ванные пассажи, неудержимо стремя-
щиеся к репризе. Именно ей суждено
стать смысловым и динамическим ни-
ком этой части в прочтении автора. Это
новый виток драматургической спирали
трактовки, где все то, что характеризова-
ло основной материал экспозиции, ока-
зывается как бы поднятым на качествен-
но более высокую ступень, завоеванную
всем предшествующим развитием.
Вторая часть.
Тема с вариациями
В темповом решении второй части
концерта Прокофьев-пианист и Проко-
фьсв-композитор проявляют полное
творческое единодушие - ремарка
ап-
dantino
, выставленная автором, реализу-
ется исполнителем в движении неу-
клонном —
но лишенном суетливости,
подчас стремительном - но без потери
ощущения танцевальности (напомним,
что прообраз темы вариаций —
гавот).
Первую вариацию
1
Прокофьев трак-
тует как логичнейшее продолжение те-
мы, закономерную фазу в ее постепен-
ном развитии. Исполненная автором,
она (вариация) звучит еще нс раскры-
то, позволяя лишь предполагать те мно-
гочисленные трансформации, которые
ожидают тему впереди, то есть в после-
дующих вариациях. Исполнение ком-
позитора демонстрирует чистую и Пет-
ру ментальность этой прокофьевской
кантилены, словно бы нивелирующую,
затеняющую ее вокальную природу. Об
этом свидетельствует и общий колорит
исполнения: характер туше, динамиче-
ские границы вариации и другие осо-
бенности исполнительского интониро-
вания.
Вторая вариация
(Allegro tempestoso)
при всей своей динамичности, остроте,
диссонантности —
словом, предельной
удаленности от темы, в авторском ис-
полнении все же не воспринимается
как самостоятельное контрастирующее
начало.
Главное* в ней —
смысловая промежу-
точность и драматургическая устрем-
ленность к дальнейшему, явственно под-
черкнутые пианистом. Этому способст-
вует сложное взаимодействие исполни-
тельских средств: очень быстрый вихре-
вой темн (пассажи звучат как
frullato
флейт), все сметающий на своем пути и
не дающий физической возможности
расслышать тематические „осколки" в
оркестровой партии, резкое пронзитель-
ное звучание
forte
и
fortissimo,
акцентное
подчеркивание диссонансов —
словом,
все, что создает ощущение
тотальной
1
Тема не имеет фортепианной экспозиции и иерво-
началыю
проводится только и оркестре. В
этой ча-
сти фортепианная партия вступает в действие лишь
в первой вариации.
Анри Матисс. С. Прокофьев
(карандашный набросок)
неустойчивости музыки. неустойч и во-
сти, взывающей к разрешению.
Эта вариация - своеобразная „соеди-
нительная ткань" целостного музыкаль-
ного организма части, призванная со-
членить первую вариацию, привержен-
ную тематическому контуру темы, с тре-
тьей —
полярно от него удаленной.
Третью вариацию —
.эту с гениальной
безо!
1111604
ностью составлен ну ю форте-
пианную головоломку, представляю-
щую высочайшую трудность для испол-
нительской расшифровки, автор играет
с виртуозностью поистине сокруши-
тельной.
В исполнительской концепции автора
именно данная вариация являет собой
смысловую антитезу, зловещи!! проти-
вовес теме, угрозу самому существова-
нию основного образа части. Степень ра-
зобщенности данной вариации и поро-
дившей ее темы —
предельна2.
Обозначенные Прокофьевым-компо-
зитором умеренные темпы (
modern to
,
росо тепо mosso
) не слышны у Прокофь-
ева-пианиста (вновь полемика!). Его
темп —
невероятно быстры!!. Пульсация
четкая и предельно единообразная. До-
стойно восхищения поистине фантасти-
ческое
исполнительское
мастерство
Прокофьева, успевающего в этой слож-
нейшей по полиритмическому рисунку
музыкальной ткани, все время акцентно
утверждающей „не те“—
слабые —
доли,
мгновенно восстанавливать в концах
тактов последнюю группу из трех вось-
мых добавочным легким акцептным уко-
лом. Это придает музыке дополнитель-
ную ритмическую многозначность и ли-
шает ее той ложной „вторичной устойчи-
2
Слушая эту нариацню н
ангорском исполнении,
вспоминаешь слона Рихтера, сказанные им о III ча-
сти Второго концерта: „Здесь дракон пожирает ено-
их детей.
..“
вости", ощущение которой может воз-
никнуть. если исполнитель „поверит“ в
ед! I истве! I ну ю правил ы юсть вы и исан-
ных над мнимыми опорами акцентов.
Четвертая вариация
(Andante medita
-
two)
средоточие фантастической ли-
рики. загадочных мерцающих звучаний.
В единой ровной эмоциональной ок-
раске играет ее автор. В своем исполне-
нии он образно нс* разъединяет два эле-
мента темы —
заглавный восходящий
ход —
возглас и ответствую ни I й ему мо-
тив-спуск, заполняющий интервал окта-
вы своим нисходящим движением. Про-
кофьев не поляризует, а сочленяет их в
интонационно-смысловое целое с бес-
страстной неумолимостью творца музы-
ки. позволяя себе лишь бросить „дина-
мическую тень"
pianissimo
на второй, от-
ветствую! ЦИ
Й
МОТ!! В
.
Несмотря на достаточно медленны!!
темп (особенно в сопоставлении с вих-
ревым темном предыдущей вариации),
здесь сохраняется ощущение непрерыв-
ного движения музыкального материа-
ла. его постоянной внутренней пульса-
ции. Неуклонность, устремленность
казалось бы, парадоксальная краска для
воплощения состояния сказочно-зача-
рованного, фантастического.
.. Однако
именно этот выразительный фактор
оказывается здесь своеобразным драма-
тургическим „цементом“, не дающим
музыке вариации распасться на простую
последовател ы юсть i ювтс >ря ющихся ли-
бо подобных друг другу эпизодов.
Звучание фортепьяно у Прокофьева
лишено бесплотности, ирреальности,
оно достаточно внятно даже на предель-
но тихой звучности. Это
„реальная“
фантастика знакомых с детства сказок,
фольклорные образы (так хорошо изве-
стные нам по „Сказкам старой бабуш-
ки“, некоторым „Мимолетностям“, „Ка-
менному цветку“ и пр.). а отнюдь не бо-
лезненные подчас видения изощренной
психики поздних романтиков, вопло-
тившиеся в их музыке.
..
Пятую, финальную вариацию —
остро
ритмизованны!! механичный марш, нс
обнаруживающий сначала ни образных,
ни чисто интонационных связей с темой,
автор играет в соответствующей манере:
суховаты м. „ посту ки вающ! i м“ звуком.
метрпчно. в сравнительно сдержанном
темпе.
В трактовке Прокофьевым второй ча-
сти концерта финальная вариация -
главнейшая из трех моторных, динами-
чески насыщенных (
2
-я, 3-я, 5-я) куль-
минаций.
С особой силой это проявляется в ис-
полнении центрального (октавного) эпи-
зода вариации, который высится здесь
как некое „кульминационное плато“,
пункт смыслового и динамического при-
А у п и о М а г а з и н 5 / 1 9 9 8
предыдущая страница 97 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн следующая страница 99 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст