музыка
из
МЫ СЛИ0
птичках
Александр ХАРЬКОВСКИЙ
Более антипатичного и
ложного,
как.
.. попытка внести
правду
в такую
сферу искусства, где всё основано на
лжи
и где
правды
в будничном смысле
слова вовсе не требуется,—
я ничего не
знаю.
П. Чайковский. Дневник
Недавно мне в руки попалась аудио-
кассета с записью сочинения некоего
тридцатисемилетнего француза Марк-
Андре Дальбави (Marc-André Dalba-
vie). Сочинение называется вполне
традиционно: Концерт для скрипки
с оркестром. Selected Work на Меж-
дународной трибуне композиторов
ЮНЕСКО 1997 года, что равнозначно
первому призу (конкурс, как явствует
из названия, масштаба мирового). По-
лагаю, что, достанься мне —
вместо
звукозаписи —
партитура пьесы, я
вряд ли догадатся бы, какими преле-
стями она покорила международное
жюри. Крепко, профессионально сде-
ланный текст. Не более.
Мне вспоминается сюжет, повторяю-
щийся во всевозможных анекдотах.
Гражданин спрашивает из-за двери:
„Кто там?“—
и получает весьма содер-
жательный ответ: „Я!“. Повод для шут-
ки. Но однажды эта ситуация послужи-
ла испанскому мыслителю Хосе Орте-
ге-и-Гассету поводом к философскому
рассуждению. Он предложил нам заме-
тить простую вещь: таким ответом мы,
как правило, бываем удовлетворены.
Дверь открываем.
Что-то входит в нас
вместе с текстом.
Со стандартным тек-
стом. И оно, это
что-то,
оказывается
уникальным.
Итак, у меня в руках аудиокассета
с пьесой Датьбави. К ней приложена
небольшая графическая схема Эта схе-
ма — во всяком случае для меня, не
слышавшего пьесы „живьем“.— нечто
вроде пароля
для
„входа в зеркало“.
Проще —
здесь мы имеем дало всего-
навсего с новым поколением музыкаль-
ной техники (я имею в виду технику
композиторскую, технику выражения).
Для сравнения представьте себе пере-
ход от картинки в родном букваре к
виртуальному шлему.
Автор скрипичного концерта предло-
жил рассадить музыкантов в зале осо-
бым образом. Еали мы взглянем на схе-
му, то увидим, что каждая тембровая
группа образует вокруг слушателя оп-
ределенную пространственную фигуру.
Медь расположена треугольником, к
основанию которого слушатель обра-
щен лицом. Треугольник струнных —
инверсия медного. Трапеция из кла-
вишных, арфы и ударных пересечена
„ниткой“
деревянных,
отделяющих
слушателя от эстрады. Наконец, соли-
рующая скрипка пространственно уд-
ваивается и утраивается концертмей-
стерами струнных групп в зале. Всё это
можно разглядеть на картинке. Таким
образом, мы имеем не „скрипки слева,
контрабасы справа“, как было написано
в потайной записочке одного знамени-
того маэстро (куда он заглядывал вся-
кий раз, выходя на сцену),— то есть
имеем не
место
тембра в зале, но
ем-
кость,
имеющую свою особую
конфигу-
рацию.
Слушатель, подобно Гофманову
студенту' Ансельму, сидит внутри этой
емкости —
к тому же в каждой из этих
емкостей одновременно.
Разумеется, пьеса и сочинялась так,
чтобы игра этих тембровых емкостей
образовывала свою логику, свою драма-
тургию. Более того, это дает возмож-
ность для возникновения своего рода
„фантомных“ эффектов. Например, со-
лист-скрипач —
в жанре концерта для
скрипки с оркестром —
единица вполне
определенная. Здесь же образуются со-
листы-фантомы (те самые концертмей-
стеры струнных групп). Они не просто
удваивают и утраивают „настоящего“,
но диссоциируют, „растворяют“ его в
пространстве — зато потом, в финале.
солист слышится как единый, собира-
тельный,
сжавшийся в точку
(втянув-
шийся в тюбик?). Как стягивался бы в
точку при прокручивании в обратную
сторону' кинопленки распущенный кри-
сталлик марганцовки. Это все довольно
скучно описывать — и довольно увлека-
тельно слушать, ловя разбегающиеся
сверкающие ртутные шарики звуков.
..
Сочинение Дальбави само по себе -
весьма .любопытный феномен, торжест-
во, так сказать, „пространственной .ло-
кализации". Но я заговорил о нем не
столько ради него самого —
ско.лько ра-
ди некоторых мыслей, им вызванных.
И была у него еще страсть: до ужаса
любил изображать птиц за сценой.
Когда шли пьесы, где действие весной
в деревне, он всегда сидел в кулисах
на стремянке и свистел соловьем.
..
М. Булгаков. Театральный раман
Помните ли вы, дорогой читатель,
кто был этот странный свистун?.
. Экс-
командир .лейб-гвардии уланского Его
Величества полка генерал-майор Клав-
дий
Александрович
Комаровский-
Эшаппарде Бионкур. Напомню: „Исто-
рия его совершенно необыкновенная.
Как-то приехал он на два дня из Питера
в Москву, пообедал у Тестова, а вечером
попал в наш театр. Ну, натурально, сел в
первом ряду, смотрит.
.. Не помню, ка-
кую пьесу играли, но очевидцы расска-
зывали, что во время картины, где был
АудмоМагазин 2/1999
предыдущая страница 114 АудиоМагазин 1999 2 читать онлайн следующая страница 116 АудиоМагазин 1999 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст