МУ
ЗЫКА
С Л Ы Ш У ,
С Л Е Д О В А Т Е Л Ь Н О
С У Щ
Е С Т В У Ю
Сумасшедший не тот, кто сидит на дереве, а тот. кто ходит к нему в гости.
Груэинская пословица
Вы думаете, что это вы оцениваете аппа-
ратуру? Вы заблуждаетесь: это она оценива-
ет вас. Только ей мы обязаны осознанием се-
бя в качестве аудиофила или меломана. Воз-
можно, что именно благодаря существованию
всей этой постоянно модернизируемой армии
усилителей разных чинов, проигрывателей
компакт-дисков в звании от ефрейтора до ге-
нерала, акустических систем, занимающих
почетные должности, и можно выяснить свои
истинные музыкальные потребности, уточнив
заодно и материальные возможности.
Наш собственный контрольный тракт —
сложнейшим образом организованная систе-
ма выбора, распознавания и оценки музыкаль-
ной информации — столь же индивидуален,
как и линии ладони или отпечатки пальцев.
Ни одна гадалка не скажет вам, почему ли-
ния вашей судьбы раздваивается на полови-
не пути, а линия ума обрывается еще раньше.
А вот задать себе вопрос о том, почему столь
различны звуковые и музыкальные пристра-
стия. — стоит. Поэтому, гордо отвернувшись
от возможных подозрений в наших умствен-
ных способностях, пойдем-ка мы к себе в гос-
ти (см. эпиграф)1.
Для меня всего важнее энергичный и глу-
бокий бас, мечта соседа-артиллериста — раз-
рушающие дом напротив децибелы, а кому-то
вообще ничего не нужно, кроме четкой лока-
лизации звука. Но ведь известно, что все мы
от природы оснащены одним и тем же физио-
логическим приемником сигналов. Наши с со-
седом уши регистрируют одни и те же воздуш-
ные волны, но оцениваем мы этот звук (речь
идет о звуке как акустическом объекте)
исключительно субъективно, хотя при этом,
естественно, наши оценки могут и совпасть.
Причина понятна — между акустическим сиг-
налом и создаваемым психическим образом
находится многоуровневая система преобра-
зований, некий „черный ящик" Сигнал на
входе принципиально отличается от ответа на
выходе. Определить корреляцию между ними
с достоверной точностью практически невоз-
можно — результат преобразования известен
только воспринимающему. И все же попытка
установить принцип работы сложнейшего в
мире канала записи-воспроизведения — на-
шего сознания — не так безнадежна, как мо-
жет показаться с первого взгляда. Рассмот-
рев работу „фильтров" нашего аудиального
мышления2, мы обогатимся бесценным зна-
1
Понятно, что дерево, на котором мы сидим, — ге-
неалогическое древо человечества.
2
АуОиильное мышление
— мышление, оперирую-
щее данными, полученными через органы слуха. По
типу восприятия информации различают аулиалов,
для которых преобладающее значение имеют слу-
ховые данные. и визуалов, опирающихся на зритель-
ные формы восприятия.
нием — знанием о себе. И в самом деле, что
может быть увлекательнее, чем роман с са-
мим собой (наиболее продолжительный из
всех романов нашей жизни)! Итак, нам. лю-
бимым, посвящается.
..
Для завязки интриги мы используем пло-
дотворную дебютную идею (физкультпривет
гроссмейстеру О. Бендеру!) — сделаем пер-
вый ход в партии аудиофилы — меломаны.
Хотите наглядно объяснить слабослыша-
щему (глухому) разницу между ними? Нет ни-
чего проще — загадайте загадку типа: „Усы
как у кошки, хвост как у кошки, уши (!) как у
кошки, но не кошка“3 *
. Словом, вроде бы и по-
хожи, но все-таки каждый гуляет сам по се-
бе. Однако действительно ли не сойтись ме-
ломану с аудиофилом, неужели и впрямь не
пересекаются их интересы, а холодный ней-
тралитет поддерживается взаимным скепти-
цизмом и снисходительностью? И наконец —
правда ли, что и те и другие появились вме-
сте с изобретением звукозаписи?.
.
Сразу признаюсь, что лично мне эта дискус-
сия очень напоминает известный спор о том.
с какого края разбивать яйцо (ведь согласи-
тесь — лишьбы былосвеженькое!). Аудиофил,
безусловно, ближе к природе, к звуку как пер-
вопричине и первоистоку музыкального кос-
моса. Он бродит, подобно Адаму, в садах зву-
кового Эдема. Он покорён физической красо-
той звучания, его дивной естественностью. Его
восхищение бескорыстно и свободно от мучи-
тельных сомнений относительно эстетической
ценности переживаний.
Меломан простился е безмятежностью чи-
стого наслаждения божественной природой
звучания, расстался с детской непосредствен-
ностью жизни в раю. Адам, отведавший плод
познания. Он готов заново пройти тернисты-
ми тропами развития музыки, спуститься в
бездну собственной души и взлететь к верши-
нам мироздания.
.. Его девизом могли бы стать
слова Роберта Шумана: „Решить все мировые
проблемы на рояле нельзя, но попытаться сто-
ит!"
Открыв Книгу Звука, мы найдем там древ-
нюю, как мир, историю грехопадения — исто-
рию отказа от счастливого неведения ради
опыта, который „сын ошибок трудных". В
Библии самое интересное, как вы помните, на-
чинается после этого печального инцидента.
Рассказывая о возникновении и развитии
музыкального мышления, мы предлагаем вам
увидеть (а если повезет, то и услышать) важ-
нейшие моменты „модернизации" нашей внут-
ренней уникальной „аудиостудии", познако-
миться с „принципиальной схемой" составляю-
щих ее элементов.
1
/1ли любопытных ответ: кот.
На протяжении всей истории менялись
психологические и социальные ориентиры че-
ловека, менялась и сама специализация1
слу-
ха. Наши далекие предки не только
слуш али
иное,
но и
слы ш али иначе.
Практически все
органы чувств homo sapiens проходили дол-
гий и трудный путь „культивирования". Да-
же очевидные на первый вгляд реалии окру-
жающего нас мира — например, цвета, — вос-
принимались не так. как сегодня: в некоторых
европейских языках нет слова „голубой" и все
близкие цвета объясняются через синий. Спо-
собность осязания совершенствовалась есте-
ственным и необходимым образом (условно
говоря, выживало то племя, которое лучше де-
лало наконечники для стрел), и результатом
этого процесса стал шедевр природы — чело-
веческая рука. Кстати, развитие инструмен-
тализма (искусства игры на музыкальных ин-
струментах) в какой-то степени можно счи-
тать продолжением того же процесса.
Сразу предупредим тех, кто с опаской от-
носится к дальним плаваниям по бескрайним
историческим просторам: не сомневайтесь в
своих способностях! Пусть вас не отпугива-
ют новые острова специальных знаний, не
страшат айсберги теоретических сведений!
Почувствуйте себя первопроходцем, Колум-
бом неизведанных морей.
Курс нашего исследования соответствует
магистральной линии развития музыки в За-
падной Европе и графически может быть пред-
ставлен синусоидой, знакомой каждому чита-
телю нашего журнала. Амплитуда синусоиды
ограничена чистым звуком и чистым мышле-
нием, а между ними движется гибкая волна ис-
торических изменений5. На разных историче-
ских этапах важными для слуха становятся по-
переменно то красота и необычность звучания,
достигаемая какими-то новыми средствами
(применение новых музыкальных инструмен-
тов, использование пространственных эффек-
тов. например эффекта „эха"), то способность
звуковых структур выразить сложнейшие ху-
дожественные и философские идеи. Образно
говоря, все развитие европейской музыки дви-
жется от идеала аудиофила к мечте меломана
и вновь устремляется — в поисках утраченно-
го рая — к звуку.
Разгадка такого движения музыки скрыта
в эволюции человечества и повторяется в эво-
люции отдельного человека. Слова известной
песни: „Все. что было не со мной, помню", —
не столько поэтическая метафора, сколько на-
учный факт. Естественным образом в нашей
' Избирательное развитие одних и подавление дру-
гих способностей.
5 На самом деле, конечно же, меняется и сама ам-
плитуда. и целый ряд других характеристик, но об
этом позже.
АУДИО МАГАЗИН 4/1997
предыдущая страница 87 АудиоМагазин 1997 4 читать онлайн следующая страница 89 АудиоМагазин 1997 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст