м у з ы к а 109
как оно выглядело. Вообразите ста-
ринную швейную машину — пример-
но такой вид имело это устройство.
Сверху был размещен рупор длиной
около двух метров, в раструб которого
должен был петь приглашенный ар-
тист. Другой конец рупора прикрыва-
ла слюдяная мембрана с рычажком,
соединяющим ее центр с „пишущим
пером“ (резцом). Сконцентрирован-
ные рупором звуки приводили мем-
брану и резец в колебательное движе-
ние, которое, как тогда считали, точ-
но повторяет улавливаемые рупором
звуковые колебания.
Сама запись заключалась в выреза-
нии на тонком восковом слое, нане-
сенном на вращающуюся планшайбу,
спиратьной канавки, модулированной
поперечными
колебаниями
резца.
Вращение планшайбы (с частотой
приблизительно 78 об/мин) и посте-
пенное перемещение мембраны с рез-
цом к центру планшайбы с помощью
червячной передачи (с шагом около
0,25 мм/об) обеспечивалось пружин-
ным механизмом или подвешенным
грузом. Матрицу для штампования
грампластинок изготовляли методом
гальванопластики (как и в последую-
щие времена).
Процесс записи был тогда мучи-
тельным. „Фейдеров“' не было. Воск
крошился. Неточный выбор темпа ис-
полнения часто приводил к тому, что
записываемое произведение не вме-
щалось в установленный трехминут-
ный формат. Из-за возникающего бра-
ка запись приходилось переделывать
вновь и вновь. К тому же произведен-
ную на воске фонограмму нельзя бы-
ло прот рать. Услышать ее удавалось
только спустя несколько дней, после
того как была изготовлена матрица и
1
„Фейдер“— регулятор уровня записи.
отштампованы пробные грампластин-
ки. И тем не менее все эти трудности
не помешали энтузиастам сделать
первые записи Шаляпина, ставшие
историческими. Этими энтузиаста-
ми были упомянутые мной
выше
Ф. Гайсберг и У. Дарби.
Большую часть записей 1902 года
можно сейчас услышать на долгоигра-
ющих пластинках фирмы „Мелодия“
(М1045415004, М1045417009), входя-
щих в альбом „Из сокровищницы ми-
рового исполнительского искусства.
Ф. Шаляпин“.
Хотя первые записи Шаляпина не
отличаются совершенством, слушая
их, можно составить представление о
том, как он пел в тот период, к которо-
му относится его сенсационный дебют
в „La Scala“ (1901 год) в опере „Мефи-
стофель“ Бойто (об этом дебюте вам
подробно расскажет следующая часть
статьи).
Первые записи Шаляпина интерес-
ны тем, что в них зафиксировано нача-
ло его творческого расцвета, форми-
рования его неповторимой, ярко ин-
дивидуальной манеры пения. Ее Ша-
ляпин развивал на протяжении всей
своей творческой жизни, уточняя, от-
брасывая ненужное. В записях 1902 го-
да можно заметить и изжитую Шаля-
пиным позже некрасивую окраску
тембра голоса на фортиссимо, и эле-
менты трогательного мелодраматиз-
ма,
в большей
или
меньшей сте-
пени характерные для русских опер-
ных певцов того времени (особенно
заметны эти элементы в записи ро-
манса Чайковского „Разочарование",
1902 год).
Постоянное сотрудничество Шаля-
пина с акционерным обществом „Грам-
мофон
“2
началось с 1907 года. К этому
времени специалисты общества созда-
ли новое, достаточно совершенное
оборудование звукозаписи. Заметно
улучшен был тональный баланс (в ди-
апазоне частот звучания человеческо-
го голоса), а главное, появилась воз-
можность делать записи певцов в со-
провождении оркестра (правда, они
получались с весьма неважным музы-
кальным балансом).
На новом оборудовании, установ-
ленном в Санкт-Петербурге, 24 сентя-
бря 1907 года было сделано 5 записей
Шаляпина в сопровождении оркестра
иод управлением Б. Зайдлера-Винк-
лера. Их произвел техник Франц Хам-
2
Английское акционерное общество с ограничен-
ной
ответственностью
„Gramophone Со Ltd.“ берет
начало из компании „Gramophone &
Typewriter
Ltd.“ и
является наследником
нрав на патенты
в об-
ласти звукозаписи граммофонной компании „Ber-
liner“.
пе. Среди этих записей, осуществлен-
ных в формате „Гигант“, был и знаме-
нитый Пролог „Ave Signor“ из оперы
„Мефистофель“. Слушая эту самую
первую запись Пролога, мы можем
только поражаться, насколько хорош
был тогда Шаляпин в этой роли.
Вскоре, во время очередных гастролей
Шаляпина в „La Scala“, главный дири-
жер театра Артуро Тосканини скажет:
„Пока жив Шаляпин и пока он сможет
петь в «Мефистофеле» Бойто, Тоска-
нини не будет дирижировать оперой с
другим Мефистофелем“.
30 мая 1908 года, теперь уже в па-
рижской студии акционерного обще-
ства „Граммофон“, Шаляпин под ак-
компанемент оркестра под управлени-
ем И. П. Аркадьева и при участии
техника У. Дарби записывает
8
пла-
стинок в формате „Гигант“. Среди
этих записей — общепризнанные ше-
девры: ария Сусанина „Чуют правду“
(„Жизнь за царя“ Глинки), Станцы
Нилаканты („Лакме“ Делиба), „Дуби-
нушка" и „Ты взойди, солнце красное“
(народные песни). Сам Шаляпин был
очень доволен своей работой. В пись-
ме М. Горькому он тогда написал: „В
Париже я пел в граммофон, и пластин-
ки мои вышли замечательно хорошо“.
Сравнивая записи этого периода,
сделанные Шаляпиным в Петербурге,
в Париже и несколько позже в Мила-
не и Москве, я лично отдаю предпо-
Ф. Шаляпин, Монте-Карло, 1911 г.
чтение тем, которые были произведе-
ны в Петербурге и Милане,— из-за
большей натуральности передачи тем-
бра шаляпинского голоса. Парижские
записи в этом смысле звучат несколь-
ко хуже.
С августа 1910 года начинается, по-
жалуй, самый плодотворный период
работы Шаляпина
в основном на
российских студиях акционерного об-
Аудио М агазин 3/1998
предыдущая страница 110 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн следующая страница 112 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст