9 0
м у з ы к а
желающий восторгаться, а созерцающий так, как оо
этом сказано у Рильке: „Башни так созерцал он, что
башни пугались“. Оп приходит в соприкосновение с ин
томными частями моего существа, и это такой трепет —
как
любовный. Тоже трение, только
тонких
тел. Такое случается
крайне редко. Я хочу трепетать, хочу пугаться, как те башни.
666. Примерно как ты созерцаешь Бетховена в поисках
объявленного тобой зазора? Получается пропорция:
Бет-
ховен/ты
=
ты/слушатель.
Красиво. Вот только если тебя
вздумает созерцать некто равный Бетховену, ты тут же уст-
ремишься к нулю. А теперь я переведу все эти башни для
читателей. Господа! Мой собеседник хочет сказать, что все
вы представляетесь ему объектами изучения. Изу-
чая вас на собственном лабораторном материале, он
очень возбуждается. Творчески. Пожалуйста, помогите
ему, слушайте его продукцию.
999. Ес ли верно мое высказывание, то верно и твое, эмоци-
онально ему обратное. То. о чем идет речь, надо описывать
возможно полно. В этом оно сходно с самой музыкой. 11ет в
ней никакого такого „содержания“, ни чувственного, нп мо-
торно-двигательного. А приблизиться к определению того
или иного опуса можно только так: составляя коллекцию мо-
тивированных суждений о нем.
666. Давай попробуем. „Времена года“ Вивальди можно на-
звать шедевром, потому что здесь обозначены „главные эмо-
ции" разомкнутого цикла человеческого существования. Они
озвучены наглядными темами-символами. „Весна“—
юное
свершение, еще не ставшее. „Лето“—
угнетенность душевным
богатством, ищущим выхода. „Осень“—
гармония желаемого
и доступного. „Зима“—
угасание, которое не может согреться
отблесками былых радостей. В „Весне“—
энергия потенциаль-
ная, и ее музыка могла бы развиваться дальше п дальше как
бы сама из себя, не сменяясь другими частями цикла. „Лето“ и
„Осень" балансируют в высокой точке музыкального бытия,
контрасты в них глубже, дыхание глубже и нрерывней, форма
прерывней и цельней. „Зима"
точка перехода в иное агрегат-
ное состояние: во второй ее части хруст ломких старческих ко-
стей, а в фи нате уже дуют иные ветры. Твой ход.
999. Части „Времен года" легко можно играть в разном по-
рядке. Это могло бы прояснить вот что: качества, проница-
тельно приписанные тобой разным музыкам, принадлежат
разным стадиям формы. Форма-формула. Подставляешь в
нее части-переменные, и они принимают значения, завися-
щие от того, куда их подставили. Переставлять части можно
потому, что качественно они друг от друга не отличаются. Все
это —
один сплошной Виватьдп. А название произведения
есть его составная часть, причем чаще всего не по принципу
определения, а по принципу дополнения. Сознание слушате-
ля направляется на внемузыкальный образ, и работу своего
воображения мы часто путаем с тем, что происходит в музы-
ке на самом деле. На это у нас есть полное право как раз отто-
го, что никакого „на самом деле" на самом деле и пег.
666. Тогда можно трать после „Зимы" снова „Весну“, и это
будет уже буддизм, перевоплощение души?
999. Конечно. Главное в том, что эти четыре концерта
как кубики, которые можно переставлять. Чисто музыкально
это допустимо. Удивительно, почему никому не пришло в го-
лову так поступить на концерте. А еще лучше
устроить
„Four Seasons Коп Stop Party". Ты обозначил цикл как разо-
мкнутый, и это отвечает христианской однократности жиз-
ненного пути. А вот мы зациклим нашего Вивальди (конечно,
с мелким исполнительским хулиганством
чтобы все время
обновлять звучание п чтобы оправдать хулиганство круп-
ное), п пусть люди приходят п уходят в течение суток, отжи-
вая столько жизней, сколько могут.
666. Послушать тебя, так выходит, что соответствие жиз-
ненных явлении н музыкальных представлении о них не
только актуально для проживателя жизни, но просто-та-
ки у него под ногами валяется?
999. Туг нет однозначного соответствия. Сквозь жизнь
многие продираются, желая употреблять ее как сильнодейст-
вующее средство для (или от) чего-то еще. А если сделать из
жизни подобие музыкальной формы, из которой выпь секун-
ду звучания —
и это будет началом ее распада в твоем созна-
нии? Но для этого неплохо бы иметь подобный опыт слуша-
ния музыки - проживать ее ради нее самой.
666. Идеалист! И мой союзник. Лишь только каждый нач-
нет прожнвать-переживать-пережёвывать всякие там времена
года в одиночку, искусство как часть культуры закончится.
Оно перестанет объединять людей, а станет их разъеди-
нять, и музыка в этом преуспеет больше других.
999. Э то, возможно, и есть ее тайное замедленное действие.
Представь: большинство личностей разовьется до такой сте-
пени. что научится обретать полноту мира в отдельном музы-
кальном произведении. Тогда общение сведется к бытовому.
666. Я вообще-то адмирал от антиутопии, н твоя картинка
мне но.
..
999. .
..душе?
666. По нраву. Но даже мне ясна ее полная несбыточность.
999. Все верно. Настоящее искусство и есть стремление к
невозможному в належде получить необходимое.
666. Ты сейчас и о себе тоже?
999. Разумеется. Можно поставить знак равенства между
искусством и эротикой в Платоновом понимании. Сократ
ведь у него утверждает, что любовь есть погоня за ускользаю-
щей и неопределимой сущностью, за Эросом. Так и созида-
ние, выспренно говоря, приближается к акту любви. Непо-
нятно только, любви к чему. Потому что тог смутный прооб-
раз, о котором я пытался рассказат ь, „смутный объект жела-
ния".
он настолько нп на что не похож! Он должен
быть,
но
не может
стать,
не может лечь непосредственно на нотную
бумагу. Я уподобил бы композитора чудаку, который вполне
может вдыхать воздух легкими, но упорно хватает его рука-
ми, чтобы к ним прибрать.
666. И все это среди задыхающихся или вовсе бездыхан-
ных тел?
999. Ты, конечно, отец лжи, но так грубо льстить за чужой
счет.
..
666. Я тут некоторое время симулировал доброжелатель-
ность, поддерживал связную беседу, хотя все твои ответы бы-
ли мне наперед известны. Ты скучен и никчемен, и хочешь
оправдать свою деятельность милыми и вполне неоригиналь-
ными построениями. Строишь себе из воздуха отхожие мес-
та: мол, окрыляйтесь, граждане, летите ко мне в небеса напи-
таться!
999. Тебя заколодило, что ли, на социальной дисфункции
художника? Пойми, в отношении птичек у меня нет намере-
ний
вообще никаких. А из воздуха только в романах может
некто соткаться. Для меня
вещность
и
вечность
почти сино-
нимы. Я хочу, чтобы мою музыку можно было потрогать, про-
верить на прочность, облить кислотой, разодрать на части,—
и чтобы ей ничего не сделалось. Видишь, низвести сладост-
ный образ из эмпиреев на потребу чужим ушам, которые ты,
возможно, уже заложил серой,
разве тебе не нравится?
666. Заложил, заложил. Нравился. Только отчего ты, вме-
сто того чтобы заниматься прямым делом, пытаешься про не-
го разговаривать? Зачем тебе вообще кому-то нравиться, да-
же самому себе?
999. Это все история Снегурочки: сидит она, складывает
изо льда слово „вечность“. Весь мир у нее уже есть, а трудится
она ради пары роликовых коньков. Замерала и хочет к.людям,
погреться. Есть риск растаять, но так холодно одной.
..
М
А у п и о М а г а з и н 5 / 1 9 9 8
предыдущая страница 91 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн следующая страница 93 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст