке, или его непосредственного
начальника —
звукорежиссера. Кстати, у меня в голове до
сих пор не укладывается, как вообще могло прийти на ум
склеивать двух-трехминутные музыкальные фрагменты,
иначе говоря -
чувства
музыканта, пережитые им в разное
время?
В процессе записи под монтаж даже выдающиеся музы-
канты, после энного дубля, утрачивают вдохновение. Их
игра становится скучным, по существу механическим оз-
вучиванием нотного текста. Звукорежиссеры же входят в
раж. Они кричат на музыкантов через звукоусилительную
установку, останавливают их игру в кульминационные мо-
менты
II
т. п.
То, о чем я рассказал,— грустная реальность, которую
мне приходилось наблюдать не один раз. Благодаря такой,
как мне кажется, исключительно творческой атмосфере,
записанная в студии музыка оказывается полностью ли-
шенной эстетического содержания.
Однако идеологам индустрии звукозаписи и этого пока-
залось мало. В 1958 году ими был осуществлен еще один,
на сей раз межгосударственный переворот. Переворот, но
масштабам сравнимый с переходом на микрозапись. Я
имею в виду повсеместное внедрение стереофонии, к тому
же еще под флагом Международной Электротехнической
Комиссии (см. МЭК 98). Любопытная деталь: стереофони-
ческая грампластинка была изобретена в 1931 году Ала-
ном Блюмлейном из “ЕМГ, причем никаких технических
трудностей в осуществлении стереозаписи на грампла-
стинках с частотой вращения 78 об/мин в то время не бы-
ло. Только из-за интриг между фирмами звукозаписи это
изобретение пролежало 25 лет под сукном.
1/2001 АудиоМагазин 137
предыдущая страница 138 АудиоМагазин 2001 1 читать онлайн следующая страница 140 АудиоМагазин 2001 1 читать онлайн Домой Выключить/включить текст