шать. На премьере “Восьмой главы’’ собралось пять или
шесть тысяч человек. Американцев, заметьте! —
а ведь они
честные, чуть что, сразу уходят. Были представители Бело-
го дома, миллионеры, юристы —
и были хиппи в драных
штанах, сидевшие на полу. Представляете, час тихой мед-
ленной музыки, без кульминаций! Ростропович говорил: “Я
был готов играть, даже если в меня полетят тухлые яйца!”
Но вы слышали на диске згу тишину. Вот вам и ответ.
"АМ".
Вам нс кажется, что вы тре-
------
буете от слушателей слишком мно-
гого?
_____
________
А.
К.
Вы правы. Нельзя, наверное,
ждать от людей такого соучастия. Но
чтобы избегать экстремальности, на-
до быть Шубертом. Он неброский, ту-
скловатый даже, но неяркость,
мне кажется, всегда сопровож-
дает откровение.
"АМ".
Пик вашей экстре-
мальности —
по требовательно-
сти к слушателю, по степени
участия паузы как равноправно-
го строительного элемента
приходится на начало 90-х, а по-
£
том —
в “Белым по белому” и
“Восьмой главе”- вы нарастили
на этих паузах некое мясо.
А.
К.
Надо было дойти до "аб-
солютного нуля” в “Лестнице
11акова”, чтобы повернуть об-
ратно. Для французов самое
невыносимое - это пауза. Им
надо, чтобы все время что-то
происходило. А эго сочинение к тому же должно идти при
очень медленно гаснущем свете. И когда наступила полная
темнота м тишина, началось улюлюканье, свист. Они не-
вольно включились в этот процесс, и получилась чисто
кейджевская ситуация. Совершенно неожиданно. Возник
новый жанр
документальная музыка! “Лестницу” можно
было давать в эфир прямо с этим публичным довеском.
"АМ".
Ваши расхождения с французами, которые шуме-
ли,— они, наверное, не эстетического свойства. Ведь обыч-
ная ситуация такова: композитор производит продукт, слу-
шатель его потребляет. А вы говорите: есть источник эмана-
ций, они проходят через вас и через слушателя, и он должен
в этом участвовать.
А.
К.
Правильно. Отсюда вывод: каждое сочинение
та-
кое как оно есть. Я его записал, и после этого оно не может
стать другим. Ни лучше, ни хуже. Оно остается таким, ка-
ким было в момент, когда оно вас застигло.
"АМ".
Остается для вас?
"АМ".
А еще?
А.
К.
Не знаю, мало их. Пушкин, Стравинский.
.. Ростро-
пович.
"АМ".
У вас в последние годы большая часть премьер
проходит в храмах. Ваше предпочтение —
акустическое или
иного рода?
А.
К.
Скорее акустическое. Одно время я даже хотел пой-
ти к нашему митрополиту, чтобы он допустил виолончель в
------
Казанский собор. Но теперь я думаю,
что ту же “Восьмую главу” лучше бы-
ло бы исполнять даже не в храме. Есть
некая правда в том, чтобы играть ее
где придется. Потому что церковь вну-
три человека. Не концерты в церквах,
а наоборот - воцерковление концерт-
ных залов. Только вот мало у нас за-
| лов. способных на это. Не воцерков-
лять же “Октябрьский”.
.. ^
С Александром Кнайфелем
беседовал Борис Филановский.
Что послушать
Монодия
на диске
“Anthologie de la mélodie russe et so-
viétique”
Elena Vassilieva, soprano
"Le chant du monde" 278 972/73,
19901.
Lamento для виолончели соло
на диске Oeuvres du XX siècle pour violoncelle seul
Ivan Monighetti
"Le chant du monde ” LDC 278 1059,
1991 г.
“Scatry match
“Шрамы марша”, 1983
Пассакалия из оперы “Кентервилльское привидение”,
1965
Постлюдия (“В каком-то забытьи изнеможенья”), 1992
“Утешителю, Молитва Св. Духу”, 1994
Фортепианные версии в исполнении Олега Малова
при участии Татьяны Мелентьевой
“Megadisc” MDC 7855. 1996 г.
А.
К.
В том н дело, что нет! Для всех. Всякий раз, когда
вы слушаете одну и ту же музыку, вы попадаете в одну и ту
же точку, свободную от времени и обстоятельств. Конечно,
плохое исполнение может очень повредить, но в принципе:
если при встрече с произведением с вами один раз случи-
лось
оно будет и дальше случаться. Через неизменность
ваших чувств оно попадает в вечность. И это не может быть
результатом только личного усилия автора. Поэтому я не
устаю повторять: поразительно, до какой степени все-таки
не существует личного творчества.
"АМ".
Кто из ваших современников может достигать ос-
вобождения от времени, о котором вы говорите?
А.
К.
Сильвестров. Хотя он, конечно, пантеист н может
часто вставать в оппозицию к сакральному слову. Он поэт,
а не пророк. Но он всегда прав, как бывает прав гений.
“Make те drunk with your kisses"
“Восьмая глава”. Песнь Песней для храма, хоров и вио-
лончели, 1993
Вашингтонский Кафедральный собор
Хор Вашингтонского Кафедрального собора
дирижер Норман Скрибнер
Мстислав Ростропович, виолончель
“Teldec ” 0630-10160-2, 1996 г.
/1
Silly Horse
“Глупая лошадь”, 1981 (английская версия)
Татьяна Мелентьева, Олег Малов
"Megadisc" МDC 7844. 1997 с.
А упиоМ агазин 5 /1 9 9 9
предыдущая страница 72 АудиоМагазин 1999 5 читать онлайн следующая страница 74 АудиоМагазин 1999 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст