88
гостиная «
X. Д. Концерт прошел успешно. О том, что меня записы-
вали, я почти не вспоминала. Но через несколько дней по-
звонил Владимиров п пригласил в студию послушать за-
пись. Я пришла. И, услышав, не могла поверить, что слушаю
себя. „Нет, не может быть!
твердила я ему,
это лучше, чем
моїу сыграть я“. Мне было так страшно, что хотелось сбе-
жать. „Нет, это вы, вы играли,
говорил он,—
слышите рас-
строенный «Стейнвей»? Кто же это, по-вашему, играет?“
Тогда я решила, что Владимиров —
волшебник. Я вспомни-
ла, как старик расставлял свои тарелки н говорил: „Ты нгра-
ешь там, звук идет сюда, я принимаю его и записываю здесь“.
Я не знала, что он проделал с акустикой этого зала, и еще
долго не верила, что могу так играть.
Владимиров переписал фонограмму на кассету „BASF“ и
отправил в Швейцарию, на „Радио Цюрих“. Там в то время
проходил конкурс имени Гезы Анды, устроенный его вдо-
вой, очень богатой дамой, в руках которой была вся военная
промышленность Европы. И вскоре, к своему изумлению, я
получила приглашение на этот конкурс и оказалась в Швей-
царии.
Вдова Гезы Анды пригласила в Цюрих самых знаменитых
и влиятельных друзей своего мужа. Там был Сандор Вейг,
дирижер „Камератум Моцартсум“, оркестра из Зальцбурга;
Андрас Шифф, ему тогда было 38 или 39 лег, и он в первый
(и в последний) раз был в жюри этого конкурса; Гомера
Франчез, швейцарский пианист. Остальных я сейчас не по-
мню.
Говорить я умела только по-русски, и стали искать челове-
ка, который по-русски понимает и мог бы объясниться со
мной. Нашли какого-то симпатичного незнакомца. Им ока-
зался Андрас Шифф. Он стал, как это ни забавно, моим пе-
реводчиком. Недавно мы с ним встретились и смеялись,
вспоминая, как все было тогда, восемь лет назад.
Конкурс проходил в студии (все, кроме финала). Выступ-
ления записывались, и потом записи слушало жюри. У каж-
дого участника был список обязательных пьес, но никто не
знал заранее, что ему придется играть. Это был полный шок!
Первую пьесу мог выбрать участник, но я поняла это только
когда пришла на запись. Вначале я играла Intermezzo Брам-
са. Потом знакомый голос Шиффа по-русски предложил
мне сыграть Прелюдию Шопена и ре-мажорную сонату Мо-
царта; после этого, на втором туре, я играла Двадцать вось-
мую сонату Бетховена. Я слышала, как эту сонату играет Ма-
рия Вениаминовна Юдина (ее в то время на Западе почти не
знати). К тому же. вспомнив, какие вещи иногда проделыва-
ла Мария Вениаминовна, я под конец сыграла фашистский
марш. Члены жюри, конечно, обалдели.
После
конкурса
мне
предложили
совершить концертное турне на Западе, я по-
лучила повторное (полностью оплаченное)
приглашение в Цюрих и восьмимесячную
стипендию European Mozart Foundation, поз-
волявшую стажироваться с лучшими испол-
нителями в Европе.
„АМ". Вы вспомнили Юдину. А Гульд?
Для пианистов он стал таким же мифом, как
Эйнштейн для физиков. Почему?
X. Д. Когда я была студенткой, мы смотре-
ли видеозапись игры Гульда - в салоне, кото-
рый специально для этого снял Угорский, на
Васильевском острове. 11а пленке кроме про-
ч ет был записан диалог Гульда с кем-то из
критиков. Я пыталась переводить, а Угорский
сказал мне: „Халида, все то, что он говорит,
можно объяснить. Но то, что он делает,— со-
вершенно невозможно“.
М не, не слышавш ей Гульда вживую , давно
уже п рихо дил о в голову записать в о сп о м и -
нан ия тех музыкантов, которые „ви се л и на
люст рах" в п е р е п о л н е н н о м М а л о м зале
консерват ории во вр ем я исторического ко н -
церта н и ко м у д о того неведом ого м олодого
канадца. Для них, п о вы раж ению одного
оофессора, вся ж изнь разделилась с тех пор
на две п ол овины : д о встречи с ф е н о м е н о м Гульда и после.
Рассказывают, что ш ок начался буквально с того м о м е н -
та, когда для п р о в е р ки рояля он пробеж ался по всей кла-
виатуре хромат ической гам м ой снизу вверх: „Б ы л о пол-
ное ощ ущ ение того, что п р я м о перед н а м и пронеслось
стремительно какое-то косм ическое тело
НЛО что л и !"
Он и был инопланет янином, сош едш им с этой „летающей
тарелки", игравш им „инопланет ную ", неведом ую н и ко -
м у в том зале м узы ку
Веберна и Ф рескобальди, гово-
р и вш и м на непонят ном (английском ) язы ке невероятно
быстро.
.. Тем не м енее его игра, совсем п о Аристотелю,
напоминала о чем-то, как оказалось, известном в
далеком прош лом ,
но потом основательно забытом.
..
Возвращ аясь после этого концерта вдоль Невы, ощетинив-
шейся взды б ленны м и мостами, о н и м едленно приходили
в себя и вдруг зам ечали: уже утро.
...Сегодня весьма приблизит ельно ощутить м агию игры
Гульда м о ж н о п о видеозаписи.
.. Аудиозапись дает совер-
ш енно иную картину: взвеш енного и точного владения м а -
стерством, м ощ ного интеллекта, дара „отстранения", п ри
кот ором „в с е д авно знаком ое становится чужим, а дале-
кое
родны м , зн а ко м ы м ". И это то, за что м ы долж ны
быть благодарны аудиозаписи, без которой он испарился,
улетучился бы из наш ей ж изни, оставив лиш ь слабый след
своего свечения, п од об ны й отпечатку мертвого лика Х р и -
ста на Туринской плащ анице.
Говорят, что все своеобразие его личности обусловлено
р е д ким заболеванием нервно й системы (так назы ваем ой
АупиоМагазин 4/1999
предыдущая страница 89 АудиоМагазин 1999 4 читать онлайн следующая страница 91 АудиоМагазин 1999 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст