г а
м у з ы к а
шеств в технологии акустической за-
писи. О том, как выглядела студия
„НМУ“ в Хейсе в 1921 году вспомина-
ет аккомпаниатор Шаляпина Дже-
ральд Мур:
„Звукозаписывающая студия была
расположена в самой глубине здания
и надежно скрыта от дневного света и
внешнего шума. В ней не было ни мяг-
кого освещения, ни ковров и штор для
придания уюта интерьеру. Стены (я
бы сказал — заборы) и пол были из не-
полированной древесины, и за отсут-
ствием какого-либо поглотителя зву-
ка мои шаги громыхали по голым до-
скам, а голос гудел, как внутри гигант-
ского контрабаса. Я пробежался по
клавиатуре рояля и ужаснулся метал-
лической жесткости его звука, напо-
минающего тембр медной плеватель-
ницы. Этот нежный звук не был след-
ствием акустики — при ближайшем
знакомстве с роялем оказалось, что
настройщик постарался по возможно-
сти приблизить его к ударным инстру-
ментам, убрав войлок с молоточков.
Антиобивочная кампания добралась и
до рояля.
Гигантский рог или труба высовы-
валась в комнату и, суживаясь, уходи-
ла обратно в стену; она была связана с
аппаратной, собирая звуки и воспро-
изводя их на мягком восковом диске.
Артистам в те дни не было позволено
появляться в аппаратной, поскольку
процесс записи был строго засекречен.
<...>
<...>
Запись оркестра с помощью одного
рожка была чрезвычайно трудной за-
дачей. Если бы музыкантов рассади-
ли так же, как в концертном зале, то
половины из них не было бы слышно.
Поэтому все толпились вокруг рож-
ка; скрипки и виолончели, контраба-
сы и духовые инструменты букваль-
но лезли друг на друга. Сцена напо-
минала ярмарочные «Смертельные
гонки»“.
Все бы ничего, но Шаляпин уже не
тот. Голос его по-прежнему хорош, од-
нако на душе неспокойно. Предстоял
окончательный отъезд из России, к то-
му же тяжелая слава „гастролера ми-
ра“ оказалась непосильной ношей. В
этот период для Шаляпина деньги
стали значить больше, чем творчество.
Записи, сделанные в то время (а их
около 30), отражают состояние его ду-
ши. Слушая их, понимаешь: что-то
угасло в нем. На напетых тогда в Кам-
дене пластинках, например в арии До-
на Базилио и арии Филиппа, Шаля-
пин явно переигрывает. Исчезла внут-
ренняя сила и проникновенность ис-
полнения. Наиболее показательна в
этом отношении камденская запись
финальной сцены из онеры „Борис Го-
дунов“ (январь 1922 года). В „Проща-
нии Бориса“ чувствуется неуверен-
ность певца — хотя вдруг со слов „Гос-
поди, воззри, молю, на слезы грешного
отца“ слушатель начинает ощущать
прежнюю мощь шаляпинского духа.
Наверное, на произнесенные слова от-
кликнулось что-то в душе артиста и на
время „разбудило“ ее.
..
1924 год является исторической ве-
хой в звукозаписи. С ним связывают
переход от акустической записи к эле-
ктрической. Вместо гигантского рупо-
ра, создававшего немало неудобств
при рассадке музыкантов, появились
сравнительно небольшой микрофон,
усилитель, состоящий из некоторого
количества трансформаторов и элект-
ровакуумных ламп, а также электро-
магнитный рекордер. Уильям Блейк с
изобретенной им отрицательной об-
ратной связью в технику звукозаписи
внедриться еще не успел.
С 1925 года практически все грам-
мофонные компании стали выпускать
только электрозаписи, оповещая об
этом новшестве покупателей грампла-
стинок надписью на этикетках: „Elec-
trical Process“ (сейчас она выглядит
так же наивно, как и надпись „Digital
Recording“ на этикетках LP). Путь му-
зыкального сигнала был тогда еще
очень коротким, поэтому ухудшение
звучания грамзаписей, вызванное ис-
пользованием электроники, не при-
влекло к себе внимания. Всем показа-
лось, что у электрозаписи одни только
преимущества: заметно улучшилась
передача высоких и низких частот, ис-
чезла какая-либо окраска звука, по-
явилась
возможность
выстраивать
практически совершенный музыкаль-
ный баланс.
По-видимому, для Шаляпина до-
стижения звукозаписи стали толчком
к открытию в себе второго дыхания.
Несмотря на свой —
уже солидный
для певца — возраст (ему тогда было
почти 60), Шаляпин активно взялся
за повторение в электрозаписи всего
ранее записанного им репертуара, а
также записал несколько новых ве-
щей. В период с 1925 по 1933 год (по-
том он почти нс записывался) Шаля-
пин сделал около 70 записей. Здесь
есть и настоящие шедевры: 1926 —
сцена прощания и смерти Бориса (3-й
вариант); 1927 — „Песня о Блохе“ Му-
соргского (с оркестром), „Под камнем
могильным“ Бетховена, сцена смерти
Дон-Кихота из оперы „Дон-Кихот“
Массне (на французском языке), ария
Кончака из оперы „Князь Игорь" Бо-
родина, „Очи черные“ (с оркестром
Ф.
Шаляпин, Париж, 1934 г.
балалаек и хором); 1928 - „Двойник“
Шуберта; 1929 — „Трепак“ Мусорг-
ского, „Она хохотала“ Лишнна (в со-
провождении фортепьяно), „Вдоль по
Питерской" (в сопровождении оркест-
ра балалаек); 1931 — „Элегия“ Массне
(в сопровождении виолончели и фор-
тепьяно), рондо Фарлафа из оперы
„Руслан и Людмила“, монолог Бориса
и сцена галлюцинаций из оперы „Бо-
рис Годунов“.
Все перечисленные записи, кроме
„Блохи“ и сцены смерти Дон-Кихота5,
выполнены фирмой „HMV". Их тех-
ническому качеству в части рельефно-
сти и плотности звука может позави-
довать любая современная звукозапи-
сывающая фирма (особенно это каса-
ется „Элегии“, „Трепака“ и рондо Фар-
лафа).
С художественной точки зрения эти
записи представляют собой безупреч-
но выстроенные и отточенные Шаля-
пиным до мелочей интерпретации — в
основном произведений его прежнего
репертуара. В этом легко убедиться,
если сравнить их с более ранними ва-
риантами. Голос Шаляпина звучит на-
сыщенно в нижнем регистре, хотя, на
мой взгляд, не так красиво, как в ран-
них записях (может быть, сказывается
электроника в тракте записи, а может,
и возраст певца); он не несет уже той
сокрушительной энергии, которая от-
мечалась в записях 1910-1912 годов.
Исключением, пожалуй, можно счи-
тать „Двойника“, „Под камнем мо-
гильным“ и „Тренак“: Шаляпин здесь
источает вновь обретенную энергию и
мощь духа
лично у меня при про-
слушивании этих записей по коже бе-
гают мурашки.
5
Эти записи осуществлены
п
Камдене фирмой
„Victor".
Аудио М агазин 3/1998
предыдущая страница 113 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн следующая страница 115 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст