42
и с п ы т а т е л ь н ы й с т е н д
Ведущей идеей данного прослуши-
вания было привлечь два аппарата
около S600 и два —
в пределах S3500 и
проверить их на записях самых труд-
ных и насыщенных сочинении, до-
ступных мне. Вначале была именно
музыка, какой я ее (надеюсь) знаю и
(не сомневаюсь) люблю. Избрано
жи-
вое,
органическое;
неживое
вступает с
ним в контакт и проявляет свои неор-
ганические свойства.
Контрольный тракт
Проигрыватели компакт-дисков .Yamaha CDX-
993“, .Pioneer PD-S06", .Meridian 508-20“, .Classe
CDP-.5 предварительный усилитель .Balanced
Audio Technology VK-3i*, усилитель мощности
.Balanced Audio Technology VK-200“; акустические
системы .Magnat Vintage 760“.
Для общения с четырьмя проигрывателями я выбрал
четыре основных записи:
Джезуальдо.
Респонсории Страстной Субботы
(Ensemble Vocal Européen de la Chapelle Royale Paris,
дир. Филипп Херевег, „harmonia mundi France“, HMT
7901320);
Бетховен.
Торжественная месса
(La Chapelle Royale
Paris, Collegium Vocale de Gand, Orchestre des
Champs Bysees, дир. Филипп Херевег, .harmonia
mundi France", live rec, HMC 901557);
Джиачинто Шелси.
Quattro pezzi per orchestra;
.Anahit“ для скрипки и 18 инструментов (Кармен
Фурнье, Оркестр Радио и Телевидения Кракова,
дир. Юрг Виттенбах, .Accord", 200612).
Кроме того, для выяснения „реак-
ции“ аппаратов на музыку разной сте-
пени акустической сложности привле-
кались диски только последних лет, вы-
пущенные фирмами „harmonia mundi
France“, „Auvidis Montaigne“, „EMI“,
„Accord“ и лр.
. с записями произведе-
ний самых разных эпох —
от Карло
Джезуальдо (ок. 1560-1613) до Джиа-
чинто Шелси (1905-1988) в хорошо
знакомых мне исполнениях. 99 процен-
тов времени было уделено классиче-
ской музыке. Джазовые диски привле-
кались лишь как тестовые, с целью оце-
нить стереоианораму, натуральность
передачи отдельных голосов и инстру-
ментов, целостность картины при сов-
мещении резко контрастных тембров.
Не стоит рассчитывать на мою объек-
тивность в выборе репертуара. Он
включил в себя в основном XVII век.
Бетховена и авангард последних сорока
лет. Пожалуй, здесь можно лишь заме-
тить, что если воспроизведение тем или
иным аппаратом подобного .джентль-
менского набора“ удовлетворительно,
то менее сложную продукцию он, веро-
ятнее всего, будет играть хорошо.
В уравнении со многими неизвест-
ными. каким всегда представляется
звучание неведомо как сделанной за-
писи на тракте, компоненты которого
вступают друг с другом в неведомые
отношения и противоречия (по край-
ней мере
мне
неведомые), есть одна
известная величина. Вернее, извест-
ная
мне.
Это партитура. Основной
критерий при прослушивании наибо-
лее сложных и многосоставных запи-
сей был таков: насколько полно пере-
дается партитура во всех ее деталях.
То есть сначала буква партитуры, без
которой обычно не бывает в наличии
ее духа. Понятно, что проигрыватели
обеих ценовых категорий не могут
обеспечить буквы (или букв), когда их
особенно много. Но, может быть, они в
состоянии перепрыгнуть эту необхо-
димую стадию воспроизведения? Мо-
жет, в наших глазах она необходима
только живому исполнителю1? (См.
выше об отношениях исполнения и
его записи.) В связи с такой установ-
кой преимущество в моих (каюсь, не-
объективных) глазах заведомо полу-
чали аппараты аналитического плана.
Забегая вперед: ими оказались „Classe
CDP-.5“ и „Pioneer PD-S06“. „Meri-
dian 508-20" и „Yamaha CDX-993" пы-
тались расположить к себе скорей об-
щей приятностью звука, который ка-
зался мне менее цифровым.
Итак, точка отсчета для меня —
это
партитура. Глядя только в нее, самой
простой с точки зрения воспроизведе-
ния из перечисленных выше основных
записей я бы назвал Джезуальдо: хоро-
вое четырех-шести голосие, не ослож-
ненное инструментальными партиями,
отсутствие разброса в пространстве. К
этому прибавим поразительно ясную
манеру пения Ensemble Vocal Euro-
péen. 11о, начав слушать, я понял, что
именно эти обстоятельства (не исклю-
чая даже и первое) делают мое мнение
ошибочным. Если искать акустической
достоверности в передаче исполни-
тельского характера этого коллектива,
проблема вот в чем. Каждая из шести
хоровых партий поется тремя-четырьмя
певцами. Подбор голосов и взаимопо-
нимание между ними дают в результа-
те идеальный тембр, вроде бы состав-
ной, но почти обладающий индивиду-
альностью отдельно взятого певческого
голоса. В то же время внутри него мож-
но различить голоса конкретных людей.
Эта различимость зависит от сложно-
сти хоровой партии, от того „места“ в
жизни отдельного звука, на которое на-
правлено наше внимание. Атака звука
у четырех человек разнится, затем они
приводят свои личные колебательные
процессы к согласию; при увеличении
силы звука они снова чуть расходятся.
1
1! наоборот. Нели так бывает с машинкой, почему
не случиться некоему исполнителю, скажем, сред-
ней ценовой категории ближе к нижней, которому
вдруг удался бы подобный трюк?
Конечно, нет никакой фальши, просто
в
forte
образуется более просторная
звуковысотная зона, ее можно назвать
тонкой полосой —
в отличие от линии с
минимальной толщиной, которую мы
имеем в
piano.
Чем выше
степень разрешения
айна-
»
рата, тем больше уровней появляется в
нашем восприятии. Мы можем то под-
ниматься на высоту птичьего полета и
созерцать картину целого, то нисходить
в глубины звукообразования, пытаясь
понять технологию хорового пения.
Вышеописанные впечатления от хоро-
вого звука стали возможны благодаря
именно „Classe CDP-.5“, оказавшемуся
здесь вне конкуренции,—
может быть,
из-за его светлого звука, как бы лишен-
ного глубины и чуть „выравнивающе-
го“ воображаемых исполнителей на во-
ображаемой сцене. „Meridian“ придавал
звучанию теплоту и округленность, как
мне показалось, за счет большего ак-
цента на средние частоты. Теплота во-
обще ие очень свойственна этой записи.
Но даже если бы была свойственна, то
лично мне больше по вкусу все равно
пришелся бы „CDP-.5“: тогда получи-
лось бы, что он, объективно искажая за-
пись, приближался бы к облику музы-
ки Джезуальдо, каким я его себе пред-
ставляю, и, следовательно, производил
бы эффект вовлеченности (см.
вторую
мысль).
Разница между „Classe CDP-.5“
и „Meridian 508-20“ оказалась более
ощутимой, чем между „CDP-.5“ и „Pio-
neer PD-S06“, несмотря на классовую
принадлежность всех трех машин.
Различимость полифонических го-
лосов —
в отличие от голосов реально
поющих людей - на всех аппаратах
была, конечно, разной (с сохранением
общего соотношения между проигры-
вателями). Надо, однако, признать,
что ни один из них не оказался в со-
стоянии отчетливо передать голосове-
дение —
прихотливо-упорядоченное, с
постоянно перекрещивающимися ли-
ниями. к тому же темброво мало от-
личными друг от друга. Это, кстати,-
фирменное блюдо
Ensemble Vocal
Européen: все голоса представляются
как бы сэмплированными, то есть ва-
риантами одного тембра
от басов до
сопрано. Отсутствует граница между
мужскими и женскими голосами отча-
сти из-за того, что вместе с меццо-со-
прано в хоре поют контртенора, а от-
части потому, что сопрано тоже ими-
тируют манеру пения мужчин-фаль-
цетистов. Так что в середине хоровой
фактуры бывает трудно разобрать, ку-
да же девается та или иная хоровая
партия. Я, например, смог сделать это
только с нотами. Но. помня их, легче
всего расслышать реальное голосове-
А у п и о М а г а з и н 5 /1 9 9 8
предыдущая страница 43 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн следующая страница 45 АудиоМагазин 1998 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст