музыка
Творение Цендера —
не что иное,
как гимн комментарию. Этому ком-
ментарию хранитель на кривой до-
рожке бормочет свой гимн.
видеопейзаж каспара давила Фрид-
риха, идет бывший мюллер, звали его
вилыельм, сидел под
Липой
с гитарой,
тамтамом и аккордеоном
Бурное утро
мюллер пьян, ноет, го-
лос сносит ветром в нем дыры пу-
стые квинты, прогрыз их малый ба-
рабан
Понта
уж к тринадцатой песне
мюллер законченный шизофреник,
смотрит на почтальона, а там ку
бизм вид сбоку вид сзади, письмо
от либхен рамочка разбитое стекло
троится отражает свет
Ложные солнца
сам тот свет ту-
склый, рассеян неверными небес-
ными призмами, вознесение ак-
кордеона
Мужество
“нет богов в мире
сами будем богами”, мир по
двинься на полутон, подвинулся
опя ть дыры там опять ветер сви-
стят ветряные машины зимние
мыши
Постоялый
двор
духовики
сыграйте-ка фальшиво фа ма-
жор трауермарш из-за угла
Шарманщик
мир как квинта как
шарманка, вильгельмюллер канул в
квинты, да нет он еще раньше утонул в
мажорах
Ложных солнц
они там хле-
щут через край, у Шуберта были боль-
шие выпученные вылезающие из ор-
бит терции
Юрий Ханин (р. 1965)
Пять мельчайших оргазмов
Некий концерт для фортепиа-
но и его оркестра
Средняя симфония
для состава
Андрей Бугримов,
фортепиано
Андрей Славный, баритон
Светлана Сумачева, сопрано
Борис Белецкий, бас
Санкт-Петербургский камер-
ный оркестр
Дир. Равиль Мартынов
Звук: Гэрхард Цес
'VIST' Olympia ОСТ) 284
63:49
1991 год
Описание + Идея
...Помнится, к пятому “Оргазму”
публика в Белом зале Юсуповского
дворца только что не издыхала в кон-
вульсиях. Корчились от смеха (и это
мягко сказано) все половозрастные ка-
тегории граждан. Когда отзвучал сей
процесс (объявленный как “эпиче-
ский"), автор вышел на поклоны. Одет
он был весьма тускло, одну руку дер-
жал в кармане; в другой же болталась
унылая авоська. Лицо автора было
экстремально каменным. Он мрачно
оглядел зал —
видимо, желая отыскать
хотя бы одно достаточно тусклое
лицо.
Но нет, везде были искаженные, слиш-
ком людские
фили-
' cert*;n
/
AND ORCHKTR?
Pn R
PMnO
/
. » " « » a g A
J
ж
*
- f і в
й
й
ї
« J
i f
Я
,,,
f
"
Щ
- /
»
.
аномии
и
рожи.
По-
стояв чуток, он сокрушенно взмахнул
авоськой и поворотил назад. Так и не
поклонившись. Да и кому было кла-
няться? Полагаю, в зале не случилось
ни единого человека (не выключая и
меня —
то был 1990 год), который смог
бы оценить титаническое новаторст-
во Ханина в деле созидания средней
музыки. Более того, не просто нова-
торство, а полное одиночество на этом
поприще.
Понятие поприща, пути для Хани-
на —
одно из основных. "Я знаю, что
жизень идет своим путем, / И мы за
ней таким путем пойдем. / Слегка ша-
таясь от усталости и слабости, / Мыс-
ли не в силах превозмочь.
.. / Не знаю,
и кто поможет нам вперед идти все
время / И не сворачивать напрасно /
С пути. / На первый взгляд, дорогу
эту / Сразу и не разглядишь / Глаза-
ми.
..” Эти
слона автора музыки
(так
совсем на другом концерте Ханин
анонсировал совсем другое свое во-
кальное сочинение) поются в финале
Средней Симфонии и словно отсыла-
ют к “Зимнему пути” как целому.
Концепт для Ханина важнее музы-
ки, и это хорошо заметно. Нарочитое
убожество и ординарность звучания
выставляются напоказ, однако за ни-
ми прячется мысль —
всегда живая,
сильная и скользкая, как рыба: слуша-
телю почти никогда не удается отдать
себе отчет, отчего столь каменное му-
зыкальное содержание оказывается
столь питательным. Сам Ханин, как
знаток собственной геральдики, ведет
родословную от Эрика Сати. У того
есть пьеса "Окаменелости”. И это под-
ходящее название для жанра музыки в
целом, где обретается пока что автор
“Средней Симфонии”. Похоже, что
Ханин прячется за чем-то чужерод-
ным —
конечно, не заимствуя ни у
кого музыкальных идей. Ба-
нальные интонации он как
I бы экстрагирует прямо из
нечистого воздуха, которым
дышат наши уши. Это, в сущ-
1
пости, род целомудрия, дохо-
дящего до юродства. Никто не
должен заподозрить под пыль-
ными доспехами с помойки
личность хрупкую, ранимую и
даже боязливую.
В одном из интервью Юрий
Ханин рассказывал, что, учась в
спецшколе-десятилетке при Кон-
серватории (Ханин замечатель-
ный, очень глубокий пианист),
[ играл на экзамене “какой-то скуч-
I нейшнй концерт Моцарта", в сере-
дине “совсем заскучал и начал
играть что-то свое”. Это —
отлич-
ный девиз для объединения грех
других дисков. Вышивание по чужой
канве есть и в коллективной трактовке
песен Дауленда, не говоря уже о Берио,
и —
в несколько меньшей степени —
в
работе Цендера с Winterrei.se. Принци-
пиальное отличие Ханина от соседей
по “Кривой дорожке” —
да и вообще от
всех почти современных (читай как хо-
чешь) композиторов: Ханин опроки-
дывает технологическую шкалу ценно-
стей, создает новую поэтику. Берио и
другие стараются как можно подроб-
нее всмотреться и вслушаться в ис-
пользуемые прообразы. Грубо говоря,
они ковыряются, ищут малое в вели-
ком. Ханин —
имеет дело с малым, но
каким-то одному ему известным ма-
нером впускает в малое нечто очень
большое и универсальное. Возможно,
“другую музыку” или даже “музыку
как таковую” (одно из ранних его сочи-
нений так н называется —
“Три пьесы о
музыке"). Все произведения данного
диска построены совершенно, лишены
тембровых красот и производят шоко-
вое действие. Защитная реакция —
не-
доумение или, наоборот, безудержный
смех. Затем вы удивлены строгостью
мысли. II наконец, проступает тайна.
Спасибо
Александру Кнайфвлю
и
Петру Поспелову
за предоставленные
диски.
116 АудиоМагазин 3/2000
предыдущая страница 117 АудиоМагазин 2000 3 читать онлайн следующая страница 119 АудиоМагазин 2000 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст