ний
Бетховена
-
это девять вопросов,
оставленных им по-
томкам", то в тридца-
ти двух фортепианных
его
сонатах
вопросов
много больше.
Швейцарская пианист-
ка Клара Хаскил играет
Семнадцатую сонату, о со-
держании которой Бетхо-
вен сказал: “Прочтите
Бурю»
Шекспи-
ра". но ту сто-
рону проблем,
вопросов и ди-
скуссий, с непри-
нужденной грацией
м античным изящест-
вом. Это не драматиче-
ский мир “проклятых во-
просов”, который видел в
Бетховене (да н в Шекспи-
ре!) XIX век, а гармоничный,
идилл и чески сбал ансирован и ы й
мир поздней шекспировской пье-
сы. Нам привычнее слышать в Финале сонаты буше-
вание стихии, но у Клары Хаскил мы улав
ливаем легчайшие дуновения ветерка и
полет Ариэля.
.. Что же касается совер
шенства пианистического воплощения и
поэтической тонкости, то здесь Хаскил не
имеет себе равных.
Ольга Скорбященская
Л и н и я б а р о к ко
Запись оркестра из полусотни человек весьма
подробна, "аналнтпчпа". 11алпцо строение аккор-
дов. дублирование духовыми инструментами
струнных, унисон нескольких духовых, порази-
тельно активная атака звука. При этом налицо так-
же единство и взаимопроникновение тембров
что
особенно важно при исполнении произведений Рамо
с их уникально богатой мелизматнческой гармонией.
Как неоднократный посетитель концертов “Оркестра
XVIII века" ответственно заверяю: данная Пес-запись
дает очень правильное представление о том. как он зву-
чит в зале. Итак, все пьесы, как они здесь сыграны,
это именно оркестровые сочинения,
внеличные и максимально далекие от
клавириого индивидуализма. Сопря-
жение фортепианных и оркестровых
пьес устроено гак, чтобы придать но-
вые оттенки смысла и тем, и другим
(особо мы позаботились об их тональ-
ном родстве). Изнурительное
Каприччио
из Партиты № 2
Баха впадает в трепетный
Антракт,
сумеречная
Виселица
плавно переходит в колдовской
Контрданс.
Так что эти и
другие пьесы можно и должно слушать подряд, как непре-
рывный сюжет. Более того, между соседними номера-
ми проявляется взаимосвязь, ритмическая или даже ин-
тонационная. Их сожительство потому кажется вполне
законным.
И все же Рамо стоит совершенно отдельно от своих
современников, не говоря уже о более поздних авторах.
Звук оркестра
предъявлен во всем
темном великолепии
Исполнение Брюггена —
тоже некая отдельная данность.
В нем почти нет привкуса историзма. Рамо, каким его игра-
ет “Оркестр XVIII века",
это “просто музыка” вне контек-
ста, вне оперных и балетных условностей. Конечно, чтобы
отбрасывать историзм, на-
йм владеть. И в
Луре,
Контрдансе
или
Чаконе
первичные половые при-
знаки танцев ясно слыш-
ны.
Но не менее ясно
слышно, как Брюгген ос-
ложняет дыхание каж-
дого номера, впускает
туда “не тот" воздух.
Везде он утяжеляет
движение, осаживает
темн, а звук оркест-
ра предъявляет во
всем темном вели-
колепии. (Все это,
кстати, возможно
только с таким
беспримерным
ритм и
чески м
iv b c t b o m ,
каким облада-
ет Брюгген - см.
Контрданс
или
Антракт.)
А самое полное выражение его
намерения получают в
Поклонении солнцу
из перуан-
ского акта “Галантных Индий". Среди представленных на
диске пьес эта - ключевая для понимания Рамо: ритуал,
средоточие его стиля, должен быть сво-
боден от любого двигательного про-
образа. В
Поклонении солнцу
царит
абсолютный ноль, иод “собственно
человеческое” отведены
мелизмы.
Произнесены они идеально. Прочув-
ствованы все мимолетные созвучия,
которые при этом образуются. Комплексность и непрямо-
ту такой гармонии, в которой все “просто”, где нет ни
сложных модуляций, ни привычной полифонии, нужно
не только почувствовать, по н осознать. Формула высоко-
го стиля: переживание сверхличиого в единстве сердца и
ума. Вы будто стоите перед закрытой дверью. Вы желаете
войти, н чем дальше, тем сильнее, но —
дверь так и не от-
крывается.
Борис Филановский
АупиоМагазин 6/1999
предыдущая страница 123 АудиоМагазин 1999 6 читать онлайн следующая страница 125 АудиоМагазин 1999 6 читать онлайн Домой Выключить/включить текст