112
г о с т и н а я « ф о н о г р а ф »
„АМ".
Детство, интеллигентная се-
мья, старое пианино. Как музыка по-
является в биографии будущей бале-
рины? Вас учили музыке?
А.
Г.
Мои родители устроили мне
лет с трех фортепианные уроки, но из
этого ничего хорошего не вышло —
я
занималась через силу. Первое радо-
стное ощущение от музыки появи-
лось, когда я научилась включать про-
игрыватель, жуткий старый аппарат с
ломаной иголкой, и стала сама заво-
дить пластинки. Слушала все, что бы-
ло в доме,—
Чайковского, Моцарта и
почему-то Малера.
„АМ".
Маленькие девочки любят
танцевать под музыку и говорить: „Я
балерина!“
А.
Г.
А у меня под музыку шла „мел-
кая ручная пластика“—
я вышивала,
нанизывала бусинки, клеила картин-
ки. В крайнем случае, читала. И о ба-
лете совсем не думала.
„АМ".
Попав в детский балетный
класс, вы сразу столкнулись со специ-
альной балетной музыкой?
А.
Г.
Да, есть такие музыкальные
фрагменты, под которые занимаешься
всю жизнь. Классический урок —
спе-
цифическая вещь, в том числе с музы-
кальной точки зрения. „Хорошая музы-
ка“ для него, как правило, не подходит.
Ценится ясный дидактический ритм:
музыка урока должна соответствовать
пластическому смыслу движения, и
большего от нее не требуется. Поэтому
для артистов столь важен концертмей-
стер —
имея дело с таким небогатым ма-
териалом. урок можно украсить, а мож-
но безнадежно испортить.
„ АМ".
Какое место музыка занима-
ет в общении ученицы и педагога?
А.
Г.
Работа педагога в том и заклю-
чена, чтобы научить трактовать музы-
Пою свои танцы,
к о г д а
н и к т о
н е
с л ы ш и т
А лекса н д р а Гронская родилась в Ленинграде. В училищ е им. Вагано-
вой занималась у педагогов Валентины Ц ирулевой и Татьяны Удальцо-
вой. Параллельно брала уроки у Аллы Осипенко. С 1993 года работает
в М ариинском театре, с 1997
солистка балета. В ее реперт уаре —
характ ерные танцы в классических спектаклях, балетные соло в опе-
рах, а также парт ия Зобеиды в „Ш ехеразаде“ М ихаила Фокина на м у-
зыку Римского-Корсакова. Д ля нее поставлены „Воскрешение“ Олега
Виноградова на м узы ку Вагнера и „Послеполуденный отдых ф авна“ Ев-
гения Панфилова на м узы ку Прелюда Дебюсси. Студентка болотовед-
ческого отделения Академии русского балета им. Вагановой.
ку. Артистическая воля танцовщика —
это интерпретация: то, какие акценты
ты расставляешь в музыке. Вместе с
хореографом, разумеется. У танца в
этом смысле огромные возможности
преображения: есть Абафеио Малера
и есть Ас^1еЧо Бежара для Хорхе
Донна. Хотя, на мой взгляд, эти воз-
можности не безграничны, и сужде-
ния о правильной или неправильной
трактовке музыки допустимы.
„АМ".
Вернемся в Академию, где
каждый будущий артист балета полу-
чает порцию музыкально-образова-
тельных дисциплин.
А. Г.
Получает, но относится к ним,
как правило, несерьезно. Результатов
добиваются, наверно, только люди с
явными музыкальными способностя-
ми. Я, несмотря на многолетние регу-
лярные уроки, не играю на фортепья-
но, и очень жаль. Но среди балерин
есть прекрасные пианистки —
в нашем
театре это Алтынай Асылмуратова и
Юлия Махалина.
„АМ".
Кстати, профессиональным
пианистом был Бапанчин. Многие ли
балетмейстеры сегодня могут быть
признаны профессионатьиыми музы-
кантами? Умеют ли они читать парти-
туру?
А. Г.
Должны бы, но, как правило,
не умеют —
этому не учат. Часто при
постановках классических бапетов от-
ступают от авторской воли в выборе
темпов: они передаются в „устной тра-
диции“, а свериться с партитурой оче-
редному постановщику в голову не
приходит.
„АМ".
Музыка и балет для вас -
понятия, которые соотносятся иерар-
хически, или независимые стихии, ко-
торые иногда соприкасаются?
А. Г.
Музыка, если так можно вы-
разиться, больше балета, так как она
независима и обращается к человеку
непосредственно. Балет надо смот-
реть, за балетом надо следить, а в му-
зыке слушатель растворяется. Мож-
но ли представить себе зрителя, ра-
створившегося в балете? Только му-
зыка позволяет потерять ощущение
времени и места, например конкрет-
ного вечера в концертном зале. Театр,
сцена, партер, артисты и зрители,
цветы и аплодисменты —
неизбеж-
ные атрибуты балета, совершенно не
обязательные для музыки. Она, в от-
личие от танца, не вещественна и лег-
ко переселяется со сцены в сознание
человека.
„АМ".
Но хореография XX века
развивается как раз в сторону „чистой
формы“. Деперсонификацня, абстрак-
ция —
все как в музыке. Можно ли
сказать, что пластическое искусство
сближается со звуковым?
А. Г.
Я бы не рискнула. Балету не
преодолеть своей родовой связи с теа-
А у п и о М а г а з и н 4 /1 9 9 8
предыдущая страница 113 АудиоМагазин 1998 4 читать онлайн следующая страница 115 АудиоМагазин 1998 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст