ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ
СТЕНЛ
Наверняка многие хоть раз в жизни летали на самолете. Да-
вайте вспомним начало полета: самолет выруливает на взлет-
ную полосу и останавливается. Какое-то время он просто сто-
ит, потом мы слышим нарастающий рев двигателей, и самолет
весь словно напрягается. Он еще не сдвинулся с места, а пас-
сажиров уже как бы вжимает в кресло, они ощущают сильную
„тягу", движение без движения. Вроде бы сидишь — а уже те-
бя куда-то тянет, ты куда-то движешься. Самолет трогается с
места и начинает разбег, но эта тяга все равно намного силь-
нее, чем должна быть при такой скорости.
Подобная „тяга", или „движущая“, „ведущая" сила, или за-
ряженность2, воздействует на слушателя во время концерта
хорошего симфонического оркестра. Интересно, что она ка-
ким-то образом записывается, поэтому ее может воспроизве-
сти хорошая аппаратура.
В
тяге
(в дальнейшем буду пользоваться именно этим сло-
вом) присутствуют
постоянная
составляющая и
переменные.
Постоянная составляющая тяги обычно вызывает у слуша-
теля воображаемые или реальные двигательные реакции, как
правило „приземленные“: возникает примитивный танец, под-
чиняющийся не музыке, а лишь ритму; иногда слушатель мыс-
ленно движется вперед.
Одну из двух переменных составляющих создают интона-
ции, оттенки, акцентирование, то есть приемы музыкального
исполнения; другую — интеллектуальное содержание произ-
ведения, то есть гармонии, сочетание музыкальных звуков,
изменяющихся во времени. Тяга есть даже тогда, когда про-
изведение построено на диссонансах и какофониях.
Переменные составляющие могут вызывать у слушателя
ощущение, очень похожее на чувство самостоятельного по-
лета, причем сложного и целенаправленного, и желание де-
лать адекватные полету упорядоченные жестикуляционно-ми-
мические движения3.
Вертикальные (высотные) перемещения в полете обычно
зависят от той переменной составляющей тяги, которая по-
рождается интеллектуальным содержанием музыки, в част-
ности тональностью, изменениями высоты звука.
Масштаб полета, маневры при перепадах высоты, а значит,
и сила переживаний в большой степени определяются той пе-
ременной составляющей, которая создается обычными прие-
мами музыкального исполнения, а также индивидуальными,
„тайными“ приемами исполнителя (он как бы летчик). По-
рой эта составляющая тяги вызывает у слушателя желание
подражать игре исполнителя. Плохой исполнитель способен
к тому же погубить и первую из описанных переменных со-
ставляющих тяги, а также постоянную составляющую: поле-
та может не быть вовсе, в музыке будет отсутствовать дви-
жение. Переменные составляющие в известной мере перепле-
таются между собой, их порой бывает трудно разделить, а по-
стоянная составляющая ощущается независимо ни от чего.
В разных жанрах музыки преобладают разные составляю-
щие тяги, даже в разных композициях одной и той же рок-
группы можно заметить это различие.
Люди неодинаково реагируют на эти составляющие, что,
конечно, очень влияет на их музыкальные вкусы. В танцеваль-
ной музыке наблюдается сильное преобладание постоянной
составляющей „тяги" над переменными. В симфонической му-
зыке переменных составляющих тяги очень много и соотно-
2Через понятие эмоциональной заряженности музыки А. М. Лихниц-
кий определил энергичность звучания (см. его статью „Как расска-
зать о том, что мы слышим", „АМ " № 5 (10) 96). Я обнаружил, что
энергичность звучания имеет более сложную природу, поэтому дал
ей другое, как мне кажется более точное, название.
3 См. мою статью „Музыкальный экзамен“ в „АМ " № 2 (1 3 ) 97.
шение между ними все время меняется. Меняется также и
удельный вес постоянной составляющей в звучании. Состав-
ляющие тяги исходят от оркестра в целом, от групп инстру-
ментов, от солирующих инструментов; они создают сложное
ощущение, многих отпугивающее: трудно зацепиться за ле-
тящую музыку. Но не стоит сразу отмахиваться от классиче-
ской музыки. Когда уже научишься ее постигать, то во время
прослушивания начинаешь испытывать ощущения намного
более богатые, интересные и сильные, чем когда слушаешь
популярную музыку.
Кроме тяги, в музыке, конечно, есть и другие составляю-
щие — к примеру, тембральное разнообразие и красота. Они
вызывают другие, параллельные ощущения, очень часто —
цветовые ассоциации. Подробнее расскажу о цветовом виде-
нии музыки в другой раз.
Описанная мною тяга тождественна
музыкальному вре-
мени.
Есть движение— мы живем, находимся во времени.
Есть тяга — значит, есть течение музыки во времени; нет
ее — музыка мертва. Тяга — ощущение, параллельное пере-
живанию музыкальных событий конкретного произведения,
восприятие которых, в отличие от тяги, у каждого свое.
IV
В оптике разрешающая способность— это способность
прибора воспроизводить мелкие детали так, чтобы наблюда-
тель мог их различить. Чем выше разрешающая способность,
скажем, объектива, тем больше мелких деталей наблюдатель
замечает. Применим этот термин к аудиоаппаратуре. Для вос-
произведения музыки необходимы следующие характеристи-
ки аудиоаппаратуры:
1) разрешающая способность
в части деталей звучания
2) тембральная разрешающая
способность
3) музыкальная разрешаю-
щая способность (тональные
и динамические аспекты)
4) „двигательная" разрешаю-
щая способность:
а) в части постоянной со-
ставляющей тяги;
б) в части переменных со-
ставляющих тяги.
Следует иметь в виду, что высокая музыкальная разрешаю-
щая способность не гарантирует высокую „двигательную“
разрешающую способность.
Разрешающую способность аудиоаппаратуры в части про-
странственных характеристик звучания разбирать не будем,
потому что последние, во-первых, очень зависят от располо-
жения микрофонов при записи, а во-вторых, на восприятие
музыки сильно не влияют (если, конечно, слушателя до это-
го не „обработали" аудиофилы). Гораздо важнее характери-
стика „разделение инструментов и голосов", о которой уже
писалось3.
способность передавать прие-
мы звукоизвлечения, призвуки,
шорохи. Когда разрешающая
способность в части деталей
звучания высока, звучание на-
зывают детальным;
способность передавать различ-
ные тембры инструментов;
способность передавать инто-
нации. динамические оттенки,
атаку инструмента, мощные ди-
намические контрасты,„хлест-
кость“ звукоизвлечения неко-
торых инструментов, например
барабанов, ксилофона;
•'См. „А М " № 5 (1 0 ) 95, с. 43-49.
24
АУДИО МАГАЗИН 3/1997
предыдущая страница 25 АудиоМагазин 1997 3 читать онлайн следующая страница 27 АудиоМагазин 1997 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст