а у д и о к л у !
Третий концерт для фортепьяно с ор-
кестром (1921) —
не только одно из са-
мых ярких творений прокофьевского
гения, но и одно из значительнейших
сочинений концертного жанра нашего
столетия.
Третий концерт композитор посвятил
поэту Константину Бальмонту. Премье-
ра сочинения состоялась в США в конце
1921 года. Солистом, как и на премьерах
Первого и Второго концертов, был сам
автор. Впоследствии Третий концерт
неоднократно исполнялся Прокофье-
вым во многих странах. И здесь ему, как
правило, сопутствовал успех и призна-
ние публики (и критики).
Первая часть
Прокофьев врывается своей форте-
пианной партией в ткань вступления
первой части. Основная тема (главная
партия) звучит у него блестяще, стре-
мительно. виртуозно. Исполнение от-
личается метрической отчетливостью
н определенностью. Темп —
более чем
оживленный, но при этом исключи-
тельно устойчивый. Следует сразу от-
метить известную полемичность взаи-
моотношений II рокофьева-компози-
тора и Прокофьева-пианиста, про-
явившуюся в воплощении вторым ди-
намических предписаний первого.
В самом потном тексте динамиче-
ский рисунок темы оформлен автором
достаточно разнообразно и детализиро-
вание. Исполнение же характеризуется
устойчивой ровностью общего динами-
ческого уровня (приближающегося к
естественному фортепианному
forte).
и гр а е т СВОИ
Третий фортепианный концерт
присущего всему разделу —
вплоть до
связующей части, изложенной в иной -
аккордовой —
фактуре.
Разумеется, трактовка Прокофьевым
краски
forte
и масштаб ее звучания в зна-
чительной мере скорректированы объек-
тивными данными: прежде всего, харак-
тером тематнзма и особешкк'тями фак-
туры (тема-наигрыш, стремительная,
вращающаяся и четко пульсирующая,
изложена в унисонном двухголосой и к
тому же в ярком регистре). Общая тен-
денция развития темы —
движение вверх
к „ре“ третьей октавы. I I звучит эта тема
в исполнении автора празднично, наряд-
но. звончато. Текстовые же динамиче-
ские нюансы, на слух практически не
воспринимаемые, служат для 11рокофье-
ва-ппанпста лишь скрытым интонацион-
ным ориентиром, позволяя неуловимо
подчеркивать объем, смысловое напол-
нение и структурные границы музыкаль-
ных „слов“ и „фраз“, „абзацев“ и т. д.
I I
1
юго требует сменившая глав!iyio те-
ма связующей части. Как и обычно у
Прокофьева-композитора. это —
новый
персонаж, иной характер, воплощаемый
иными средствами. Здесь весьма силен
фактурно-тематический контраст: свя-
зующая часть представляет собой водо-
пад диссонантных аккордов, отличаю-
щихся ритмическим единообразием и
раскиданностью по различным регист-
рам клавиатуры.
11рокофьсв играет связующую часть с
большей степенью эмоционального на-
кала. Этому немало способствует специ-
фика пользования именно динамиче-
скими средствами: весь данный эпизод,
как н главная тема, звучит фактически
на одном динамическом уровне
(fortis-
simo),
но более высоком, нежели главная
тема. Запись текста, однако, Ирокофьев-
композитор оформляет куда более раз-
нообразно, сочетая
forte
и
fortissimo -
как по горизонтали —
в партии самого
солиста, так и но вертикали, то есть меж-
ду солистом и оркестром. И, наконец,
третий образ экспозиции первой части
побочная партия. Поразительно пгра-
ет ее композитор! Музыка приобретает
характер удивительно многозначный,
органично сплавляющий воедино самые
различные прообразы и вызывающий
массу ассоциаций, но, естественно, в них
отнюдь не растворяющийся.
В нем есть и элементы изысканного
эксцентрического танца, и что-то от иро-
нической „карандашной“ зарисовки, и
сказочное фольклорное начало; зыбкая
полетшхть прихотливой мелодической
горизонтали —
и одновременно устой-
чивая дотошная метричность точно вы-
считанных четырех четвертей в каждом
такте. Общепризнанное характерологи-
ческое мастерство Прокофьева-компо-
31
пора дополняется исчерпывающей ис-
полнительской аргументацией.
Среди основных аргументов хочется
назвать прежде всего виртуозное проко-
фьевское владение метроритмической н
темповой сторонами исполнения, худо-
жественно совершенно сочетающими
созидающее и разрушающее начала.
Для верного понимания прокофьев-
ской
исполнительской
драматургии
чрезвычайно важна звуковая характери-
стика разработки первой части в интер-
претации автора. Положенная в ее осно-
ву лирическая тема вступления подана
им как отстраненная, иллюзорная.
Вся она —
вне того чувственно яркого,
„зрелищного"
мира, который с такой за-
хватывающей увлеченностью и рельеф-
ностью был воплощен исполнителем в
экспозиции части.
Соответственно этому и общий коло-
рит звучания —
зыбкий, матово-при-
глушенный.
„Piano dolce“
звучит как
воспоминание о
„piano dolce“.
Основное
внимание Прокофьев уделяет мелоди-
ческому голосу, очерчивая линию гиб-
кого и длинного дыхания и подчиняя
ей остальные планы фактуры. Полифо-
нический аспект собственно фортепи-
анной партии интересует исполнителя
меньше, чем полифонические взаимо-
отношения партий фортепьяно и орке-
стра —
здесь все переклички (фагота,
кларнета) звучат отчетливо, но без на-
зойливости.
Возврат же к живому конкретному
действию связан в интерпретации Про-
кофьева со вторым разделом разработки.
Здесь вновь звучат уже знакомые
остро ритмизованные дисцинлиниро-
А у ц и о М а г а з и н 5 / 1 9 9 8
предыдущая страница 96 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн следующая страница 98 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст