Мі/:тиа
„Не стреляйте в пианиста, он играет
как может“— эти слова, написанные
на стене салуна над инструментом
.
тапера, сделались таким же атрибу-
к&ЕяЯвШЯ
том Дикого Запада, как шестизаряд-
ный револьвер, сконструированный
полковником Кольтом.
Первая часть этой фразы — но без отрицания — ста-
ла названием фильма Франсуа Трюффо, снятого в
1960 году, в период первых триумфов французской
„новой волны“. Последующая слава Трюффо неко-
торое время поддерживала популярность фильма и
известность его лаконичного названия. Теперь, когда
и то и другое почти забыто, реплика „Стреляйте в пи-
аниста!“ становится заголовком новой рубрики в
разделе „Музыка“ нашего журнала. Ее тематичес-
кая ориентация — музыкальный авангард всех ка-
либров и видов.
П
р и з р а ч н о е
е д и н с т в о
£ ш ц
П П М
Борис ФКПАНОВСКИЙ
Слава
автора
музыки
Есть два способа общения с музыкой (как и с другими
изящными искусствами): открытое и узнавание. Слушая,
мы одновременно и удивляемся, и припоминаем. Соотно-
шение непривычного и знакомого как раз и определяет,
окажемся ли мы удручены нечленораздельной заумыо или,
напротив, разочарованы прекраснозвучной банальностью.
Теория информации уверяет, что доля „вовсе нового“ не
должна превышать 30% (оптимально она составляет
15-20%). Иначе опус просто не считывается сознанием.
Неясно, правда, чьим
музыковеда или „меломана на
час“? Пусть это будет некое среднее сознание, статис тиче-
ское. „Коллективное сознательное“, которое движет и пи-
шет историю.
Возможно смешать миллионы отдельных восприятий в
гомогенизированное „шоре воспринимающее“, в большое
вялое ухо социума. (Не кричите, оно глухое.
..) Возможно
принять цифру 30%, научно ущемив новации безумцев. Но
даже при всех этих позорных уступках статистике, более
того, даже и отвернувшись от нес к своему частному опыту,
сердцу и ушам все-таки решительно невозможно устано-
вить, где именно звуковая материя из „знакомой“ становит-
ся „незнакомой“.
Определение 1
Авангардом каждый называет то, что, на его личный
вкус, переполнено новым опытом, который можно отторг-
нуть, а можно и усвоить
в зависимости от того, предпо-
читает ли человек обнаруживать знакомое или открывать
новое.
История 1
Традиция профессионального сочинения музыки в Ев-
ропе развивалась очень плавно и последовательно, хотя,
конечно, скачкообразные изменения были. Например,
почти необъяснимым чудом композиторской техники XII ве-
ка выглядят большие органумы на четыре голоса, напи-
санные Перотином
кантором собора Нотр-
Дам-де-Пари. На рубеже XVI и XVII веков
группа, известная в истории как Флорентий-
ская камерата (в нее входил и великий Монте-
верди), агрессивно утвердила новый деклама-
ционный стиль
мелодия и бас,—
позволяю-
щий донести до прихожан слово Священного
Писания гораздо лучше, чем четырех- или ше-
стиголосный контрапункт Палестрины и Лас-
" А Р Д А
ш ш ш *
X
О
с
ф
в
о
н
и
со, авторов предыдущего поколения. Революцией стало
появление в XVI веке чисто инструментальной музыки,
которая ранее была уделом народных музыкантов, и про-
никновение ее в церковь. Революцией стала и смена ба-
рокко классицизмом в середине XVIII века, произошед-
шая на глазах одного поколения —
поколения сыновей
Баха.
Однако все эти перевороты были таковыми лишь для
тогдашних ушей, которые не могли знать будущей исто-
рии. Чем дальше, тем быстрее менялся звуковой ланд-
шафт Европы. Наука музыки стремительно развивалась,
сменялись техники композиции. Отмирали одни ограни-
чения, возникали другие. Все они порожда-
лись живой практикой, а затем переходили в
разряд „правил хорошего тона“, подлежащих
изучению. Просвещенные слушатели-аристо-
краты всегда были недурно осведомлены и
могли оценить профессионализм того или
иного автора. Они-то и устанавливали обще-
ственные вкусы.
Аулио М агазин 3/1998
предыдущая страница 102 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн следующая страница 104 АудиоМагазин 1998 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст