смысле были записи песен Майю (я записывала их дваж-
ды) - в одиночку, без партнеров, в пустой студии нужно
было создать самой какую-то атмосферу. В каждой записи
мы стараемся уловить определенное настроение, опреде-
ленный момент времени и запечатлеть его. По сравнению с
живым концертом
это как точное п аккуратное воссозда-
ние старинной мебели по образцу.
Э. Р.
В 1969 году, 30 лет назад, когда началась моя карье-
ра. я заявлял своим коллегам, что никогда не буду записы-
ваться. Нашей целью были живые концерты. С тех нор я
выпустил уже около 20 дисков, но и теперь моя цель оста-
ется той же - ведь живые концерты, в конце концов, более
аутентичны.
" A M " .
Как вы представляете себе роль аутентичного ис-
полнительства теперь? Это все еще альтернатива академиз-
му или уже своего рода "новая классика” с присущим лю-
бой классике консерватизмом?
Э. Р.
>1 думаю, тенденция нашей культуры
развиваясь,
воспринимать традицию так или иначе. Когда я был молод,
общепринятой была академическая традиция. Самое уди-
вительное, что люди и до сих пор ее придерживаются! В мо-
лодости я находил ее угнетающей и хотел спорить со всеми
ее атрибутами, начиная с манеры одеваться,— хотел сде-
лать ее более свободной, естественной, более личной. Мы
стремились избегать рутинной концертной формы. Но с
тех пор прошло 30 лет. Мне 55, и сегодня музыканты ново-
го поколения находят то. что сделано мною и моими свер-
стниками. сложившейся традицией. А для каждого нового
поколения полезно пересматривать традицию
не обяза-
тельно спорить, по отбирать в ней самое плодотворное,
творческое, вдохновляющее.
В 1970-е историческое исполнительство было порождено
оригинальной для того времени идеей - играть музыку
так. как она звучала, когда была создана. Мы пытались по-
нять. каково было изначальное значение отих сочинений
н их исполнения
будь то Моцарт или Маню. Мы не схо-
дились во мнениях, но мы пытались достичь недоступной
истины. Суть исторического исполнительства
в воссоз-
дании исторического контекста, насколько ото возможно.
Со старой музыкой это труднее, с более современной
лег-
че. І Інпример. сейчас уже вполне можно подойти с позиций
аутентизма к послевоенному периоду в английской музы-
ке. связанному с именем Бенджамина Бриттена. С 1918 го-
да, с появлением Брнттеновского фестиваля в Олдборо,
британцы стали восстанавливать национальную музыкаль-
ную традицию, и сделанное с оправданной гордостью назы-
вали “истинно британским искусством". С тех пор прошло
уже более сорока лет, п сейчас можно оглянуться па гот пе-
риод. воссоздать атмосферу —
и получится “историческое
исполнительство”, хотя некоторые композиторы, участво-
вавшие в этом движении, живы до сіIх пор. Мое отношение
таково: если что-то становится привычным, тяжеловесным,
консервативным - пора пересмотреть эту традицию, вос-
с та на в.
111
пая летал
11
кон текста.
Э. К .
Это в большой мере относится п к записям. Возвра-
щаясь к ним спустя годы, вы обнаруживаете, как много вам
хотелось бы изменить, поскольку изменились вы сами п из-
менилось время. Не случайно же существуют три полных
цикла записей симфоний Бетховена в исполнении Карая-
на. Мы исполняем песни Дауленда уже много лет, и я пела
“Flow Му Tears” бессчетное количество раз. но на вчераш-
нем концерте вы слушали не то. что порождено привычкой.
Каждое исполнение происходит
здесь и сейчас,
его непо-
вторимый характер вызван эмоциональным обменом в ре-
альном времени. Поэтому каждый раз мы что-то пересозда-
ем. вносим новые опенки, импровизируем. Конечно, эго
особенно заметно при сравнении с записями. Меняется
звучание голоса, меняется даже звучание инструмента. В
нашей записи песен Дауленда Энтони играет на другой
лютне. Но и инструмент, на котором он играет сегодня,
каждый день звучит по-новому.
Э. Р.
Этой лютне три гола, и вчера мы говорили о том. что
ее тембр сейчас приобретает какое-то новое качество, зре-
лую красоту. Но вернемся к Дауденду.
.. Мы любим возвра-
щаться к песням Дауленда
похоже на чувство странника,
вновь открывающего знакомые места.
Э. К .
Конечно, все время находишь для себя п исполня-
ешь что-то новое
будь то песни Джона Дэниела или ч то-
то еще. 11о после этого возвращаешься к Дауденду всегда с
одним п тем же чувством
“Ах! Снова дома!".
Э. Р.
Дауленд —
как близкий друг, в котором вы не уста-
ете открывать все новые незнакомые черты, которого вы
никогда до конца не узнаете. Так всегда бывает с великой
музыкой.
" A M " .
Можно ли сказать, что песни Дауленда
ваша
любимая музыка?
Э. К .
Я не стала бы говорить “любимая". Он
очень хо-
роший друг.
Э. Р.
В песнях Дауленда привлекает прежде всего пре-
дельное выражение скорби и печали. Но Джон Дэниел для
лютниста может даже затмить Дауленда. Сочинения Дэни-
ела близки Дауденду по стилю, но более органичны для
лютни и более прихотливы. Несин его такие длинные, что
скорее напоминают лютневые фантазии при участии голо-
са. Для лютниста Дэниел как бы больше Дауленд, чем сам
Дауленд. А в следующем за ними поколении есть потряса-
ющий композитор
Уильям Лоуз. Конечно. Дауленд ве-
лик. Но он окружен и другими великими. II огромный ре-
пертуар все еще остается безвестным.
Э. К .
Ощущение возвращения домой, которое я гак люб-
лю, связано не только с лютневыми песнями Дауленда, Дэ-
ниела и других, но и с музыкой Генделя, Монтеверди, Мо-
царта.
" A M " .
Моцарт
самый поздний композитор в вашем
репертуаре?
Э. К .
Иногда
очень редко
я исполняю песни Шубер-
та с аккомпанементом хаммерклавнра. Чаще всего у ме-
ня возникают непреодолимые трудности с репертуаром
XIX века, поскольку я не считаю для себя возможным петь
в сопровождении современного фортепиано. Для меня это
слишком большой, тяжелый и формальный инструмент.
А хаммерклавир обладает прекрасным звуком и даст ощу-
щение пространства и атмосферы.
Э. Р.
Я гоже нашел для себя кое-что в репертуаре XIX ве-
ка
музыку английского композитора Лукаса Фирсоула,
который писал для лютни. Никто о нем не слышал. Его
произведения - музыкальный эквивалент живописи пре-
рафаэлитов. В середине прошлого столетия романтики бы-
ли увлечены воссозданием средневековых традиций. В свя-
зи с этим в Британии и особенно в Англин был очень силь-
ный интерес к старинной музыке. 150 лет назад появились
так называемые Мадригальные общества. Тогда стали про-
являть интерес к забытому репертуару
в том числе и к
Дауденду. а также сочинять музыку в этом стиле. Лукас
Фпреоул —
фантастический лютневый композитор, при
этом он вводит в свои пьесы богатую гармонию викториан-
ского времени. Так что его наследие еще ждет своих иссле-
дователей и исполнителей. Я уверен, что в репертуаре не
должно быть каких-то хронологических ограничений, что
его расширение - это естественный и творческий процесс.
С Эммой Кёркби а Эптоны Pi/.iu
беседовали Ольга Комок и Кира Верникова.
АудиоМагазин 6/1999
предыдущая страница 57 АудиоМагазин 1999 6 читать онлайн следующая страница 59 АудиоМагазин 1999 6 читать онлайн Домой Выключить/включить текст