Нидерландский Научно-Культурный Институт в Петербурге представляет:
И рина ЛЕСКО ВСКАЯ,
Борис Ф И Л А Н О В С К И Й
тпмтикш кжгут
?о ттт
т а т с к о й птки
Все или почти все несчастные компо-
зиторы несчастливы примерно одина-
ково. Напротив, каждый счастливый
композитор счастлив по-своему. Луи
Андриссен (р. 1939) имеет все основа-
ния быть довольным своей судьбой в
искусстве. В голландской музыкальной
жизни он —
полный респекта отец-ос-
нователь.
Зрелые сочинения Андриссена напо-
минают нынешнюю архитектуру. Та же
монолитность отнятых у природы форм,
функциональность и сгущений и пустот,
та же ведущая идея —
полезности и про-
стоты в обращении. Сам автор, вероят-
но, был бы озадачен подобным сравне-
нием. Зная себе цену (в самом грубом
смысле слова), он не хочет вписываться
в
контекст-ширпотреб.
Изысканную
среду обитания он создает себе сам - хо-
тя его изыскания направлены на сниже-
ние всего высокого в поле зрения и слу-
ха. С конца 60-х годов, как и положено
европейскому молодому человеку с вы-
соким образованием, Андриссен стре-
мился ущипнуть мать-культуру. Окру-
жающих его таких же молодых револю-
ционеров он заряжал энергией протеста.
А воевать было с чем.
Боевые действии
В конце 60-х пятеро учеников знаме-
нитого в пределах Голландии компози-
тора и педагога Кееса ван Варена —
Рейнберт де Леу, Петер Схат, Ян ван
Фляймен, Миша Менгельберг и Луи
Андриссен — атаковали концертную
практику, с ее зачитанным до дыр деми-
сезонным рецептом буржуазного успеха
(Малер, венские классики, Штраус, ро-
мантики, щепотку французов), с буржу-
азной же публикой в престижных залах.
„Квартсекстаккорды Штрауса заставля-
ют меня визжать“— кажется, что-то в
этом роде обронил презрительно Стра-
винский. Тогдашние оркестры что угод-
но исполняли не иначе как проникно-
венно, будто квартсекстаккорды Штра-
уса,—
и новых антиромантиков эта
манера буквально заставляла визжать.
Весь репертуар представлялся им од-
ним большим квартсекстаккордом.
Однако вместо того чтобы визжать
всуе, они начали действовать. Прежде
всего надо было выбрать незатертые
ориентиры для воспитания культурных
масс. Ориентиры не могли происходить
из великих музыкальных держав, Гер-
мании и Франции,— ведь они уже с сем-
надцатого века весьма основательно
задвигают Нидерланды в культурные
сателлиты. Стало быть, поверх голов
старших европейских соседей голланд-
цы должны обратиться к юной Амери-
ке. И в 1968 году участники „Пятерки“
основывают Общество Чарлза Айвза. В
симфониях и камерных опусах Айвза
тесно гармоническим и ритмическим
откры тиям, а духовая музыка путается с
духовной. Чисто музыкальные достоин-
ства Айвза, конечно, возбуждали моло-
дых сочинителей истории, но не столь
судьбоносно. Он был для них „клёвым
анархистом“, емким смесителем высо-
кого и низкого. Большая пропускная
способность Айвза, его страсть оприхо-
довать все, что плохо лежит, и с этим
выйти на улицу, туда, где он это и подо-
брал,— словом, общительность и раз-
дражение вялой дотоле среды были ут-
верждены как основание для обретения
„голландское™“. В опоры, наряду с
Айвзом и в согласии с его творческими
заветами, попали Стравинский (всеяд-
ный универсал) и вся легкая музыка
(пришедшая с улицы).
Новые (крово)смесители своим напо-
ром действительно тревожили и оскорб-
ляли почтенный социум. Поносили луч-
ший оркестр страны СопсеП^еЬои\у и
его главного дирижера Бернарда Хай-
тинка за вышеупомянутое изжеванное
меню. Требовали позвать вторым „глав-
ным“ Бруно Мадерну — поборника все-
го новейшего, пропагандиста Штокхау-
зена, Булеза, Ноно. Предлагали распу-
стить прочие оркестры (не являющиеся
национальной гордостью), а из их от-
дельных групп собрать побольше пово-
ротливых нестандартных ансамблей,
специально наученных играть новую
музыку.
Молодежь не гнушалась и прямыми
провокациями. Вот некий леденящий
душу сюжет. В ноябре 1969 года Луи Ан-
дриссен, прикинувшись руководителем
группы детишек из сельской школы, ку-
пил для соратников 30 билетов в зал
Concertgebouw, откуда их уже начали го-
нять. Во время исполнения одного из
концертов дтя флейты Иоахима Кванца
партизаны начали непристойно квакать,
затем потребовали обсуждения реперту-
ара. Их грубо вытолкали из зала, но, не-
смотря на это, „Акция Щелкунчиков“
через полгода возымела следствием
круглый стол с участием оркестрантов и
мятежников, сообща постановивших уч-
редить „Движение за обновление музы-
кальной практики“1.
Инструментарий внешний
Из рассерженных молодых людей, по-
жалуй, только Андриссен не оставил с
тех пор облика enfant terrible, вечно юно-
го тусовщика национального масшта-
ба — и по светским, и по музыкальным
привычкам. Он пишет музыку только
для исполнителей-друзей. Ратуя за из-
ничтожение симфонического оркестра,
композитор создавал ансамбли, чтобы
играть свои опусы. Первым опытом был
Orkcst De Volharding („Оркестр Стой-
кость“) —
3 саксофона, 3 тромбона,
3 электрогитары и <|юртепьяно. Он был
1
Надо представлять себе либеральный разгнльдяй-
ский дух. осенявший Голландию времен студенче-
ской революции 1968 года, чтобы понять, что ника-
кого серьезного сопротивления общество оказать ие
могло. Для сравнения: если бы кто-нибудь вздумал
поквакать в Большом зале Петербургской филармо-
нии на самом занудном и никчемном концерте (а
выбор нынче широк),—
ему. скорей всего, пришлось
бы объясняться не через полгода, за круглым полом
и с оркестрантами, а в ту же ночь, за абсолютно ква-
дратным столом и с близлежащими милиционера-
ми. Понятия о мелком хулиганстве в двух странах
различаются не в нашу пользу. Так что не в нашей
стране мятеж со взломом традиций был обречен на
победу, пусть в течение десятилетия.
АупиоМагазин 2/1999
предыдущая страница 124 АудиоМагазин 1999 2 читать онлайн следующая страница 126 АудиоМагазин 1999 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст