м узы ка
Вавилонская
А в то р ск а я р уб р и ка Б о р и са Ф и л а н о в ск о го
Mozart
Piano Concertos Nos. 9
‘Ueunehomme” & 17
Моцарт
Фортепианные концерты № 9
и № 17
Андреас Штайер, м олот очко-
вы й к л а в и р и C oncerto Köln
Звук: Ульрих Рушер, Андреас Флорчак
ТеМес 4509-98412-2
61:08
1995 год
тивно исполнитель держит темп. Это
связано с пропускной способностью
уха (ухо здесь —
понятие собиратель-
ное и расширительное). Линия, по ко-
торой передается информация п выше-
указанном темпе, поначалу оказывает-
ся загруженной; затем вы привыкаете
к такой скорости сообщения. Чем
больше в исполнении инерции, чем бо-
лее постоянна скорость измене-
ния (а ведь
Оба концерта многажды игра-
ны Штайером п Concerto Köln
па публике. В этих нотах и ор-
кестр, и пианист давно чувствуют
себя как дома. Первое впечатле-
ние —
покой, уют. I ^обыкновен-
ное удобство. Тихое счастье ПМЖ.
Исследованы родные закоулки, и в
каждый заботливо вкручена мато-
вая лампочка.
Если ближе к телу, к corpus, к со-
ставу музыкальной материи: игра
I
Штайера и Concerto Köln в высшей
степени прозрачна —
как бывает про-
зрачен бюджет. На каждую деталь ис-
полнителям хватает времени, сколь
бы ни был подвижен темп. Это именно
то, что называется
rubato
: крадем вре-
мя явно, а возвращаем его незаметно.
Так —
с точки зрения колебаний скоро-
сти - обычно играют Шопена или Шу-
мана. И исполнители академической
(или романтической) ориентации по-
лагают. что эпоха
rubato -
настоящего,
большого
rubato,
и проявленного в от-
дельном такте, и охватывающего боль-
шие фрагменты формы,- не включает
Моцарта. Возможно, если интерпре-
тацию Штайера в точности перенести
на “С-тейнвей”. про нее скажут, что это
“романтический Моцарт”. Моцарт пе-
ременных темпов.
Темп, что он вообще такое? Не более
чем количество информации в едини-
цу времени. Мощность исполнителя
может быть оценена в физическом
смысле, примерно как мощность пере-
датчика. Как количество музыкальной
информации, которое он способен вы-
дать в единицу времени. Всем хорошо
знаком парадокс восприятия: понача-
лу ошеломившее
presto
затем словно
бы становится медленнее, хотя объек-
M O Z A R T
n a r v s s s s » «
k
i l
информа-
ция и есть изменение), тем скуч-
нее результат. В сверхмедленном тем-
не возникает дефицит информации.
“Мало что” происходит, н на помощь
гиЬаю
приходит культура звукоизвле-
чения: по-настоящему медленно могут
играть только музыканты, по-настоя-
щему владеющие как неровной игрой,
так п самим звуком. Они просто могут
перенести внимание слушателя внутрь
тона, на его акустическую плоть.
Если обозначать данное исполнение
одним словом, этим словом будет
“скульптура”. Никаких живописных
компромиссов. Крайние темпы. Мед-
ленные части действительно медлен-
ны так, что замирает дыхание. В том
числе и дыхание формы. Которая тем
не менее ничуть не страдает, но прио-
бретает какие-то особые сверхмузы-
кальные мерности времени. І Іаиротпв,
головокружительные темпы в финале
мн-бемоль-мажорного концерта или в
коде финала соль-мажорного, сыгран-
ных почти на предельной скорости, го-
ловокружительны не поэтому. А ното-
му, что налицо все желаемые автором
микрособытия. Когда очень быстрый
темп берется па современном рояле (а
на нем, конечно же, возможно играть
гораздо быстрее, чем па молоточковом
клавире)
мелкие ноты, как правило,
сливаются в сплошную радугу. Возни-
кает специфическое ощущение, что
пианист недвижим, а музыка будто
проносится сквозь него. Короче, “еха-
ла деревня мимо мужика". Здесь езда —
“правильная". То, как Штайер и Con-
certo Köln играют финал Концерта
ми-бемоль мажор (имеются в виду
быстрые крайние разделы), демонст-
рирует самый смысл
rubato.
Эти ко-
лебания темпа, явные внутри такта и
тайные в масштабе целого,—
силь-
нодействующее средство от инер-
ции, плавная регулировка скорости
(вт. ч. восприятия).
Наездник-Штайер и копь-оркестр
настолько сливаются в кентавра,
что ритмическое вольнодумство
пианиста как бы проецируется на
оркестровую игру, хоть она но
природе своей не может быть
столь же свободна. Партнеры
полностью равноправны. (Чего,
видимо, все же не было, когда Моцарт
сам играл свои концерты: тогда солист
выступал одновременно и в роли ди-
рижера, ведя оркестр. Ну да и Бог
с ней, с исторической верностью.)
Concerto Köln выступает как коллек-
тивная личность, по меньшей мере
равновеликая Штайеру, и в той же
степени творящая форму. Не прихо-
дится говорить о беспрецедентной ан-
самблевой культуре этого коллектива,
о феноменальной ясности, остроте н
красоте звука. Пир для уха не прекра-
щается ни на секунду. Ни одного про-
ходного места! А избранные (авто-
ром) фрагменты исполнены непод-
дельных тайн. 11
хаммерклавпрзвучит
очень, извиняюсь, задушевно, с неж-
нейшими дуновениями п прочими
привилегиями специалистов по Шо-
пену. По-моему, “Стейнвей” вкупе со
своими пользователями отдыхает.
Конечно, сейчас можно записать
все по кусочкам, а затем долго и вдум-
чиво клеить. Вряд ли свободна от сту-
дийного жульничества и зга запись.
Одно очевидно: жульничество здесь
1/2000 АудиоМагазин 127
предыдущая страница 128 АудиоМагазин 2000 1 читать онлайн следующая страница 130 АудиоМагазин 2000 1 читать онлайн Домой Выключить/включить текст