музыка us
струментов было на слуху обоих авто-
ров), то можно было бы смело скри-
петь и дудеть о прорыве в истории
аутентичного движения. (До сих пор
дальше Вагнера правое дело не шло.)
Сомнительная честь впервые предста-
вить миру что угодно в том виде, в ко-
тором это якобы звучало, не раз выпа-
дала на долю Гардинера. Например,
Фантастическая симфония и Grande
messe solennelle Берлиоза, Немецкий
Реквием Брамса, Реквием Верди. Не
всегда она подкреплялась первенство-
ваиием чисто музыкальным.
Здесь другой случай. Уже не остает-
ся других определений, кроме:
пора-
зительная
(тонкость),
абсолютное
(владение оркестром),
необычайное
(чувство формы),
величайшая
(сила
преображения авторского текста) —
все есть здесь. И всего этого настоль-
ко много, что наш восторг во время
слушания.
.. как бы сказать.
.. смещает-
ся в некую область. В ней находятся
явления, которые французы называют
artificiel.
По-русски это —нечто на пе-
ресечении понятий „искусный“, „ис-
кусственный“ и „рукотворный“. Вооб-
ще, дистанция между автором и ис-
полнителем приобретает угрожающие
размеры. Очень ясно слышно, что и
Гардинер, и фон Оттер имеют боль-
шой опыт исполнения не только ран-
ней музыки, но п музыки много более
поздней. То есть: Малер и Цемлин-
ский, сочиняя, знали „меньше“, чем
знают теперь их исполнители. Ведь
тогда не состоялось еще ни одной ми-
ровой войны, да н поезда не ходили из
Вены в Гамбург (где располагается
Северонемецкое Радио) за семь часов.
Итак, где должна останавливаться
муд-
рость
интерпретатора и начинаться
смирение, пусть даже не подлинное?
А с другой стороны, весь этот набор
сомнительных противоречий,—
мо-
жет, он и есть самое „правильное“ от-
ношение к предтечам Второй Венской
школы. Они ведь тоже, как и пристало
мятежным гениям, не очень ладили с
историческим временем. И это со вре-
менем не забылось. Тогда, не отменяя
предыдущего, напишем вот так.
Слегка чопорный классицист Гар-
динер удивленно наблюдает запозда-
лых романтиков. С их оркестровыми
идеями дирижер носится так любов-
но, что они обращаются в затеи. Выхо-
дит затейливый, чуть стеклярусный
интерьер, прохладные недра, куда по-
гружается жаркий голос. Фон Оттер
со страстью перечит оркестру —
и
остается среди него одинокою, как, ве-
роятно, автор посреди современников.
Гаснет пафос, разгорается этос. Его
многослойный вкус живо напоминает
венское пирожное с горьким минда-
лем. Всепроникающий аутентизм Гар-
динера воскрешает многофигурные
композиции серебряной австрийской
эпохи. Они населены очарованными
подмастерьями и зачарованными юнг-
фрау, овеяны липовым ароматом. См.
полотна Густава Климта: human beings
п там безвозвратно вписаны в золотой
орнамент. (7. 14, 18)
прочем, по-моему, без среднего образо-
вания, так любила музыку, что превоз-
могала любые задания. Был только
один вопрос, многажды ставивший ее
в тупик к радости
юных натуралистов
:
кто написал Полонез Огиньского?
Но теперь у нас есть решение даже
такой,
поистине
экзистенциальной
проблемы. Теперь-то мы знаем, что
„Полонез Огиньского“ написан Игорь
Пономаренко, бессменный глава „Тере-
ма“.
Монументальное
изделие
под
этим кодовым названием —
шедевр из
шедевров, средоточие стиля и метода.
Неприлично популярная мелодия про-
буждает рой пыльных мотивов. „Те-
рем“ играет наш ток сознания: где по-
пало тормозят, нехитрый польский
оплетают обрывками (не)советских пе-
сен, а то п вовсе подменяют какими-то
выкрутасами, до боли в ухе знакомыми
и родными —
но неопределимыми. И
другие опусы „Терема“—легчайшие па-
рафразы „из Шуберта“, „из парковой
музыки", а то даже „из Генделя“, воль-
ные транскрипции, полеты фантазии
на тему и почти не в тему. (Как
написано на диске, участни-
квартета классиче-
ские темы
теремизиро-
ваны.
Предлагаю вве-
сти этот термин
обозначе-
особой
жно-
The Terem Quartet
Classical
9 композиций
Андрей Константинов, домра-сопрано
Игорь Пономаренко, домра-альт
Андрей Смирнов, баян
МихаилДзюдзе. балалайка-бас
Звук: Тони Берг, Ричард Эванс
Tlw RenI World 7213 8 39910 2 О
44:54
1994 /oil
Долой уродливые оркестры русских
народных инструментов.
.. Да сгинет
образ народника-„пузочёса“.
.. И
вообще,
нет - игре по нотам!
Ври что-нибудь (лишь бы
складно)! Ведь по-писа-
ному все умеют. Вели
коленная четверка
„Терем-кварте
та“—
из ред-
по-
роды
рас-
ров. Лишь на де-
сятом году своего су-
шествования „теремки“
^
w
j h b
стн и улет-
111
м
і,
Л'
jn l*
фикспров
,
1
\
жпамп. Вся предыду щая и рак-
U ’> •
тика основывалась на устных до-
оМ '
прообразами. Хотя, от-
говоренностях. Что и привело кол-
чего же „почтенными“? —
лектив к мировой славе (ни слова о
дело кончается „Собачим
действительно выдающейся виртуоз-
вальсом“.) Здесь разъят и вы-
ности всех четверых). Этот альбом яв-
свечен механизм узнавания-при-
но относится к „легкой“ музыке, но
нятия-восторга-(приобрегения), кото-
столь же явно имеет дело с привычка-
рым ведь и жива индустрия музыки
и
ми и вкусами ценителей музыки „се-
не только популярной. Под нее, инду-
рьезной“.
стрию, и заложена нечаянная бомба,
Вспоминаю рассказы старших това-
игра жителей терема, верный бальзам
ршцей о мифической посудомойке в
па уши эксперта. Но, конечно, „и не-
столовой муз. десятилетки при Петер-
знатоки останутся довольны, сами не
бургской
консерватории.
Молодые
зная почему“. Слова, между прочим,
глумливые оболтусы, жуя и куражась,
магистра поп-музыки XVIII—XX ве-
задавали ей в качестве викторины бо-
ков В.-А. Моцарта. (9, 15,15)
лее-менсе популярные мелодии, тре-
_________
бовалп назвать авторов далеко не зна-
■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■
менитых онер. Но тетенька, во всем
■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■
АудиоМагазин 1/1999
предыдущая страница 116 АудиоМагазин 1999 1 читать онлайн следующая страница 118 АудиоМагазин 1999 1 читать онлайн Домой Выключить/включить текст