испы тательны й стенд
^
и еще персонажи (в отличие от ки-
ношных планов —
и тут какой-то осо-
бый фокус “М1.1”— я могу делать это
по своей воле,
в
выбранный мной
мо-
мент времени). Когда же начинается,
по
авторскому
слову,
“царапанье,
грызня, возня птиц и зверей”— на сю-
жетном языке “пробуждение весны”,—
вдруг
оживает
доселе
неведомый
цветной слух, начинает двигаться воз-
дух. И тут происходит то, ради чего
ты, музыкант, вообще садишься слу-
шать до слез знакомую музыку: ты на-
чинаешь понимать о ней что-то новое.
Например, что
телесность
есть глав-
ное, чего ты от нее хочешь. Это когда
хрюкает, хлюпает, хлябает, хлопает.
Понимаешь, что благодаря тому “воз-
душному пузырю", с которым (в кото-
ром!) появляется каждый, этому
его
собственному месту,
ты и можешь его
разглядеть, расслышать, уловить бие-
ние воздуха.
Позже, пережив чудное и страшное:
фокусник “Весенних гаданий” вытя-
гивает из этих пузырей-карманов вся-
кие цветные штуки — английский
рожок, засурдиненные “медяшки”,
флейты-пикколо, а потом туча босых
ног в “Хороводах" выталкивает, вы-
таптывает из чрева земли нечто чудо-
вищное, хтоническое, плод самого
Ужаса, Низа *
(и земляными брызгами
взрываются черные дыры там-тама —
не ударяя,
но
поглощая
слушате-
ля4).- вот тогда говоришь себе: а
ведь, пожалуй, эти воздушные мешки,
карманы-пузыри, даже не хуже живой
акустики —
по крайней мере в отно-
шении
емкости
пространства,—
ибо
вырастают с каждым новым звуком,
как грибы (вот-вот!): из звуков-спор
из пор
земли.
.. Тут вам и
весна,
и вся-
ческое
то-тут-то-там
прорастание;
и
полости
тоже работают на смысл:
чрево, утроба, плод. И в конце ряда —
мотив
изобильности, избыточности,
бездонности.
..
Неплохо? — если всё
началось с усилителя.
..
В оздух
Удивительная вещь: перейдя к орга-
ну, к не-телесной музыке, к совершен-
но иному
воздуху
прозрачному, све-
тящемуся,— я заметил, что и тракт
будто изменил сво^ отношение к дета-
лям. Только что хлопал клапанами фа-
всем своиммтгичжм двором —
чариТ'Оргаи, и нс “выдает” мне
ы, но будто окутывает их этим
ЯШ
нн'кгиая Репка иаоГмротІ - гг но
;ают руками ив земли, сколько иы-
и... Результатом - “акаа.іьтаиия и
Р К спп е сил"; так Страна некий они»
сил свис состояние в момент окончания балета.
* Там-там такой, что думаешь: а не ядерный ли гриб
эта Репка Наоборот?!
воздухом, да будто и воздух здесь су-
ществует для другой цели. Как на ма-
товой бумаге —
в/итаСо
при
аНасса.
Смягченная расстоянием граница зву-
ка. Воздушным расстоянием. Это кон-
церт ГЗ-пюП № 5 В\УУ 596.
А в концерте Е.ч-биг № 6 В\УУ 597 -
за “игрушечными” звуками
веет
(а та-
кие игрушечные звуки случаются в
органной музыке: бывает ведь п Рож-
дество) — да, опять веет, и да, как буд-
то воздух, но —
он помнит что-то кро-
ме: иное веяние,
что веет где хочет.
..
Н а д .
..
Веками человечество занималось
представлением того, что выше и
представления, и понимания.
Того, что
не с чем сравнить.
Бога можно пред-
ставить человеком, облаком или, по
предложению одного англичанина,
очень большим пудингом. Именно
здесь важнее всего оттенки. Букваль-
но. Скажем, оттенок фона иконы. От
этого зависит —
поверишь или нет.
Оживет или нет. В тебе.
На усилителе здесь — особая ответ-
ственность.
И вот после “Весны священной”
Стравинского —
Скрипичный кон-
церт Альбана Берга. И при всех разго-
ворах о весне, прорастании, земляной
влаге вдруг, неожиданно, ощущаешь
гениальную, великую, новаторскую
музыку Стравинского как странную,
пардон, биомеханику5. Рядом с ней
по-старомодному живая, по-своему
простая (даром что додекафонная)
ткань музыки Берга, сплетенная нерв-
ными узлами,—
тео-органика,
что ли.
И оживет ли Берг в записи, взлетит ли
туда, где
не с чем сравнивать,—
вопрос
нс праздный и даже тревожный. От-
тенки, оттенки.
..
В концерте Берга есть лишь один
персонаж с
именем.
Скрипка. Сцена
запружена народом, но героиня в бе-
лом движется в луче света, никого не
задевая. Волны воздуха, шуршание
платья, жесты рук —
но только не при-
косновение. Ибо она
не здесь6.
Она
протягивает руку —
свету, она вальси-
рует —
со смертью, ее окликают —
пу-
сто.
.. Это не мизансцена, не балет, это —
как скольжение взгляда по картине —
пантомима
жестов восприятия.
Следя
за ней, я проживаю
время
музыки. Вот
5 .’ )тим СЛОНОМ не хочу обидеть 1111 ИСЛИКОГО |Н‘ЖПССС-
ра, ни великого компотггора. Да и вообще все, быть
может, наоборот: “Их | в том числе Берга. -
А .
А'.] му-
зыка мне кажется более теоретической, чем «Весна
священная»” (И. Стравинский). Не говоря уже о
старомодностп: концерт Берга написан на двадцать с
липшим лет позже.
6 Блияет .игна меня посвящение концерта “Памяти
ангела*--. безвременно умершей юной Маион Гропи-
ус,—
и потому я слышу так? Мне кажется все же, что
Б
е
р
г
слышал так —
и так звучит.
почему я об этом говорю: здесь всё в
том, как звуковые планы лавируют,
обводят друг друга, как заплетаются
их шлейфы. Из пространственных
движений
складывается
движение
времени, из движений времени —
дви-
жения души, из движений души — то
ли пудинг, то ли облако, то ли надежда
на встречу.
.. Однако начинается все,
заметьте, с пространства. И следова-
тельно, задача для АС предельно кон-
кретная —
художественная:
суметь
передать то-не-знаю-что. Техническое
же ее решение.
.. Герой Маркеса пытал-
ся сфотографировать Бога — ну так
постройте такую камеру, говорю я раз-
работчикам АС. Пусть я шизофреник,
но ведь госпожа Музыка того хочет —
ее желание закон!
И та мягкость, та воздушность, то
отсутствие не только ударов, но и ка-
саний.
.. п даже во второй части кон-
церта, в кульминации драмы, где не
знаю что —
таран, обвал, сыплющиеся
камни, дым штукатурки (вот такие
видения посещают меня, жреца чи-
стого искусства!) —
тот воздушный
кокон (“мешок” ведь здесь не ска-
жешь), эфемерная демпфирующая
подушка вокруг каждого персонажа
вдруг оказываются решением. Реше-
нием отчасти, паллиативом. Но ведь и
в языке “облако”, “свет”, “дух веет”—
тоже паллиативы для обозначения.
..
уж не Пудинга ли? И желать ли нам
аудиосистемы, которая будет естест-
веннее языка?
Персонажи соприкасаются друг с
другом едва ощутимой воздушной вол-
ной, линии сплетаются, ткань растет,—
а картина
невесома.
Этого мало?
Финал концерта, знаменитые вари-
ации па баховский хорал — апофеоз
невесомости. Едва слышный “орган”
духовых,
летящие
скрипки —
пересе-
чение их есть множество не пустое, но
бесплотное. Душа? Небо? Крыло? И
звуков-то здесь не надо —
да их, мож-
но сказать, и нет. А что есть?
Прост-
ранство над.
..
Не касание — смычок
над
струной.
..
Веет.
..
Соприкосновение
воздухов.
“Мешков”, “пузырей”, “коконов”,
“подушек", “облаков”, “духов”. Неви-
димых границ подвижных воздушных
объемов.
Вот то, чем для меня успел стать
“LAMM М1.1” в составе киїп рольного
тракта.
Итак:
"Жаль, что неЖ>я себе пред-
ставить то, что не с чем сравнить.
.."
Это начало цитаты.
А вот ее продолжение: “
Гений
зто
негр, который во сне видит снег". Л
2/2000 АудиоМагазин 67
предыдущая страница 68 АудиоМагазин 2000 2 читать онлайн следующая страница 70 АудиоМагазин 2000 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст