АМ-коллекция І
Роман РУДИЦА
М
у
з
ы
к
а
Р
а
м
о
u
м
у
з
ы
к
а
в
А М -коллекции
Л
ичность Рамо и даже его искус-
ство всегда были предметом
интриг - как при жизни ком-
позитора, так и после его смерти. И ни
разу великий мастер не пал их жерт-
вою: сам ли, в лине ли своих творений.
Этого
человека
невозможно
было
очернить, оклеветать — слишком чист,
благороден он был; и потому бесчис-
ленные происки конкурентов Рамо на
сценической площадке Королевской
онеры — и французов, и итальянцев,
разбивались сами собою, не встречая
ни малейшего противодействия со сто-
роны композитора. Все усилия науч-
ных оппонентов Рамо - от модных пу-
стословов до таких серьезных ученых,
как д’Аламбер,— оспорить или ском-
прометировать его теорию гармонии
были тщетны, потому что она абсо-
лютно верна. Сколько ни пытались
болтуны от романтизма представить
его музыку рутиино-классичной, ли-
шенной подлинных чувств, чуть ли нс
игрушечной, мы теперь знаем: никто
не выразил страсть с такой силой, не
воплотил малейший трепет человече-
ского сердца столь проникновенно,
как Рамо, оставаясь при этом безуко-
ризненно, непогрешимо совершенным.
Этого-то
совершенства
не могли про-
стить мастеру орды самовыражаю-
щихся дилетантов, порожденных, в ча-
стности, Французской революцией.
Диск “АМ-коллекция" прелестно
моделирует ситуацию очередного (мо-
жет быть — вечного?) покушения на
Рамо*
1.
Аудиофилам некуда уйти от Рамо:
всякий, кто живет в атмосфере звуча-
ния. будучи погружен в проблематику
музыкального звука, его физической и
ментальной природы,- прямой на-
следник Рамо, который вывел законо-
мерности гармонии и обнаружил их
физическую причину в колебаниях
единственной струны. Не забудем, что
этот поистине великий человек один,
без предшественников, нашел все то,
чему учат теперь в музыкальных шко-
лах, что кажется нам теперь азами, но
до него было абсолютно неизвестно.
Поэтому обращение к наследию Рамо в
первом же диске серии "АМ-коллек-
ция" более чем логично: диск метит в
самую сердцевину своей задачи.
3 статье "Четыре .
0 0 )я подробнее
л л е к п н я Г в ЦЄЛІ
і аудиомедиума" (X? 3 (32)
і “ Л М -
11о вот беда: музыка, сочиненная да-
же крестным отцом гармонии, сама со-
бою не зазвучит. 11асколько адекватна
выбранная дискоболами из творче-
ского коллектива “АМ " исполнитель-
ская трактовка? Насколько корректно
сочетание Франса Брюггена
одного
из крупнейших дирижеров-аутен'ли-
стов, с оркестровыми фрагментами
опер Рамо?
Музыка Рамо идеально, образцово
класснчна - быть класснчнее Рамо
означает быть святее самого Папы.
Она внутренне сосредоточена на своем
полу геометрическом
совершенстве,
кристаллической правильности форм:
палладианский дух класеицистской
архитектуры мог бы показаться смя-
тенным и смутным в сравнении с этим
Iгевозмут! I
М Ы М
вел 114 нем.
В манере Брюггена есть особого ро-
да физиологиям: его обостренно-ха-
рактерные акценты.
виЬко,
вступления
аккордов и голосов четко координиру-
ют с телесными ощущениями “внезап-
ного жара" п “холода”, “мурашек но ко-
же”, “замираний сердца” н т. н. Такая
манера по сути противоречил искусству
Рамо: предельно, уникально разрабо-
танная аффектация у Рамо составляет
внешнюю оболочку внутренне умо-
зримой, бесстрастной архитектоники.
Идеальная художествен I шя абстрак-
ция в творениях Рамо
творит, обща-
ется
со слушателями па языке чувств.
Брюгген превращает внешнее в суще-
ственное, то, что служит коммуника-
ции. он делает содержанием, тем смы-
слом. который
песет музыкальный
язык, фонетический состав слова — его
семантикой. Тем самым уничтожается
амбивалентность шедевров Рамо.
Контраст между музыкой и испол-
нением па диске тем более разителен,
что все, за исключением одной, вещи
Рамо, выбранные составителями, суть
фрагменты “Бореал”. предпоследнего
сочинения композитора, вышедшего
из-под пера 86-летнего старца,— в этой
опере олимпийская отстраненность
формы достигает какого-то запредель-
ного выражения.
И однако нельзя было не остановить
выбор на Брюггене: объективно (преж-
де всего — в техническом отношении)
он играет Рамо лучше, чем кто бы то
ни было в наши дни. Запись “Бореад”
с Дж. Э. Гардинером неизмеримо бо-
лее стильная, резко уступает брюгге-
новскоп как по качеству оркестровой
игры, так п по темпераменту. Вот про-
должение интриги против Рамо: со-
временность, воскрешая его музыку, с
любовью, с энтузиазмом почти экзаль-
тированным. покушается на ее сокро-
венное существо!
Но есть на свете, прежде всего во
французской музыке, сочинения, в ко-
торых качество отстраненного совер-
шенств;!, па первый взгляд, проявлено
сильнее, чем у Рамо. Дело в том, что
кристалличность формы, в отличие от
этих сочинений, у Рамо
испытывается
невиданным натиском страстей, чуть ли
нс вожделений. Рамо показывает нам:
вот, я развер тываю в своей музыке пано-
рамы небывалой сердечной смуты, а ее
отвлеченное совершенство остается не-
зыблемым. ибо оно выше, прочнее вся-
кого другого, достигнутого людьми.
Вспомним
Тамбурин с пением
из “Боре-
ад". 15 начале пьесы поется: “Jouissons,
jouissons!" Этот открытый, откровен-
ный призыв к наслаждению но-особому
звучит в опере 86-летнего мастера: уже
потому, что, прожив жизнь, по-вндп.мо-
му. чрезвычайно полнокровно, он утаил
все подробности ее первой половины
даже от самых близких людей, так что
биография его до момента водворения в
Париже нам поч ти неизвестна, ясно, что
человек этот знал смысл наслаждения.
Не случайно и к тому же весьма удач-
но диск завершается поздними пьеса-
ми Скрябина Путь Скрябина в гармо-
нии
одно из последних ответвлений
магистрали, начертанной Рамо. Но, пе-
рекликаясь с помещенным ранее
По-
клонением солнцу
(Adoration du Soleil)
из Les Indes Galantes, образцы скрябин-
скою огнепоклонства приобретают (хч>-
бый смысл. Высокоталантливый исте-
рик мельчающих времен вступает в
пламя страстей, в сущности не таких уж
сильных, которые могут поражать во-
ображение лишь детей нашей жалкой
эпохи,— п сам оказывается во власти
своего маленького фортепианного Лю -
цифера. Рамо, прародитель, создавший
в своих “Индиях” грандиозную картину
полета духов любви по всей земле, зна-
ет: идолопоклонники совершают вели-
колепные обряды, и мы вместе с ними
наслаждаемся блистательно обставлен-
ной сценой восхода. ! 1о все преходяще:
наслаждайтесь, но не отдавайте сердце
безраздельно даже самому совершен-
ству. поскольку п оно бревно. ◄
56 АудиоМагазин 3/2000
предыдущая страница 57 АудиоМагазин 2000 3 читать онлайн следующая страница 59 АудиоМагазин 2000 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст