Аудио системы
“Песнь брата Солнце" на текст Франциска Ассизского
представляет монаха к пустыне, поющего хвалы Господу —
поначалу скромные, а потом все более экстатические. Арха-
ические приплясывания струнных напоминают о Давиде,
пляшущем перед Ковчегом Завета. Opus Posth звучит с
могучим ветхозаветным драйвом, ничуть не уступающим
“Кронос-квартету”. Это, пожалуй, самое поразительное на
диске: аутеитизм ансамбля, который реально можно услы-
шать. простирается от архаизма не то арабской, не то ви-
зантийской монодии до изысканной слабости струнных
X V III века. Таким стилевым диапазоном не может сегодня
похвастаться ни один из российских коллективов.
Если “Песнь.
..” изображает состояние сознания, которое
досягает Красоту, ещё нс имея за душой никакого художе-
ства, то Магнификат пятого тона
собрание музыкаль-
ных красот последних трех веков. Их тут можно музыко-
ведчески вычислять. Можно услышать и некоего неопре-
деленного Моцарта, п что-то вроде русской музыки до
Глинки (скажем. Алябьев), н отзвук гайдновекпх кварте-
тов. Имеется также отдаленное подобие юбиляций, похо-
жих н на орнамен тику византийского пения, и па бахов-
ские аллилуйи. Но в то же время принцип соединения
текста н музыки весьма далек от класснцистского. Все об-
разы Магнпфиката положены на “одну н ту же" музыку,
прекрасную н почти неизменную в каждой из семи частей.
Этот конфликт скрыт за мелодико-гармоническим фаса-
дом. Часть за частью нежный голос контратснора выводит
абсолютные формулы благоговения, “не принадлежащие
никому”. По в том п дело, что Мартынов не просто соби-
рает их в одном месте, но через прямое столкновение не-
совместимых стилевых черт выявляет их сверхзвуковую,
метамузыкалиную общность.
(Примерно такие формулы, квазибарочные, квазиклас-
сические, Ш нитке заклеймил в своей музыке как символ
зла. дьявольского соблазна п прелести. Особенно отчетли-
во говорит об этом музыка Альтового концерта - в нем ка-
дансы-реверансы. приятные во всех отношениях, разру-
шают форму и ведут к финальной катастрофе. Это взгляд
модерниста через левое плечо: там прошлое, культура,
всем дос тупная шника-домпнанта и вообще иоле деятель-
ности разных нехороших сил. Красивого следует опасать-
ся. потому что в него рядится бес. Обманке-красоте, по
Шнитке, надо противопоставить неложный пафос н лич-
ное. монологическое музыкальное мужество.)
Сказал же Гюго, что гений есть тот, на кого похожи все,
но кто ни на кого нс похож. Мартынова можно назвать ге-
нием навыворот. Он, напротив, похож на всех — но никто
не осмелится быть похожим па пего. Потому что метод
Мартынова основан на отказе от индивидуального стиля.
Ведь именно индивидуальный стиль в музыке, но Марты-
нову, является выразителем, проводником, следствием
красивого. А от него, как уже было сказано, надо отказать-
ся ради «лести л свой //«^индивидуальной Красоты. Есть
понятие овевания: это когда мелодия вращается вокруг
одного звука. Два сочинения Мартынова исторически
овевают европейскую музыку. А поскольку оба — о Красо-
те, то послание диска читается так: Красота пребывала до
музыки п пребудет после музыки.
Итак, в сочинениях, записанных па диске (равно как и в
других работах последних лет), композитор доискивается
не красоты музыкального стиля, а Красоты как таковой -
что поддержано ангельским пением солистов и ангель-
ской игрой. Сверхзадача автора есть чистая утопия. Тем
она н хороша: уверенность в невозможном дает этим зву-
кам редкое духовное натяжение, делает их реальными зна-
ками неслышимого.
предыдущая страница 134 АудиоМагазин 2001 1 читать онлайн следующая страница 136 АудиоМагазин 2001 1 читать онлайн Домой Выключить/включить текст