МУЗЫКА
В
П О И С К А Х
У Т Р А Ч Е Н Н О Й
Ц Е Л О С Т Н О С Т И ,
или Очерк и музыкальном времени и пространстве
В.
Савинцева
Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им. что у тебя появился новый друг,
они никогда не спросят о самом главном. Никогда они не скажут; «А какой у него голос? В
какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?» Они спрашивают: «Сколько ему лет?
Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?» И после этого
воображают, что узнали человека. Когда говоришь взрослым: «Я видел красивый дом из
розового кирпича, в окнах у него герань, а на крыше голуби». — они никак не могут пред-
ставить себе этот дом. Им надо сказать: «Я видел дом за сто тысяч франков». И тогда они
восклицают: «Какая красота!»
Антуан де Сент-Экзюпери
Старый как мир спор между физиками и лириками, рациона-
листами и интуитивистами, приверженцами научного, взвешен-
ного, выверенного познания и сторонниками интуитивно-цело-
стного художественного охвата в наше время приобретает осо-
бую остроту. Стремление к максимальной объективности, со-
вершенствование научных технологий, углубление специализа-
ции оборачивается утратой целостного восприятия, и ученые,
потратившие много лет и усилий на разработку того или иного
частного вопроса, оказываются в ситуации «потерянного рая».
Например, технологии, направленные на решение какой-либо
частной проблемы в области звукотехники — на воспроизведе-
ние «живого звука», тонального баланса или пространственной
локализации, — далеко не всегда позволяют воссоздать целост-
ный музыкальный феномен — произведение того или иного сти-
ля и жанра, ибо не учитывают внутренних закономерностей, спе-
цифически музыкальных выразительных средств, сознательно
организованных композитором в расчете на тот или иной худо-
жественный эффект. (О, композитор в процессе сочинения то-
же и измеряет, и взвешивает, и планирует — порой не меньше
инженера! Ведь для того, чтобы форма «не развалилась», нуж-
ны и технология, и интуиция; и не каждый композитор способен
создать такую форму — подобно тому как создать самолет, ко-
торый полетит и не развалится в воздухе, способен не каждый
конструктор). И вот этот композиторский расчет, этот союз тру-
да и вдохновения, таланта и мастерства направлен на слуша-
тельское восприятие, на пробуждение в слушателе того эсте-
тического переживания, которое Аристотель назвал катарсисом.
А. Ф. Лосев, создатель фундаментальных философских тру-
дов, ученый, обладающий потрясающей эстетической воспри-
имчивостью, автор музыковедческих работ, глубоко знакомый с
предметом своего исследования, в своем «Очерке о музыке» го-
рячо протестует против унылого рассудочного познания и воз-
вращается к стихийно-целостному, первозданному, красочно-
эмоциональному восприятию музыкального феномена: «Это
страшно выговаривается и для обыкновенного уха звучит не-
обычно и дико. И тем не менее это ничуть не конструкция, а толь-
ко описательная картина музыкального восторга. Это не идеал
и не то, что должно быть. Это уже есть во всяком музыкальном
произведении. Это то. что всякий переживает, но боится фор-
мулировать.
.. Не хочется интеллигенту быть анархистом. Все
бы ему хотелось высчитать да взвесить, овеществить. Однако
достаточно и без меня циников и пошляков музыки. Музыка есть
смеющаяся беспочвенность, страдающая радость, тоскующий
Бог: не правда ли, это звучит слишком откровенно для культур-
ного европейца, не правда ли. здесь „логическая" ошибка, за ко-
торую академический старец и умник-профессор поставят пло-
хой балл на экзамене по логике? Блаженны ученые-профессо-
ра. ибо скоро скиснутся они на своих факультетах! .
..Бытие му-
зыкальное неописуемо и несказанно, как неописуемо и неска-
занно вообще все непосредственное.
.. И когда, входя в волны
музыкального восторга, приходилось говорить, что музыка есть
одновременно и страдание и радость, и бытие и сознание, и сле-
пота и интеллект, и Бог и мир, то это было, в сущности, отказом
от логически-дифференцированного описания и бытия, зримого
в музыке.
.. В цельном музыкальном восторге нераздельны все
элементы.
..»1. В музыкальном переживании, по мысли А. Ф. Ло-
сева, исчезают противоречия бытия: «Мир мучительный и сла-
достный. напоенный восторгом и мучительно-сладкими исступ-
лениями, мир, в котором погашены все познавательные жесты и
отсутствуют логические определения и нормы, мир, который не
делится на сознание и бытие.
.. мир, который насквозь есть Бо-
жество и его страстная Жизнь и страсть, в котором раствори-
лись и синтетически воссоединились природа и человек, судьба
и Божество, история и вселенские судьбы Абсолютного; нако-
нец, мир беспринципный, и вечно играющий, беспричинный и
бесцельный, где слиты начала и концы, где нет меры и веса.
..
Это — музыка и музыкальный восторг»2.
Процессу музыкального формообразования Лосев придает
стихийно-космический, мифологический характер; «И когда бью-
щееся Стремление Мировой Воли встретило Форму, в которой
оно затрепетало, — началась музыка как произведение искус-
ства»3.
Попытаемся объяснить феномен «музыкального восторга», с
такой яркостью, поэтичностью и эмоциональной глубиной опи-
санного русским философом, через анализ музыкального време-
ни и пространства, их слушательского восприятия. Замечу сра-
зу, что переживание «музыкального восторга» (доступное не
всем, но лишь тем, кто обладает эмоциональной восприимчиво-
стью. эстетической одаренностью) — явление объективное на-
столько, что служит предметом научного рассмотрения в музы-
коведении, социологии, психологии, психоакустике и т. д.
Перечитаем Лосева: в переживании музыкального восторга
«нераздельны все элементы», в нем «слиты начала и концы».
.. В
последних словах — секрет специфики музыкального времени.
Музыкальное время, в отличие от физического, неоднолиней-
но. Оно обладает способностью к свертыванию и развертыва-
нию, но по своим собственным законам.
Неоднолинейность музыкального времени подтверждается
специальными исследованиями. Этому посвящены работы му-
зыковеда Генриха Орлова. Автор приводит интересные экспе-
риментальные данные: «Неожиданное подтверждение психоло-
гического феномена „расширения" и „сжатия" длительности му-
зыки в восприятии дают старые опыты С. Н. Беляевой-Экземп-
'
А. Ф Лосев.
Очерк о музыке. — В кн.:
А. Ф. Лосев.
Форма. Стиль. Вы-
ражение. М., 1995, с. 638.
-А. Ф Лосев.
Музыка как предмет логики. — Там же, с. 481
3
А. Ф. Лосев.
Очерк о музыке, с. 643.
АУДИО МАГАЗИН 5/1997
предыдущая страница 114 АудиоМагазин 1997 5 читать онлайн следующая страница 116 АудиоМагазин 1997 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст