музыка
ei
он удостаивается своей первой Грэмми
за „No Mystery“. Где оно, прежнее недо-
верие к электроинструментам? Теперь,
подобно Эмерсону или Уэйкмэну, Чик
окружен массой клавишных, с которы-
ми он блестяще управляется,—
его имя
на первых местах среди клавишников в
анкетах „Down Beat“ за эти годы. Такой
компетентный свидетель, как Эл Ди
Меола говорит: „Композиции Чика в
то время были наиболее интересными
произведениями, написанными для
электрогитары. «Return То Forever» об-
ладал особой харизмой и магией, во-
площавшимися на сцене в нечто столь
мощное, что ты лишь ощущал, как воз-
носишься на вершину“. Сам Чик объ-
яснял поворот в своей музыке влияни-
ем другого властителя джаз-роковых
дум тех лет — Джона Маклафлина.
Семидесятые годы изменили многое
не только в музыке и финансовом по-
ложении Чика, но и в личной жизни.
Он познакомился с певицей из Детрой-
та Гейл Моран, ставшей участницей
многих его проектов, а вскоре и его же-
ной. В середине 70-х Чик переехал из
Нью-Йорка в Калифорнию, а с 1996 го-
да они с Гейл живут в г. Клиауотер,
Флорида. Брак с Гейл, второй для Ко-
риа, оказался удачным, они и сейчас
вместе, и Гейл неизменно поддержива-
ет Чика во всех его начинаниях и увле-
чениях, главным из которых является
сайентология. В 1970 году Чик стал
ревностным
приверженцем
учения
Рона Хаббарда и адептом основанной
им Церкви Сайентологии. К деятель-
ности этой организации в ряде стран
относятся настороженно, что иногда
создавало проблемы в ходе гастролей
Мистера Сайентология, как прозвали
Чика язвительные журналисты. Впро-
чем, Кориа любит экстравагантные по-
ступки: летом 1982 года, в самое гнус-
но-застойное для России время, когда
Таллиннский фестиваль (1967) стал
легендой и забылись гастроли Эллинг-
тона (1971), вместе с Бартоном Чик
приехал в Москву! Сейчас даже трудно
представить, что значили для совет-
ских любителей джаза, и музыкантов,
и слушателей, два скромных концер-
та в Доме композиторов и в Посольст-
ве США.
Десятилетие с середины 70-х до се-
редины 80-х поражает пестротой про-
ектов. Самая известная работа этого
периода
безусловно, „Му Spanish
Heart“ (1976), альбом, разошедшийся
тиражом в 170 тысяч экземпляров. Эго
своего рода квинтэссенция латинских
влияний в творчестве Кориа, где сли-
лись танцевальная гибкость мелодий,
изящный романтический флер, ритмы
Испании и Латинской Америки, а са-
мая популярная вещь диска, „Arman-
do's Rhumba“, стала еще одной его ви-
зитной карточкой.
Вместо
Return То Forever
в формат-
ных проектах Чику теперь понадобил-
ся некий симбиоз биг-бенда с симфо-
ническим оркестром: по прежнему
много электроники, но еще и духовые
и струнные, а также вокал Гейл Моран.
Ее сильный, оперного диапазона, но
несколько холодный голос звучал наи-
более удачно в тематических альбомах
сюитного характера: „The Leprechaun“
(по мотивам кельтского фольклора) и
„The Mad Matter“ (по мотивам „Алисы
в Стране чудес“). В последнем диске
многие критики разглядели интерес
Кориа к академической классике XX ве-
ка, в первую очередь к Бартоку и Стра-
винскому. В том же 1978 году наряду с
этим альбомом Чик издает совершен-
но иную работу, гораздо более близ-
кую к джазовому мейнстриму, - диск
„Friends“, где играет со своим старым
знакомым Фарреллом и мощной ритм-
группой Стив Гадд (ударные)
Эдди
Гомес (бас).
Но особенно часто тогда Кориа иг-
рал дуэты. Разумеется, это было и про-
должение сотрудничества с Гэри Бар-
тоиом, и несколько неожиданные аль-
янсы с Николасом Эконому (1982),
Фридрихом Гульдой (1982) — оба пиа-
нисты, а также с флейтистом Стивом
Куялой (1984). Наиболее громкий ре-
зонанс вызвал дуэт Кориа — Хэнкок.
Игравшие вместе у Дэвиса, Чик и Хер-
би в интервью отзыватись друг о друге
с неизменным уважением. Каждый
подчеркиват, что многому научился у
другого. Успех принесли и концертный
тур, и два диска, концертный и студий-
ный, вышедшие в 1978 году. Но Кориа
и Хэнкок все же удивили многих. Пе-
ред слушателями предстал дуэт не кла-
вишников, а именно пианистов, играю-
щих на акустических инструментах,
исполняющих музыку, чрезвычайно
далекую от джаз-рока, а временами и
от джаза вообще, хотя и чисто джазо-
вые стандарты Гершвина в исполнении
этого дуэта стали сюрпризом. „Сочине-
ние музыки значит очень много, но
подлинным актом ее рождения являет-
ся выступление,— говорит Кориа.-
Только в этом случае музыка оживает.
Теоретически, блестящий композитор
на века фиксирует ноты на бумаге, но
только живая игра вдохнет в них
жизнь. Именно поэтому традиция ис-
полнения своих сочинений всегда вы-
зывает во мне душевный трепет“.
Возможно, к середине 80-х музыкант
начал испытывать определенную но-
стальгию
по
временам
Return
То
Forever,
во всяком случае в 1985 году
он организовал новую постоянную
группу. В нее вошли басист Джон Па-
титуччи и барабанщик Дэйв Векль,
позже состав дополнялся и видоизме-
нялся.
Это была странная группа,
имевшая сразу два названия:
Chick Co-
rea Electric Band
и
Chick Corea Acoustic
Band.
В соответствии с музыкой, кото-
рую на конкретном концерте или диске
играл Кориа, ipynna выступала подтем
или другим названием. Верный себе,
Кориа не ограничивается рамками сво-
их бендов, но много играет в других со-
ставах, выпуская все новые и новые
диски чуть ли не каждый год. Самый
свежий его проект — организованная в
конце 1997 году группа
Origin
с изра-
ильским вундеркиндом Авишаи Коге-
ном (бас) и секцией духовых. Выпу-
ская один из лучших альбомов поздне-
го периода „Eye Of The Beholder“
(1988), маэстро чуть приоткрыл дверь
в свою творческую лабораторию: ,„Я
сочиняю разными способами — но ни-
когда не делаю этого за компьютером,
это слишком медленно. Чаще пользу-
юсь просто карандашом и нотной бу-
магой —
так у меня выходит быстрее.
Но очень часто идеи рождаются, когда
я просто импровизирую за роялем.
АупиоМагазин 2/1999
предыдущая страница 82 АудиоМагазин 1999 2 читать онлайн следующая страница 84 АудиоМагазин 1999 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст