90
музыка
го раза. А услышав, понимаешь: здесь
разум н чувство нераздельны.
В Мартине Виар будто говорят/по-
ют все женщины. Это очень женское
сочинение. Мишико Хираяма превра-
щается в персонифицированное боже-
ство (или созвездие). Чувства Виар не
просветлены, не вознесены на подиум.
Это почти реальное страдание в режи-
ме реального времени. Хираяма не
имеет ни чувств, ни времени, как и
пристало божеству. Кстати, абсолютно
бесполому.
Messe en si
Месса си минор
Йоханетта Зомер. Вероник Жане. Андре-
ас Шолль, Кристоф Прегардьен, Петер
Кой, Ханно Мюллер-Брахман
Collegium Vocale Ghent
Дирижер Филипп Херевег
Звук: Николя Бартоломе
hannnnin m undi S.fi. Н М С 9046
IT.
15 (2 CD)
54:27-53:55
1998 год
Свершилось! Теперь у нас
есть
Мес-
са си минор.
Филипп Херевег почти каждой сво-
ей новой записью опровергает попу-
лярную мысль о том, что нет-де про-
гресса в искусстве.
Есть
прогресс. И он
слышен не только в творчестве отдель-
но взятого исполнителя. Благодаря
масштабу Херевега тень его личного
прогресса как бы падает на разные от-
расли исполнительства - будь то хоро-
вое пение, оркестровая речь, работа с
сол I ютам и- вокал истам
11
.
Трудно изъяснить словами ощуще-
ние пронизывающего совершенства.
Оно преследует в каждый момент Мес-
сы и с момента первого прослушива-
ния является головной болью ошелом-
ленного хранителя фонотеки. Если
уподобить данную запись фотографии:
что поражает свежий
ухоглаз,
так это
яркость и чистота цветов-тембров и
глубина полифонической резкости.
Баховский оркестр - струнные плюс
две флейты, три гобоя и два гобоя
д’амур. два фагота да вымершие три на-
туральные трубы с литаврами н сото
б а сасаа
давно услышан аутентич-
ными дирижерами как орган. Каждый
тембр почти всегда используется Ба-
хом как облигатный, то есть не выклю-
чается на протяжении целого номера.
I
I чтобы включение-выключение темб-
ров „работало“ в масштабе целого, са-
ми тембры (в том числе и хоровые)
должны оставаться не тронутыми ди-
piгжером
-колористом.
Набор цветов,
поступающий в его распоряжение, дол-
жен быть сильно ограниченным.
Хотя нет. даже и не цветов. То, как
сурово Херевег обходится с тембрами,
наводит скорее на мысль о поверхно-
стях, с которыми работает ксилограф:
цвет будто бы один, разница выявляет-
ся на ощупь. Всё шершаво и занозисто,
но в разной мере. Херевег хранит свои
чистые краски, или с чем там еще ис-
кусствовед сравнит услышанное.
Херевег ортодоксально пригласил
шестерых солистов
двух сопрано, кон-
тратенора. тенора и двух басов,—
хотя
арии и дуэты вполне можно озвучить
силами четверых, как сделал, к примеру,
Франс Брюгген в своей записи Мессы.
Причем два баса гут уж, казалось бы.
совсем ни к чему, поскольку поют они
по одной арии. Здесь, однако, еще одно
доказательство
i ickvi ю чi
пельного темб-
рового чутья Херевега. Его основной со-
трудник, участвующий практически во
всех записях,—
Нетер Кой, обладает
уникальным колоратурным басом инст-
рументальной подвижности и остроты.
Ему поручена ария Et in spiritum sanc-
tum с двумя гобоями д’амур. с коими
Кой полностью сливается, имитируя
технику звуконзвлечепия и тембр языч-
ковых духовых. Напротив, Ханно Мюл-
лер-Брахман
своим
более
кругло-
объемным и зернистым голосом „с за-
усенцами" абсолютно попадает в цвет
Quoniam tu solus sanctus, становясь сво-
им в компании тускло воркующих фа-
готов и иотасканно-медной валторны. У
коптратенора Андреаса Шолля, пожа-
луй, самый красивый голос среди всех
солистов (и среди всех слышанных
мною контратеноров - за исключени-
ем. быть может, Чарльза Бретта). Но и
здесь Херевег постарался: голос Шолля
звучит так убийственно нежно, как он
же не звучит, скажем, в Рождест-
венской оратории Баха под управ-
лением непосредственного учите-
ля Шолля Репе Якобса. Ария
Agnus Dei действительно стано-
вится кульминацией всего про-
изведения. Неслыханно медлен-
ный теми. Даже не тяжесть уже.
а
тягость
мелодических ли-
ний. Мировой тоннаж грехов,
несомых невесомым Агнцем-
ал ьтом. Все это звучит как об-
винение, прямо брошенное
слушателю: зри, тоже и твои
мерзости влачит бедный Шолль! И
как-то сразу забываешь, что добрая по-
ловина Мессы понадергана автором из
прежде сочиненных кантат -
в том чи-
сле и эта ария.
Как всегда у Херевега, тембры увя-
заны с темпами, в подтверждение сле-
дующей очевидной истины: нотный
текст состоит из разных фигур, каждая
из которых должна быть услышана. То
есть должна иметь необходимое время
для своего якобы естественного воз-
никновения и исчезновения.
Тут возможны два варианта. Первый:
если текст плотный (Gloria, Et in terra
pax. Cum sancto spiritu. Et resurrexit,
Confiteor, Et expecto, Sanctus), он до-
нельзя ограничивает свободу в выборе
движения. Второй: если текст разре-
женный (Kyrie I и II. Gracimus agi mus
tibi. Qui tollis, Credo, Et incarnatus est,
Crucifixus), он допускает большую сво-
боду этого выбора. В первом
случае
темп обычно определяется наимень-
шим временем звучания фигур, доста-
точным для того, чтобы мы могли чле-
нораздельно их воспринять. Тогда про-
блема темна —
это, но сути, проблема
рождения и умирания звука. Время его
жизни, верно услышанное дирижером,
дает ощущение верного, „правдивого"
дыхания каждого полифонического
голоса. Обратно, во втором
случае
тем-
бровые н дыхательные упражнения
живых голосов и инструментов могут
быть весьма разными и порождать раз-
ные темпы игры той же музыки. Как
бы то ни было, теми есть нечто такое,
что заведомо нельзя установить поверх
нот, на основании произвольного пред-
ставления о „содержании" (например,
почерпнутого из названия).
Гениальный фокус Херевега вот в
чем: он не позволяет уловить, с одной
стороны, вынужденность своих тем-
пов. с другой —
роскошный произвол
тембровых решений. Предельное зву-
ковое великолепие в предельно ес тест-
венном движении!
Темповые и тембровые трудности
Мессы сосредоточены в хоровых ча-
стях, которые поэтому среди иесомнен-
АуяиоМагазим 3/1999
предыдущая страница 91 АудиоМагазин 1999 3 читать онлайн следующая страница 93 АудиоМагазин 1999 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст