МУЗЫКА
О
нас ушедшие мгновения, делая воз-
можной встречу слушателя с исполни-
телями и композиторами прошлого и
настоящего.
На пути к идеалу у создателей зву-
козаписывающей и звуковоспроизво-
дящей аппаратуры — бесчисленное ко-
личество степеней приближения. И
есть пространство для подлинного
творчества, как у Страдивари. Техни-
ческие средства служат тому, для чего
они предназначены, то есть музыке. Бе-
режное сохранение уникального худо-
жественного момента — так бы я опре-
делила сверхзадачу создания и воспро-
изведения фонограмм.
Осознание тембра не как отдельно
взятого свойства музыкального звука,
но как неотъемлемой части живой тка-
ни музыкального становления раскры-
вает нам взаимосвязь микрокосма и
макрокосма, собственно звука — и му-
зыкального произведения как художе-
ственного целого. Тембровый фактор
существен для всех уровней музыкаль-
ной формы. „Тембровая интонация“,
„тембровая фактура“, „тембровый те-
матизм“, „тембровая драматургия“.
..
Что это значит?
Тембр того или иного инструмента
может выступать как личность, персо-
наж драмы со своим неповторимым об-
ликом и характером: комический вор-
чун — фагот; знойный, чувственный
восточный красавец — английский ро-
жок; чуть холодноватая, капризная
принцесса — флейта.
.. Разумеется,
„роли“ инструмента могут быть разны-
ми, но тем не менее скрипка, фагот,
флейта всегда сохраняют свою индиви-
дуальную тембровую интонацию. В то
же время их сочетание может вопло-
щать внеличностные силы. Поведение
этих персонажей-тем, их взаимоотно-
шения, столкновения, изменения в му-
зыкальном произведении — как в дра-
ме — составляют область „тембровой
драматургии“. Нужно ли говорить, что
искажение первичного тембрового
качества самого звука, его „жизни“, его
изначальной тембровой интонации при
записи и воспроизведении губит музы-
кальное целое: искажает характер ге-
роев, их взаимоотношения, сюжет их
„драмы“?
Правда, искажение тембровой сторо-
ны губительно не для любой музыкаль-
ной формы. Я бы сказала, что меньше
страдают те произведения, в организа-
ции которых участвует меньше состав-
ляющих, — менее сложные по струк-
туре. При этом сложность или просто-
та отнюдь не тождественны художест-
венному качеству: несложный романс
Шуберта или песни Булата Окуджавы
ни в коей мере не уступают по художе-
ственному качеству, скажем, симфо-
ническим произведениям Дебюсси или
струнным квартетам Шостаковича. Но
если интонацию Окуджавы можно рас-
слышать даже вопреки несовершенст-
ву техники, то для полноценного вос-
приятия „тембровой драматургии“ Шо-
стаковича, безусловно, необходимо
слушать его произведения на хорошей
аппаратуре. Более простое по своей ор-
ганизации произведение оказывается
устойчивее к искажениям, сложноор-
ганизованное — легче разрушается.
Поэтому для воспроизведения слож-
ных музыкальных форм нужна аудио-
аппаратура более высокого уровня.
Заинтересованный слушатель ожи-
дает от аппаратуры адекватной пере-
дачи и тембра как такового (рояль,
скрипка, человеческий голос, элек-
тронные инструменты), и всей звуко-
вой формы музыкального произведе-
ния, всего богатства его внутренних со-
бытий. Это позволит ему не только на-
сладиться плотью музыки, звуком са-
мим по себе, но и уловить и понять ду-
шу музыкального произведения, его со-
кровенную тайну, его символический
смысл.
©
В . С а в и н ц ев а
D O T H
‘JÇ
совершенству шаг ja шагом
Ц Н |1Щ 1 И Ц М И Р Й )
& Р а н Ц У З с к и й ш и к
ЭЛеЫ н т „ о с т ъ
© minium
Санкт-Петербург, Литейный пр., 30, тел. (812) 325-3085
предыдущая страница 94 АудиоМагазин 1997 4 читать онлайн следующая страница 96 АудиоМагазин 1997 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст