к
аудиоклуб
мом деле? Здесь мне хотелось бы от-
влечься и рассказать о том. что про-
изошло 35 лет назад. В то время я ра-
ботал в лаборатории физиологии слу-
ха ЛИ СССР под руководством нроф.
Г. В. Гершуни. Однажды я получил от
шефа задание разработать высокоточ-
ные головные телефоны для иссле-
дования слуха. В каче-
стве
11
реобІразовател е і і
я подобрал пару ста-
реньких конденсатор-
ных микрофонов фир-
мы “Neumann”. После
того как телефоны бы-
ли изготовлены, я ре-
шил посмотреть их им-
пульсную характери-
стику. Установив свое
детище па искусствен-
ное ухо фирмы "В & К"
и подключив к нему
осциллограф, я подал
на телефон короткий
прямоугольный
им-
пульс. Картинка на осциллографе по-
лучилась чудесная, и, в порядке раз-
влечения, я стал подавать на телефо-
ны разные по форме импульсы п смо-
треть, что из этого выйдет. Очередь
дошла до половинки периода синусо-
иды. 11а этот раз картинка получилась
настолько хорошей, что у меня воз-
никло желание послушать, как такой
импульс звучит.
Первое ощущение было, что у этого,
напомню, совершенно однополярного
импульса есть вполне определенная
высота.
“Это интересно!”
подумал
я п попробовал на слух подобрать ча-
стоту другого, уже вполне нормально-
го синуса так, чтобы его высота совпа-
ла с высотой половинки синусоидаль-
ной полны. Это мне удалось без труда,
причем частоты двух синусов, “длин-
ного" и половинки, почти точно сов-
пали. Я не поверил своим ушам. М о-
жет быть, я попал на какой-то скры-
тый резонанс телефонной мембраны?
И я повторил опыт на другой частоте.
Ощущение высоты изменилось, но не
исчезло. Скромно предположив, что
моему восприятию помогают открыв-
шиеся у меня еще в детстве паранор-
мальные способности, я решил повто-
рить опыт на рядовых сотрудниках
лаборатории. Результат оказался точ-
но таким же: у них хотя и возникали
ошибки, однако только на октаву, чего
вполне можно было ожидать.
Похоже,— заметил я сам себе,— это
открытие не оставит камня па камне
от теории формирования ощущения
высоты
(теории места
111) по макси-
муму мгновенного спектра. Напомню
читателям, что одиночный одноно-
лярный импульс не имеет спектраль-
ного максимума выше ноля частот, и
поэтому, согласно теории места, его
высоту слушатель ощущать не может.
Я рассказал о случившемся Гершу-
ни. Он внимательно выслушал меня и
попросил повторить эксперимент с
его участием. Убедившись в том. что
мои наблюдения вовсе
не какая-то глупость
и
что
методических
ошибок я не совершал,
маститый
профессор
сильно напрягся и. по-
мрачнев,
около
часа
бегал туда-сюда по ко-
ридору, затем подозвал
меня
и
сказал:
“Ре-
зультаты этого опыта
обнарод<>вать пел ьзя ”.
Так и случилось. Да-
же в выпущенной 25 лет
спустя научным кол-
локти вом лаборатор! I и
физиологии слуха мо-
нографии “Слуховая система” |2| сре-
ди прочих аномалий восприятия вы-
соты звука открытая мной даже не
была упомянута.
Только перейдя на другую работу, я
понял, что Академия наук во все вре-
мена отрицала существование необъ-
яснимых явлений. Не знаю, правда
это или нет, однако мне рассказывали,
что вместе с присвоением ученому
звания доктора наук с него брали под-
писку о неразглашении аномальных
явлений природы. Вот так, чисто по-
армейски, Академия защищала и, по-
видимому. защищает и сейчас свой
имидж,
имидж
всесилия
научной
мысли и ее непогрешимости. Я же, не
слишком доверяя официальной на-
уке. ответ на вопрос о составляющих
музыки стал искать не в академи-
ческих трудах, а в ней самой. Для
этого мне пришлось внимательно изу-
чить сформировавшуюся в течение
столетий потную запись. Именно бла-
годаря ей я осознал то, что на самом
деле должно быть для всех очевид-
ным. В нотах (в самом тексте и в ука-
заниях, как его исполнять) сказано
все
о воспринимаемой нами музыке,
причем заданы всего лишь высота
звуков, громкость и тембр, который,
кстати, обозначается нс строго и не
физическими параметрами, а только
названием используемых музыкаль-
ных инструментов1, кроме того все
это поставлено в жесткую зависн-
1
Благодаря невысокой чувствительности слухового
восприятия к ннлпвплуалыкк
'1
и тембров музыкаль-
ных инструментов оказалась возможной запись и
вое произведет к* музыки на аппарате Вельта-Минь-
с*н (механическое пианино).
мость от времени (о роли времени В
музыке расскажу в одной из следую-
щих статей).
Физический музыкальный сигнал
(его временная форма) или его амп-
литудный п фазовый спектры в нотах
даже
у
самых авангардных компози-
торов никогда не отображается.
По существу, классическая психо-
физика оказалась права, если не учи-
тывать. что она скрыла от нас свое
незнание
того,
как
формируются
субъективная высота и тембр звука,
приписав им не существующую в яв-
ном виде зависимость от мгновенного
спектра звукового сигнала.
Тогда же возникла догадка: в защи-
те от искажений нуждается вовсе не
наблюдаемый па осциллографе физи-
ческий сигнал или его спектры (его
разнообразные частотные характери-
стики). а три сравнительно медленно
изменяющиеся во времени объекти-
вные составляющие этого сигнала:
мгновенная частота (в первом при-
ближении), интенсивность, а также
неизвестные пока физические пара-
метры сигнала, формирующие ощу-
щение меняющегося во времени тем-
бра. Именно такой взгляд на физиче-
скую реальность музыки позволил
мне трактовать рандомизацию фаз
как частотную фильтрацию трех объ-
ективно существующих составляю-
щих музыкального сигнала. Эту по-
следнюю, до меня никем из живущих
на Земле не высказанную мысль, ра-
зумеется. полученную мною из кос-
моса, я сообщил читателям в “А М ”
№ 1 (33) 2000. с. 159.
Почти сразу появилось желание ис-
пользовать этот фильтр для очистки
музыки от маскирующихся под нее
искажений, то есть от музыкального
мусора. Но вот загвоздка. Музыкаль-
ный мусор по определению неотли-
чим от музыки.
Поставленная задача на
первый
взгляд кажется неразрешимой. Я бы
даже сказал, в чем-то она напоминает
попытку отделения мух от котлет.
Однако ничего невозможного, как
считал Генри Форд, нет. Просто необ-
ходимо поискать какие-нибудь разли-
чия между характером
изменений
трех составляющих, обусловленных
музыкой, и имитирующими ее иска-
жениями в аудиоаппаратуре.
Нам повезло
такие различия в
конце концов нашлись. Для начала
примем на веру, что музыка (так же
как речь) и наша слуховая система
соотносятся между собой, как ключ и
замок. А это значит, что на протяже-
нии каждого звука, начиная с его пер-
вой волны, в нем и одновременно в
146 АудиоМагазин 5/2000
предыдущая страница 147 АудиоМагазин 2000 5 читать онлайн следующая страница 149 АудиоМагазин 2000 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст