м у з ы к а
« 1
щества „Граммофон“,— который про-
должается до 1914 года. Теперь в запи-
сях почти постоянно участвует техник
Ф. Гайсберг. Именно в это время Ша-
ляпин раскрывает миру неисчерпае-
мое богатство русской народной пес-
ни. Им были напеты на грампластин-
ки песни „Ноченька", „Лучинушка“,
„Эх ты, Ваня“, „Не осенний мелкий
дождичек", оказавшиеся впоследст-
вии лучшими их вариантами. Тогда же
была сделана первая, неповторимая
по силе эмоционального воздействия
запись „Ныне отпущаеши“ Строкина.
В записях 1910-1914 годов хорошо
представлен и западный оперный ре-
пертуар Шаляпина. Лучшие из них —
„Заклинание цветов“ („Фауст“), ария
Филиппа („Дон Карлос“ Верди), кава-
тина и ария' Дона Альфонсо („Лукре-
ция Борджна" Доницетти), речитатив
и воззвание Бертрама („Роберт-Дья-
вол“ Мейербера).
В 1912 году еще раз был записан
Пролог „Ave Signor“. Эта запись, при-
знанная позже лучшей записью Проло-
га, была осуществлена Шаляпиным в
Милане в сопровождении оркестра те-
атра „La Scala“, которым теперь уже ру-
ководил преемник А. Тосканини Карло
Сабайно. Одновременно с Прологом в
Милане были записаны такие обще-
признанные шедевры, как ария Орове-
зо („Норма“ Беллини), речитатив и ка-
ватина Родольфо („Сомнамбула“ Бел-
лини) и ария Дона Базилио („Севиль-
ский цирюльник“). Все миланские за-
писи делал техник Ф. Хампе.
Примерно тогда же в Петербурге
Шаляпин записал первый вариант
сцены прощания и смерти Бориса
(„Борис Годунов“). Позже выяснилось,
что эта трактовка — лучшая среди чис-
лящихся в каталогах шести записей. В
ней Шаляпин демонстрирует слуша-
телям трагический пафос высочайше-
го накала. Тогда же были сделаны ни-
когда позже не повторенные записи
„Вакхической
песни“
Глазунова
и
„Марсельезы“ Роже де Лиля. Впервые
Шаляпин напел пластинки на фран-
цузском языке — как оказалось, безу-
пречном. Мне очень нравятся эти две
записи: поражает удивительно ясная
дикция певца, и не только прекрасное
произношение, но и умение подчерк-
нуть любое слово, сделать любой логи-
ческий акцепт. Важность ясной дик-
ции для оперного певца Шаляпин объ-
яснял в беседах с Коровиным: „В опере
есть музыка и голос певца, но еще есть
фраза и ее смысл. Для меня фраза —
главное. Я ее окрыляю музыкой. Я
придаю значение словам,
которые
пою, а другим все равно. Поют, точно
на неизвестном языке“. Любопытно,
но, восхищаясь исполнением „Марсе-
льезы“, я каждый раз ловлю себя на
мысли, что в трактовке Шаляпина она
предстала перед нами французским
вариантом русской „Дубинушки“.
Для меня, меломана, прослушавше-
го в оригинале большинство записей
Шаляпина, то, что было спето им в
1907-1912 годах
и
сохранилось в
грамзаписи,— это лучшее из исполни-
тельского наследия великого певца. В
этих записях шаляпинский голос, по-
ка еще баритонально окрашенный,
привлекает удивительной красотой,
причем во всех регистрах. Даже в са-
мых напряженных местах он поражает
своей свободой. Дыхание, на которое
голос опирается, кажется, не знает
пределов. Неограниченные возможно-
сти преодоления трудных пассажей,
энергичность,
эмоциональная
по-
движность.
.. К тому же слушатель по-
стоянно ощущает в пении необыкно-
венную жизнерадостность и гигант-
ский масштаб личности певца.
Английская компания „Граммофон“
(которая примерно с 1913 года сущест-
вует под торговой маркой „His Master's
Voice“, „HMV“) осознавала ценность
акустических записей Шаляпина того
периода — она сохраняла матрицы мно-
гих записей Шаляпина, сделанных об-
ществом „Граммофон“ начиная с 1907
года (в России матрицы с акустически-
ми записями Шаляпина были уничто-
жены в 1920-е годы). В конце 1920-х го-
дов, когда граммофонная промышлен-
ность полностью перешла на электроза-
пись, „HMV“, вопреки новым техниче-
ским веяниям, вновь выпустила в свет
шаляпинские акустические записи, не
переписав их по новой технологии, а
использовав для тиражирования сохра-
ненные матрицы. Эти грампластинки
имели на этикетках специальную над-
пись: „HISTORICAL RECORD - See
British Record Catalogue“1.
Ценность шаляпинских записей то-
го периода сознавали и компании, ко-
торые специализировались на неза-
конном копировании и тиражирова-
нии грампластинок с записями попу-
лярных артистов. Среди подобных,
как теперь говорят, „пиратских“ фирм
крупнейшей была „Parlofon Record“. В
1910 году она перегравировала
4
и вы-
пустила в продажу большим тиражом
несколько записей Шаляпина без его
3
В
„British Record Catalogue** входили
также акусти-
ческие записи
Л
. Смирнова, Л
. Собинова, /V
Неждано-
вой, Э. Карузо, М
. Батт и
стили. Т. Руффо и
др.
1
Перегравировка грамзаписей осуществлялась с по-
мощью
пантографа«
воспроизводящая игла которого
через систему рычагов передавала пишущему резцу
колебательное смещение канавки копируемой грам-
пластннкн.
разрешения. Певца возмутило в пер-
вую очередь то, что записи были очень
низкого качества. Он не оставил элю
без внимания
тогда же на обороте
всех выпускаемых в России грампла-
стинок Шаляпина появился подпи-
санный им самим угрожающий текст:
„Право
издания,
производства
и продажи граммофонных пласти-
нок с музыкальными произведениями,
мною, Ф. И. Шаляпиным, исполненны-
ми, передано мною в исключительную
собственность издателя, Общества
«ГРАММОФОН и Пишущая Машина».
Всякая перепечатка и перегравирова-
ние настоящих граммофонных пла-
стинок с целью проб алей без согласия
моего, Ф. И. Шаляпина, и Общества
«ГРАММОФОН и Пишущая Машина»
строго воспрещается, и виновные в
том лица или учреждения будут при-
влекаемы к уголовной ответственно-
сти по закону о контрафакции с имуще-
ственными последствиями, указанны-
ми в cm. 45 Прил. к cm. 420 (Примеч. 2)
Т. X. ч. I Св. Зак. Ф. И. Шаляпин “.
Мало кто теперь знает, что Шаля-
пин оказался первым в мире певцом,
который в условиях беспредела, все-
гда царившего в пластиночном бизне-
се, особенно в России, на юридиче-
ском уровне выступил в защиту смеж-
ных
прав
артистов-исполнителей.
Первый судебный процесс против еще
одной крупной пиратской фирмы „Ог-
feon“ был инициирован Шаляпиным
вместе с Н. Фигнер, Л. Сибиряковым,
М. Михайловой и другими артистами
в ноябре 1915 года, однако был ими
проигран из-за несовершенства рос-
сийского Закона об авторском праве
1912 года.
Следующий период работы Шаля-
пина в студиях звукозаписи прихо-
дится на 1921
1925 годы. Шаляпин
записывался на фирме „HMV“ (в сту-
дии. разместившейся к Хейсе, граф-
ство Мидлекс) и на фирме „Victor“ (в
Камдене. США). Теперь уже с ним по-
стоянно работает Фред Гайсберг.
В это время акустическая звукоза-
пись. развитие которой подстегива-
лось
соперничеством
грех
самых
крупных в мире граммофонных ком-
паний — „HMV“, „Victor“ и „Colum-
bia“, достигла почти полного совер-
шенства. Появились низкие и высокие
частоты, практически исчезла харак-
терная рупорная окраска звучания, а
главное, к этому времени техники в
студиях научились добиваться удов-
летворительного баланса между голо-
сом певца н звучанием инструментов
оркестра. Это получалось за счет уди-
вительных, на первый взгляд, нов-
Аупио М агазин 3/1998
предыдущая страница 112 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн следующая страница 114 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст