А М - к о л л е к ц и я I
А М -к о л л е к п и я
I:
почему Аргерих?
Н а с е м и т р е к а х п е р в о г о д и с к а ф о н о т е к и “А М ” — з а п и с и М а р т ы А р г е р и х
Ольга СКОРБЯ ЩЕП СКАЯ
И
мя Аргерих всегда было оку-
тано флером легенды. Первое
знакомство с ней у нас про-
изошло благодаря трем грампластин-
кам польской фирмы "Musa” и одной
пластинке фирмы “Мелодия”: на пер-
вой
юная
лауреатка
Варшавского
конкурса имени Шопена 1965 года с
неподражаемой живостью и искрен-
ностью исполняла Первый концерт
Шопена, на второй — потрясала со-
вершенно
неординарным
трагиче-
ским прочтением знаменитого Перво-
го концерта Чайковского, на третьей.
..
С обложки третьей, наконец-то пер-
сональной пластинки на нас глядело
лицо, напоминающее героинь Анто-
ниони. Лицо, которое, при внешней
неправильности, пронзало нездешней
красотой, манило тайной. Лицо, кото-
рое притягивало
и удерживало на
расстоянии, говорило так много — и
замыкалось в молчании. И когда за-
тем мы слушали ее Фантазию Ш ума-
на, мы все время возвращались к ато-
му взгляду с обложки и понимали -
он не лгал, так играть могла только та,
кто так смотрит, кто так
в и д и т
мир, кто являет собой символ целой
эпохи.
Но в чем он, этот символ, этот ус-
кользающий смысл, который придает
неповторимое единство всему, что иг-
рает Аргерих, н так отличает ее от дру-
гих замечательных пианистов X X ве-
ка? Тогда, в начале восьмидесятых,
казалось, что главное в амплуа арти-
стки
— романтическая доминанта,
потрясающая эмоциональная откры-
тость. взрывчатый темперамент. Сло-
вом, “Оле, тут есть бес!”- как восклик-
нула у Лорки старая ценительница
фламенко, слушая молодую испан-
скую певицу. Пришедшие с Запада
кассеты с Шопеном Аргерих: Третьей
Сонатой. Прелюдиями ор. 28. подтвер-
дили предчувствия. Тут был не бес
но мрачный и неистовый демон роман-
тической виртуозности, исказивший
ангелоподобные шопеновские черты,
тут было трагическое отчаянье поко-
ления экзистенциалистов и жажда
свободы рожденных в 40-е. Мир раз-
бивался на части, рушился в бездну
вместе с последними тремя
/X '
в конце
последней шопеновской прелюдии
и нам лишь оставалось в долгой тиши-
не послезвучия осмысливать неотвра-
тимость случившегося. Аргерих не да-
вала нам поблажки - она погружала в
гипнотический транс в известнейшей
Ре-бемоль-.мажорной прелюдии (со
знаменитым
ш пт ю
“капелек дождя”,
что превращается в средней части в
похоронный колокол), а затем застав-
ляла задохнуться от неистового
ргехБ-
л.о/гао
Си-бемоль-минорной
прелю-
дии
н без передышки увлекала в мир
ускользающей закатной красоты Ля-
бемоль-мажорной.
.. И так без устали:
за взлетом — низвержение, за надеж-
дой
безнадежность. Мир Шопена
Аргерих был соткан из полярных кон-
трастов, он балансировал на той грани,
где встречаются жизнь и смерть, лю-
бовь и одиночество. “Все, что тебе
нужно,
это любовь"
так, в духе про-
1/2000 АудиоМагазин 1 1 3
предыдущая страница 114 АудиоМагазин 2000 1 читать онлайн следующая страница 116 АудиоМагазин 2000 1 читать онлайн Домой Выключить/включить текст