96
м узы ка
прежде всего дирижера. Оливер Нас-
сен имеет две специальности: из каж-
дого такта торчат его чуткие компози-
торские уши. Майера властная, без
малейших сантиментов, но с великим
вниманием к отдельному звуку, ин-
тервалу, ритмическому соотношению.
Можно сказать, что в „самой му-
зыке“ нет ничего, кроме правиль-
но поставленной технологиче-
ской задачи и ее выполнения. На
выполнение брошена вся лично-
стная мощь великого мастерово-
го, поэтому верное техническое
решение порождает художест-
венный результат. Так же —
стра-
стное преодоление трудностей
без
добавленной страсти
мож-
но обозначить и настоящее ис-
полнение.
Те, кому довелось видеть тще-
душного композитора, бывали
особо поражены именно огром-
ностью рук. Нассен —
человек-
гора, он величав и бородат, а его
руковождение
будто копирует с
фото чертящие-режущие-клея-
щие руки восьмидесятилетнего
старца, каким был Стравинский
времен „Потопа“. (9, 14, 17)
B ru ckne r
Sym phony N o.3
Б рукнер
С им ф ония № 3
Королевский Оркестр „Консертгебау“
Дирижер Николаус Арнонкур
Звук: Хельмут Мюле, Михаэль Брамман
ТеИес 4509-98405-2
5435
1995 год
Как бы историческое.
Если современному академическому
музыканту сказать: „Брукнер!“, то
первое-второе, что придет ему в голо-
ву,—
это „божественные длинноты"
(не помню кто сказал, но про Шубер-
та) и „вагнерианство“. Николаус Ар-
нонкур вряд ли академический музы-
кант, скорее современный. Потому
что он отрицает и второе, и первое.
Третья симфония существует в трех
версиях, из которых дирижер избрал
вторую. Первая, по его словам, пере-
гружена цитатами из Вагнера и длин-
нотами, божественными хорошо если
наполовину. Третья версия, в надеж-
дах хоть на какое-нибудь исполне-
ние, в отчаянии урезана автором до
неприличия.
Темпы.
Давно подмечено: чем быстрее дви-
жешься, тем плотнее время. Не спе-
шил ниоткуда дедушка-паровоз, во-
зивший дедушку Брукнера к людям и
назад. Heil, симфонические просторы
родной Австрии! Вот, например, у
Вильгельма Фуртвенглера медленное
наводнение
Adagio
от брукнеровской
Девятой замедляется до китайской
пытки, которую чтобы пережить —
это таки надо постараться2. Скорость
перемещения по жизни растет. Напе-
рекор Фуртвенглеру, Большая Вода
спадает. С развитием паровоза про-
сторы неуклонно усыхают. (Короче,
Брукнера стали играть быстрее!)
Снова как бы историческое.
Арнонкур
дал
миру
грандиозные
интерпретации, брызжущие новыми
историческими идеями: все зрелые
симфонии Моцарта, духовные сочи-
нения Гайдна, Торжественная месса
Бетховена. Предлагаемая запись, на-
оборот, примечательна откровенным
внеисторическим подходом. Дирижер
все время словно жмет на кнопочку
„save as text only“. В разговоре с музы-
коведом Вальтером Добнером Нико-
лаус Арнонкур чрезвычайно осторож-
но отстраняется от всего, что связано
с пресловутой брукнеровской религи-
озностью. Ему, великому австрийцу,
явно не хочется признавать вассаль-
ную (хоть и субъективную) зави-
симость австрийца Брукнера от нем-
ца Вагнера, и на глупейший вопрос
собеседника, состоялся бы первый
без второго, отвечает утвердительно.
„Только текст“ одного жителя Вены
другой житель Вены не хочет отда-
вать ни истории, ни северному соседу.
1
Ну правда, невозможно слушать!
Про набожность и главного кумира.
Кукиш музыковеду, публичный разго-
вор с которым, конечно, не место для
исповеди. Бог не есть Бог только
Брукнера. Он —
над
всеми
живыми —
через Арнонкура восходит и над нами.
Его ангелы рядом. В
misterioso
первой
части и финале их небесные те-
ла распростерты, как положено,
от заката до заката. Всегдашние
Брукнеровы поиски надлежа-
щего фонового трепета в оркест-
ре производят, усилиями Ар-
нонкура, эффект почти насеко-
мого
шуршания
крыльев.
В
Scherzo
небожители (как и в
Scherzo
других симфоний) гово-
рят па венском диалекте: напри-
мер, остро ритмованные аккор-
ды меди у Арнонкура до смеш-
ного похожи на аналогичные из
увертюры к „Летучей мыши“ в
его же исполнении. В
Andan-
te
дирижер не внял авторско-
му подзаголовку
„quasi Adagio
(что следует понимать: темп-то
у меня
Andante
, „шагом“, а вот
вес и жанр шагания
„настоя-
щее“,
большое,
бетховенское
Adagio).
От этого брюхатые ангелы
Andante
приподнялись и полетели, тя-
желые цитатами из „Тристана“. Брук-
нер, мучительно беременный вагне-
ровскими идеями, усердно вживляет
их в свою музыкальную плоть, отчего
добросовестный слушатель (и уж по-
давно дирижер) натыкается на них,
как на указатели „Байрёйт: .
.. км“ в
безлюдной местности.
Про местность.
Собственно, у Брукнера она обставле-
на единообразно. Правильная повтор-
ность всегда завораживает. Объекты
и типы движения сменяют друг друга
не логически, а магически, через глу-
бочайшие паузы или неожиданные
демаркационные линии. Это очень
точно почувствовал Арнонкур. Он не
связывает, а членит; не растягивает, а
сжимает (отсюда и упругие анти-
фуртвенглеровские темпы).
Звук смирения.
Отто Бёлср не раз запечатлевал ком-
позитора Брукнера в технике силуэта.
Маэстро из Линца, обнажив голову и
сжимая партитуру,
предстоит
Рихар-
ду Вагнеру. Дерзкий звук, которого
Арнонкур добивается от любого орке-
стра, в случае с почти коленопрекло-
ненным св. Антоном как бы ставит по-
следнего в ряд остальных гениев, у ко-
торых время текло гораздо привычней.
И как раз „в равных условиях“ и рас-
цветает инакоегь Брукнера. Кажущий-
ся и провозглашаемый исполнителем
антиисторизм, единичность, исключи-
I I
TEIDEC
Symphony No. jj
Royal
C oncertgebouw
O rchestra
NIKOLAUS
HARNONCOURT
А упиоМ агазин 2 /1 9 9 9
предыдущая страница 97 АудиоМагазин 1999 2 читать онлайн следующая страница 99 АудиоМагазин 1999 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст