а у д и о к л у ї
тяжения всей исполнительской кон-
цепции части.
Завершающий же вторую часть раз-
дел —
возвращение к теме вариаций,
звучащей в своем первоначальном (но
данном в ритмическом увеличении) ви-
де. воспринимается скорее как дань оп-
ределенной архитектонической идее -
идее макрос нм метр и и,
нежели
как
„мирный“ исход композиторской и ис-
полнительской концепции.
Третья часть.
Финал
Здесь сосредоточились многие важ-
ные особенности прокофьевской ис-
полнительской индивидуальности
это стихия динамизма, богатырской
удали, буйного плясового веселья. Все
это зримо передано пианистом; восхи-
щает та живописная сила и нагляд-
ность, с которыми он рисует свой „фор-
тепианный лубок“.
Четкая, как всегда, ритмическая сто-
рона исполнения, звенящее расчленен-
ное звучание аккордов, крупная —
в це-
лый такт - единица пульсации создают
картину массового танцевального пра-
зднества. Трудно противиться момен-
тально возникающей ассоциации с „Пе-
трушкой“ Стравинского. Да и надо ли?
Глубинное внутреннее образное родст-
во этих сочинений несомненно, и про-
является оно и в общем характере музы-
кального материала, и в тематизме, и
особенно в фортепианной
фактуре
(имеется в виду характернейшее аккор-
довое письмо и его специфический зву-
ковой колорит).
Чрезвычайно важной для характери-
стики артист веского облика Прокофь-
ева является его трактовка второй темы
средней части финала —
эпизода
Listesso
tempo.
Здесь нрояаляется особое свойство ис-
полнительской манеры композитора
некое специфическое „качество нейт-
ральности“, благодаря которому возни-
кает эффект „самоус гранен пости“ ис-
полнителя. Эпизодически присутствуя и
в предыдущих фазах исполнения, имен-
но здесь
01
ю предстает в своем пределыю
концентрированном виде: музыка зву-
чит подчеркнуто бесстрастно, словно ис-
полняется механическим инструментом.
Она преднамеренно бескрасочна (а это
тоже краска, притом весьма выразитель-
ная!) и удивительно „неодушевленна“.
Автоматичное
ostinato
четвертей средне-
го голоса в большой мере определяет и
характер интонирования. Мелодия (в
тексте куда более эмоционально разно-
образная) в авторском исполнении ка-
жется обескровленной и будто бы нику-
да не устремленной, замкнутой в самой
себе1
, .лишенной движения и дыхания.
„ Т р е т и й к о н ц е р т я и г р а л в Ч и к а г о с о С т о к о м и в Н ь ю -
Й о р к е с К о у т с о м : в Ч и к а г о н е о ч е н ь п о н я л и , н о п о д -
д е р ж а л и ; в Н ь ю - Й о р к е т о ж е н е п о н я л и , н о п о д д е р ж и -
в а т ь н е с т а л и " ( С . П р о к о ф ь е в . А в т о б и о г р а ф и я ) .
С мысл подобного реш ения постигает-
ся слуш ателем, однако, не
сразу, а
лиш ь
ретроспективно
при возвращ ении к
основной лирической теме средней ча-
сти. наконец-то звучащ ей не в оркестре,
а в партии фортепьяно.
І Іменно в процессе вслушивания в эту
„фортепианную вариацию“ на лириче-
скую тему финала постигается смысл
авторе коі і йене)л
111
ітел ьс кой трактовку і.
Контраст
тематический, эмоциональ-
ны й. с юразі і ы і і
удваї і ваетея, утраї і ва-
стся.
.. Нейтральность, отстраненность
нужны были исполнителю для того, что-
бы с еще большей, захватывающей
искренностью и вдохновением нрозву-
пікгА
ї :<
>
nvmfhokv
orchestra
TENTH
PROGRAM
................. .......
СОЛГЕХ <•
——
-
‘«««oi
to*
York
Orchi
toЛГК
.
SHRGE
PRoKOh,EFp
Symphony
Orchestra
Лфии/и первых авторских исполнений
Третьего фортепианного
концерта, США.
Слева
Чикаго, декабрь 1921.
Справа
Пыо-Йорк. январь 1922
чала бесконечная, прекрасная в своем
фортепианном обличим тема. Она зву-
чит, как мелодия огромного дыхания,
как не расчлененная на (секвентные)
звенья линия колоссальной протяжен-
ности. Ее отчетливая (в тексте) струк-
турная
членимость
преодолевается
сквозным внутренним током, энергией
устремленного безостановочного дви-
жения п ощущением его нескончаемо-
сти. Эпизод в целом воспринимается как
смыслово и фонически разомкнутый,
незавершенный или прерванный, но ни
в коем случае не исчерпавший накоп-
ленного в нем лирического потенциала.
„Переплавка“ же этого потенциала
осуществляется в завершающей фазе
финала, возвращающей нас к первой —
динамичной, разудалой теме части. Дан-
ный раздел в исполнении Прокофьева —
словно вернисаж его виртуознейшего
пианистического мастерства. С особой
выразительностью звучит здесь штрих
стаккато. В чрезвычайно быстром темпе
оно не теряет ни своей артикуляцион-
ной определенности, ии колкости, ни аб-
солютно единообразной (притом пре-
дельно краткой) протяженности. Каче-
ство звуковой атаки установлено здесь
пианистом „рая и навсегда“, не пропада-
ет ни одна мельчайшая нота, ни одна де-
таль текста. Однако естественно, что ис-
полнитель постоянно выстраивает эти.
безупречной выделки, „элементарные
частицы" в точное смысловое целое. Не-
обычно иное; начала и концы фраз Про-
кофьев-компознтор (в тексте) отмечает
не привычной фразировочной симво-
ликой в виде лиг, а совокупностью заме-
щающих их здесь динамических знаков
(mezzo piano < forte
> ).
Конкретное же звуковоплощен не это-
го эпизода Прокофьсвым-пианистом
обнаруживает его полное творческое
единодушие со своим композиторским
alter ego и предельную проницатель-
ность и точность в выполнении испол-
нительских предписаний последнего.
Компактно и мощно звучат аккордо-
вые последования,безупречна п вырази-
тельна аккордовая техника. Захватыва-
ющие всю клавиатуру сложнейшие пас-
сажи создают картину праздничного
звукового вихря, вулкана, бьющего с
безграничной и полной радости силой.
Подчиненное общему архитектониче-
скому замыслу, все это в совокупности
делает данный раздел финала в исполне-
нии автора подлинной смыслово-дина-
мической кульминацией всего сочине-
ния в целом.
Закончить анализ прокофьевского
исполнения Третьего концерта хочется
словами II. Глебова: „Прокофьев-ком-
позптор и 11р<жофьси-исполнитель
«два направления одного источника». I I
разделить их нелегко. Авторское испол-
нение Прокофьева соединяет в себе со-
вершенство пианистической техники с
полным преодолением ее в творчески
ярком н выразительном раскрытии
компози торских концепций. II обратно:
сила и характерность его творческих за-
мыслов и достижений развертывается
сполна н до конца убедительно благода-
ря его же блестящему исполнительско-
му дарованию. В содружестве и соеди-
нении композитора и пианиста —
сила
искусства Прокофьева“1
. ◄
1
Глебов
//. 11рокофы‘»$-исполнитель.
„Жизнь
искусства"; 1927. >ю
7. с. 1
5.
А у я и о М а г а з и н 5 / 1 9 9 8
предыдущая страница 98 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн следующая страница 100 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст