Прослушивание одного и того же
произведения
подряд
пять раз в испол-
нении пяти музыкантов —
Марии Грин-
берг. Владимира Горовица, Святослава
Рихтера. Глена Гульда и Михаила Плет-
нева —
может пять раз подряд доста-
вить радость —
и расстроить тем, что ни-
когда не удастся услышать, как играли
это произведение Лист, Рахманинов,
Рубинштейн. Тембр фортепьяно, за-
метьте, будет каждый раз разным.
Фортепьяно —
единственный инст-
румент, способный вести полноцен-
ный диалог с симфоническим оркест-
ром.
Forte
такого дуэта (в фортепиан-
ных концертах, транскрипциях рапсо-
дий Ф. Листа, произведениях Рахма-
нинова) дает слушателю ни с чем не
сравнимые ощущения. Замечательные
возможности таит в себе оркестровое
использование рояля (в качестве при-
мера приведу его несолирующую пар-
тию в „Симфонических танцах“ Рахма-
нинова) —
мне искренне жаль, что оно
осуществляется так редко.
Именно возможность максимально-
го участия исполнителя на натураль-
ных инструментах в создании музы-
кальной фактуры и дает право не толь-
ко считать звучание этих инструмен-
тов наиболее пригодным для тестиро-
вания, но и рекомендовать читателям
побольше слушать натуральные звуча-
ния. Я люблю музыку и могу говорить
о ней сколько угодно. Но пора перехо-
дить к проблемам тестирования.
Что бы ни происходило во время
взаимодействия исполнителя, инстру-
мента и акустики помещения, итогом
этого будет функция времени f (t) на
выходе микрофона, отражающая му-
зыкальный сигнал. В этой сложной, но
однозначной
кривой —
и тембр, и темп,
и настроение, и душа не только испол-
нителя и инструмента, но и, быть мо-
жет, всего оркестра с дирижером.
Луша.
И еще замысел композитора.
К. К.
Вся техническая оценка пара-
метров качества аппаратуры покоится
на форматизации f (t) и формализации
отклика трактов на формализованную
f (г). Ведь человек, даже не будучи тех-
нически образованным, склонен при
любой оценке совершать именно фор-
мализованные действия. Вспомните,
как вы выбираете арбуз: постучать;
сдавить и послушать треск: поискать
желтое пятно и сухой хвостик.
..
Луша.
Определить удельный вес;
вырезать; наконец, съесть.
К. К.
Пользуясь формализованны-
ми параметрами, мы получаем воз-
можность действовать по отработан-
ному алгоритму. При оценке же музы-
кального сигнала достижима ничтож-
ная степень формализации, и мы ча-
стенько оказываемся в тупике. Пред-
ставьте себе формулу:
Е=тс2,
КН/Злг’
или еще что-нибудь посложнее. Фор-
мулой, двумя или целой их книгой мо-
жет быть сказано все или почти все, и
сказанное будет
однозначно
восприня-
то. „Война и мир“ Льва Толстого мо-
жет быть воспринята уже совсем по-
разному. Но эта разница —
ничто по
сравнению с той пропастью, которая
лежит между партитурой как единст-
венной успешной попыткой формали-
зации произведения и тем звучанием,
которое создает исполнитель.
Конечно, возможности науки вели-
ки. Машину легко научить отличать
Страдивари от гваданьини, „Ямаху“ от
„Стейнвея“ и Когана от Хейфеца. Мож-
но даже попытаться создать анали-
тическую модель формализованных
параметров индивидуальных звуча-
ний. Но с трудом верится, что инстру-
ментальный анализ тракта выявит его
влияние на те или иные с грехом по-
полам формализованные параметры
звучания и, скажем, нам удастся сде-
лать вывод: „Эти искажения погубят
индивидуальность исполнителя А и
пощадят индивидуальность Б“.
Практика показывает, что порой за-
пись на „несовершенном“ оборудова-
нии, старение пластинки, восстановле-
ние, включая выскабливание глины с
дорожки, воспроизведение на аппара-
туре, далекой от технического идеала,
оставляют больше индивидуальности
исполнения, чем вполне совершенные
с точки зрения нынешней науки о сиг-
налах методы обработки. Это происхо-
дит отчасти потому, что знания о влия-
нии тех или иных изменений в трак-
те1
на психофизическое восприятие му-
зыки находятся все еще в зачаточном
состоянии. Музыковедение тоже не за-
нимается этими вопросами.
Луша.
А психология, как и психи-
атрия, предмет темный. Голова что?
Кость. Максимум надкостница. Что
там внутри, как оно на что реагирует,
нам неведомо.
К. К.
Это как раз в точку. Представь
себе некоего индивида, который до-
стиг в науке степеней известных, не-
далек от музыки и даже порой попи-
сывает статейки об искажениях.
Луша.
Нетрудно. А про трансфор-
маторы он не пишет?
К. К.
Об акустических системах, на-
пример, такому индивиду никаких дан-
ных, кроме расширенных паспортных,
не надо. Грубо говоря, он в магазине по-
купает технические характеристики.
' Кстати, приводящих к изменениям в сигнале, не
всегда идентифицируемым и формализуемым даже
в случае простого сигнала, а уж тем более музы-
кального.
Три комнаты прослушиваний
Консультации специалиста
Гарантия на всю аппаратуру
Полное сервисное обслуживание
Возможность подобрать комплект
Hi-Fi аппаратуры за $
1000
—$
1500
,
а также дорогостоящую аппаратуру
класса High End
п
л
и
_
ги
Домашний кинотеатр:
полноценная демонстрация
с видеокассет или лазервидео
«Магазин Hi-Fi АУДИО» Санкт-Петербург, Литейный лр
Тея.: (812) 325-3085, факс: (812) 325-3466
ОЖЙЧ»
предыдущая страница 85 АудиоМагазин 1998 2 читать онлайн следующая страница 87 АудиоМагазин 1998 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст