МУ
ЗЫКА
истории переплетаются две линии — челове-
чества и человека.
Итак,
вначале был звук.
И пусть кто-то
утверждает иное, но каждый появляющийся
на свет младенец — прирожденный аудио-
фил: начальное наше восприятие мира — слу-
ховое. Различение сигналов внешнего мира
вплоть до самого момента рождения идет че-
рез восприятие и дифференцирование
т ем -
бров.
Мы входим в мир с открытыми глаза-
ми. и наша память, за очень редкими исклю-
чениями. сохраняет как первые впечатления
именно зрительные, а не слуховые образы.
Однако младенец различает голос матери сре-
ди других голосов еше до своего появления
на свет! А форма ушных раковин — подарок
на память об этом периоде жизни: по бокам
нашей головы красуются два наших же
скульптурных изображения в возрасте не-
скольких недель.
Отношения между слухом и зрением очень
непросты и драматичны и напоминают боль-
ше отношения друзей-соперииков, чем неж-
ный дуэт влюбленных. Через зрение, как из-
вестно, мы получаем около 90 процентов всей
информации о мире, но информация слуховая,
уступая визуальной в количестве, отнюдь не
уступает ей по значимости. В экстремальных
жизненных ситуациях мы доверяем уху так
же, как и глазу, если не больше (вспомните,
например, ловлю комаров на природе безлун-
ной ночью). Самый беспристрастный (или. на-
оборот. самый пристрастный) судья между
ними, пожалуй, лишь тот. кто утратил одну
из этих способностей восприятия.
..
Следующий после тембра параметр звука,
на который начинает реагировать человек в
своем домузыкальном слуховом развитии, —
динамика, в первую очередь громкость. Эта
вторая родовая особенность звука определя-
ет нашу (а также многих представителей фа-
уны) ориентацию в пространстве. Кто знает,
не способности ли различать сигналы по гром-
кости обязаны мы своим выживанием в каче-
стве биологического вида? Сегодняшнее ее
значение кажется не столь велико, как много
тысяч лет назад, но.
.. выйдите на звериную
тропу современного города, перегруженную
городскую магистраль, и убедитесь сами5.
Конечно же. лучший в мире творец (при-
рода по одной версии и Господь подругой) во-
все не случайно начал слуховое „образова-
ние" каждого из нас с развития способности
воспринимать тембр и громкость звука. Имен-
но они представляют собой фундамент высот-
ного здания звука.
" Интересно, что для многих подростков решающим
критерием при выборе аппаратуры является именно
мощь ее звучания („Сделайте мне громко!''). Возмож-
но, что психологическое основание этого явления
скрыто в агрессивно-оборонительной позиции подро-
стков. Для тинэйджеров оглушительный рев акусти-
ческих систем — интуитивно выбранное средство по-
давить внутреннюю неуверенность, и в то же время
это проявление их неосознанного стремления „напу-
гать" неизвестного врага. Разумеется, существует
еще целый ряд причин подобного выбора
Тембр и звуковысотность — явления взаи-
моопределяемые. С одной стороны, тембр спо-
собен повлиять на высоту звука. С другой —
сам тембр может быть представлен как ре-
зультат взаимодействия основного тона и
обертонов. Однако в нашем сознании поня-
тие „тембр” связано все же исключительно
со звуковой материей и мало соотносится с
другими явлениями, а вот категория „высоты”
есть не что иное, как первое проникновение
зрительных ассоциаций в процесс собствен-
но звукового восприятия. В самом деле, с чем
мы соотносим частоту колебательных движе-
ний источника звука? С нашим восприятием
пространства в условиях земного притяже-
ния. При этом, благодаря единому во всех
климатических поясах и политических регио-
нах планеты гравитационному полю, вектор
действия силы тяжести имеет лишь одно на-
правление. а значит, низкие звуки и в Афри-
ке останутся низкими7. Восприятие высоты
есть результат восприятия сложного взаимо-
действия тембра, громкости, определенной
атаки звука и физического времени звучания.
Как сказано было выше, каждый акустиче-
ский феномен, воспринимаемый ухом, прохо-
дит интенсивную обработку сознанием, пре-
жде чем на его основе будет создан конкрет-
ный звуковой образ. И наиболее сложному де-
кодированию подвергается как раз параметр
высотности.
Визуальное сознание имеет дело с объек-
тами видимыми, то есть имеющими очевид-
ную форму и размер (назовите круг квадра-
том, и ваша репутация полноценного члена
общества моментально окажется под угро-
зой). Для аудиального же сознания пробле-
ма номер один — создание сетки размерно-
стей. которая покрывала бы все звуковое про-
странство, доступное нашему слуху. Первый
шаг на пути „окультуривания" стихийного
хаоса звуков подобен нанесению параллелей
и меридианов на белый лист будущей карты
музыкальных событий8. Одна из современных
теорий происхождения „решетки" высотно-
сти утверждает, что ее формирование — ре-
зультат „плавления" бесчисленного множест-
ва разнообразных тембров9. Косвенным под-
тверждением сказанного является тот факт,
что дифференцирование высоты и тембра до-
ступно только воспитанному слуху. И еще од-
но доказательство: дети до трех лет отожде-
ствляют громкость с высотой, говоря о низ-
ких звуках „громкие", —для детского воспри-
ятия динамика важнее, чем высота.
На сравнительно долгий период в истории
музыки тембр „умер" или. правильнее сказать,
„уснул", дав жизнь саморазвивающимся раз-
новысотным структурам. Его летаргический
То, что на Соломоновых островах их называют „чер-
ными" — в отличие от высоких „белых", а где-то в
Индонезии соответственно „маленькими" и „больши-
ми", принципиального значения не имеет.
* Ее наглядная проекция, материальное воплоще-
ние— черно-белая клавиатура рояля.
11
Для каждой музыкальной традиции характерна
своя решетка высотности.
сон прервался лишь в XIX веке, когда гений
инструментовки, французский композитор
Гектор Берлиоз, вернул тембру его права.
Итак, звуковой хаос уступил место осво-
енному и изученному („форматированному")
звуковысотному пространству. Звук-миф пре-
вратился в легенду. Голос иерихонских труб,
по преданию разрушивших стены города, зву-
чит грозным эхом мистического могущества
звука. В античности пение сирен, как вопло-
щение страшной стихийной власти звука,
противопоставляется игре Аполлона и строй-
ному пению муз. чей хоровод символизирует
замкнутость и упорядоченность освоенного
звукового пространства.
*!*
*
Слово „тон", активно используемое в фи-
зике звука, переводится с греческого как „на-
тяжение". „напряжение". Мы должны сразу
оговориться, что в данном тексте речь идет о
тоне не как об акустическом объекте, изме-
ряемом объективно или оцениваемом субъек-
тивно. но как об элементе музыкальной струк-
туры, некоей ячейке в сетке размерностей.
Это различие можно наглядно проиллюстри-
ровать сравнением слова как единицы языка
и слова в составе высказывания (то есть как
элемента речи).
Этимология слова „тон" передает не толь-
ко натяжение струны (лиры Аполлона), но и
первое усилие формирующегося мыслительно-
го инструмента, сделанное вместе с усилием
мышечным — напряжением голосовых связок.
Молчаливое слушание музыки10 1
на самом де-
ле представляет собой активнейшее ее воспро-
изведение (разумеется, бессознательное) во-
кальным аппаратом „про себя". Это явление
называют „внутренним слухом" . Заметьте, что
мы говорим именно „внутренним слухом", а не
„внутренним голосом". „Внутренний голос" —
нечто совсем иное. („Боже, как я ошибся!" —
воскликнул внутренний голос.)
Кстати, вы не задумывались, почему в за-
ле начинают активно кашлять как раз тогда,
когда звучит тихая музыка? В этот момент
храм искусства, кажется, превращается в па-
лату легочников. А дело в том, что восприятие
тихой музыки (как и медленных темпов, о ко-
торых разговор будет позднее) требует гораз-
до больших усилий, нежели громкой".
...Итак, звук приручен и одомашнен. И, как
хороший хозяин, думающий о будущем „по-
томстве" своего нового подопечного, человек
заботливо начал измерения. Звали этого че-
ловека (если верить многочисленным, хоть и
не всегда достоверным источникам) Пифагор.
Но это. как говорится, уже совсем другая
история.
..
©
А. Коровина
Продолжение следует
10
Речь идет о „классическом" европейском слуша-
нии музыки а академическом концертном зале На
рок-концертах этот процесс не только „озвучивает-
ся", но и приобретает черты пантомимического дей-
ства.
11 Вот и еще одно объяснение пристрастия подро-
стков к громкому звучанию: их аппарат еще не го-
тов выдержать психологические нагрузки такого
рода.
АУДИО МАГАЗИН 4/1997
предыдущая страница 89 АудиоМагазин 1997 4 читать онлайн следующая страница 91 АудиоМагазин 1997 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст