90
гостиная „ф он огр аф "
Алла Осипенко в фильме „Скорбное
бесчувствие“
Впрочем, среди моих фильмов нет ни
одного, в котором мне в полной мере
удалось бы все, что было задумано.
Искусство — это феномен высочай-
шей плотности. Ее в моих фильмах со-
здает именно звук. Хотя, разумеется, в
какой-то момент фонограмма стано-
вится цепью чисто технических реше-
ний, моих и звукооператора.
„ А М ".
Что Вы думаете о сцене
вертолетной атаки в „Апокалипсисе“
Копполы, в которой музыка Вагнера
встроена в шум вертолетных винтов?
Этот же вопрос я задам Вашему зву-
корежиссеру.
А.
С.
Эпизод сделан с профессио-
нальным блеском. Но н только. Коп-
пола в звуковом решении этой сцены
похож на ресторанного официанта.
Он угадал вкус клиента за столиком и
подал ему блюдо, которое тот хотел
съесть. Что именно подавать - жаре-
ных змей или тушеных крокодилов,
Копполе было совершенно все равно.
Я видел ракетные обстрелы, был под
ними сам, и мне кажется никчемной
эстетика уничтожения, без меры рас-
пространившаяся в кино.
Она связана с коммерческим меха-
низмом кинематографа, который ведет
к безумной вторичности образов, во-
пиющей вторичности! Кино — это за-
поведник для множества слабых и
очень несмелых людей, которые назы-
вают себя режиссерами. Они выхваты-
вают друг у друга все, что могут,— те-
мы, технические приемы, актеров. Они
не способны ничего сделать сами и по-
этому все время „прячутся" за опера-
тором, сценаристом или композито-
ром. Кино часто паразитирует на му-
зыке. Звучащая мелодия —
великолеп-
ный способ отвлечь от изображения.
Обратите внимание на то, что проис-
ходит на экране, когда в каком-нибудь
американском фильме начинает зву-
чать мелодия. Музыка позволяет ре-
жиссеру превратить видеоряд в мусор-
ную кучу, с ее помощью всегда можно
скрыть бездарность замысла.
„ А М ".
Музыка для Вас —
высшее
из искусств?
А.
С.
Да. Сравнима с ней только ли-
тература.
„А М ".
Какую музыку Вы любите?
А.
С.
Моцарта, Бетховена, Чайков-
ского, Матера. Музыку XX века -
Хиндемита или Шостаковича — я слу-
шаю охотно, но.
..
„ А М ".
То, что Вы рассказали о
процессе работы над фонограммой,
означает, что Вы часто меняете музы-
ку, которую планируете ставить в
фильм. Это так?
А.
С.
Да, конечно. Например, я хо-
тел, чтобы „Спаси и сохрани“, наш
трехчасовой фильм по мотивам „Ма-
дам Бовари“, напоминал симфонию,
был построен как музыка. И звучать в
нем должны были крупные фрагмен-
ты симфонической музыки XIX века,
французской и русской. Но изображе-
ние в фильме оказатось в конце кон-
цов построено иначе. М
я отказался от
фонограммы, которую планировал.
„А М ".
Скажите, в какой момент ра-
боты
над
фильмом
Вы
начинаете
искать музыку, которая попадет в фо-
нограмму? До этого у Вас, вероятно, по-
является сценарий, отснятый материал
или, может быть, монтажная версия?
„Скорбное бесчувствие“
. Кадр из
фильма
А.
С.
Может не быть ничего. О му-
зыке и звуке я думаю все время. У ме-
ня на рабочем столе есть тетрадка, в
которой я каждый день делаю записи о
новых впечатлениях, связанных со
звуком,— о шумах, тембрах, случайно
услышанных музыкальных фрагмен-
тах и так далее. Ночью в радиоэфире я
могу услышать мелодию, которую ут-
ром включу в фонограмму своего но-
вого фильма, отбросив все прежние
планы и замыслы.
„А М ".
Мне известно, что сейчас
Вы готовитесь к съемкам фильма, сре-
ди героев которого — Гитлер и Ева
Браун. Вы уже знаете, какая в нем бу-
дет музыка?
А.
С.
Музыкально-шумовая парти-
тура фильма будет очень сложна.
Больше ничего сказать о ней пока не
могу.
„ А М ".
Пос ледний вопрос: в этом
фильме может появиться музыка, на-
писанная специально для него?
A. С.
Нет. Я думал об этом. Но даже
если бы я решил ее заказать, мне бы
это не удалось — у меня и моей груп-
пы слишком мало денег. Композитор
не станет работать за ничтожную пла-
ту, а прибегать к унизительным угово-
рам мы не будем.
„АМ “— Владимир Персов
„А М ".
Владимир Маркович, в чем
современная техника, несмотря на
утонченность
новых
акустических
разработок, ограничивает звукоре-
жиссера?
B. П.
Ограничения чисто техниче-
ские связаны прежде всего с динами-
кой. К примеру, звуковой сигнал не
должен превышать па выходе 1,5 В
(это продиктовано не возможностями
аппаратуры, а специальной юридиче-
ской нормой, но создает множество
технических проблем). Режиссерам
доступной в этих границах громкости
всегда мало. И звукооператор вынуж-
ден „стоять на голове“, придумывая,
как подчеркнуть ведущий голос, делая
тише все остальные. Кроме того, на
свете нет таких микрофонов, которые
„слышали“ бы звук так же, как его
слышим мы с Вами. Микрофон, в от-
личие от нас, не выбирает, что именно
ему „слушать“. Человек может рас-
слышать голос собеседника, даже если
рядом шумит водопад, потому что его
внимание настраивается на этот го-
лос. С помощью микрофона можно за-
писать только все кряду и потом при
воспроизведении не расслышать ни-
чего. „Ничего“— почти не преувеличе-
ние. Сделать все звучания и шумы
внятными я могу только в студии, ра-
ботая за пультом. Признаться, иногда
я радуюсь, что работать за пультом
приходится не каждый день. Не пред-
ставляю, как работают музыкальные
звукорежиссеры, которые целые дни
проводят в студии — в диком звуко-
вом давлении. Мне их очень жалко,
передайте им.
„А М ".
Благодарю, при случае не-
пременно передам.
В.
П.
Я
после
записи музыки
все-
гда прихожу домой разбитый физиче-
ски.
Помните бегущего
мальчика в
фильме „Чайковский“? Его
перепол-
А у и и о М а г а з и н 3 / 1 9 9 8
предыдущая страница 91 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн следующая страница 93 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст