гостиная "фонограф"
В
январе 1999 года компания “Пурпурный Легион”
выпустила альбом Аллы Баяновой “Лети, моя
песня”.
Казалось бы — еще один компакт-диск диаметром 5 дюй-
мов среди сотен других, выпускаемых каждую неделю во
всем мире. Музыки столько, что многие чувствуют себя
растерянно. Кто-то зарывает голову в песок уже привыч-
ных пристрастий, отгораживаясь от всего нового и ранее
не слышанного. Кто-то, напротив, пытается развиваться,
выискивая новых исполнителей или даже целые музыкаль-
ные пласты, успешно похороненные под толстым слоем му-
сора. Здесь золотоискателя ждет немало трудностей — та-
ланты не слишком кричат о себе, да и средства массовой
информации по поводу развития музыкального вкуса не
особенно беспокоятся. Об этом можно говорить долго, и,
думаю, у каждого меломана найдется, что добавить к этим
критическим замечаниям.
На таком фоне альбом Баяновой — случай необычный.
Его выпустила фирма, занимавшаяся до этого лишь прода-
жей компакт-дисков и аппаратуры. (Возникают аналогии с
западными лейблами “АибюС^иезС или “РореМиэш”.) Са-
мой Алле Баяновой, несмотря на более чем полувековую
артистическую деятельность и огромную популярность,
пришлось ждать предложения о выпуске нового альбома
более пяти лет. Интересно также, что торговую организа-
цию привлекли не современные модные ритмы и даже не
традиционные “серьезные" музыкальные направления вро-
де джаза или альтернативы, а именно Алла Баянова.
Хотелось бы чуть подробнее остановиться на одном из
тех музыкальных пластов, которые, существуя в эпоху иде-
ологического давления, подвергаясь экспансии западной
культуры, противостояли интеллектуальному снобизму, и
лишь в последние годы начинают осмысляться как уни-
кальное культурное наследие России. Это русский романс,
или точнее — русская эстрадная песня, какой она была в на-
чале X X века, когда само понятие эстрады еще
только формировалось.
В те времена, когда эстрада жила на положе-
нии Золушки, ресторан был единственной сце-
ной для артистов этого жанра. Александр Вер-
тинский, Изабелла Юрьева — все они так или
иначе начинали с небольших площадок, в ма-
леньких театрах и ресторанах. Впрочем, их попу-
лярности это никоим образом не мешало.
Прямой контакт с публикой, отсутствие мик-
рофона и голосовых обработок, не говоря уже о
фонограмме, предъявляли к певцам повышен-
ные требования. Они должны были уметь заво-
рожить публику, быть суперпрофессионалами. И
только те, кому это удавалось, могли получить
привычные теперь лавры — овации, всенарод-
ную любовь и известность, не только в России,
но и за ее пределами.
Уже в 30-е годы эстрадное искусство перебира-
ется в концертные залы, а к 50-м годам оконча-
тельно утверждает свой статус. Так было и в России, и во
Франции, и в Германии, и в СШ А.
.. Парадокс заключается
в том, что французы отлично помнят Эдит Пиаф или Ива
Монтана, немцы — Марлен Дитрих, американцы — Фрэнка
Синатру и Бинга Кросби. Русские же люди последние лет
двести почему-то проявляют повышенное внимание ко все-
му западному и странное пренебрежение ко всему русско-
му. Между тем корни у этого искусства одни и те же — толь-
ко культурная основа различна. Если говорить о романсе,
то где-то этот жанр называется torch song, где-то chanson —
суть не меняется.
Р О В Е С Н И Ц А Н А Ш Е ГО В Е КА
Алла Баянова — ровесница нашего века. Она родилась
еще до революции (о точной дате скромно умолчим) в се-
мье балерины и оперного певца. После 17-го года семья Ба-
яновых оказалась в эмиграции. Судьба свела в Париже тог-
да еще юную Аллу Баянову и Александра Вертинского.
Они оба работали в ресторане “Большой Московский Эр-
митаж”. Именно там и началась сценическая карьера вели-
кой русской певицы. Позже семья Баяновых испытала все
тяготы эмигрантских скитаний и в конце концов осела в
Бухаресте. Здесь Алла Баянова, уже профессиональная ар-
тистка, работала в концертной программе вместе с Петром
Лещенко. Политика внесла свои коррективы в безмятеж-
ную жизнь. Война, а затем Чаушеску превратили Румынию
совсем в другую страну.
..
Трагедия Аллы Баяновой заключалась в том, что ее абсо-
лютно не знали русские (тогда уже советские) слушатели.
Те, кто только и мог в полной мере оценить ее талант. Петр
Лещенко оставил множество граммофонных записей. Вер-
тинский также записывался еще до революции, а после
войны ему удалось вернуться на Родину. У Баяновой же не
было ничего, а возвращение в С С С Р из Румынии, как ни
странно, оказалось куда более проблематичным, чем из
2/2000 АудиоМагазин 107
предыдущая страница 108 АудиоМагазин 2000 2 читать онлайн следующая страница 110 АудиоМагазин 2000 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст