ИНТЕРВЬЮ
моники высокого порядка, которые на слух намного не-
приятней, чем гармоники 2-го и 3-го порядков, прису-
щие типичному однотактнику на триодах. В классиче-
ской двухтактной схеме обязательна та или иная фазо-
инвертирующая цепь. Фазоинвертор, в общем, вещь не-
хорошая, в однотактной триодной схеме он не нужен.
Компромиссы неизбежны. Короче говоря, однотактный
усилитель не так уж плох, как может показаться по из-
мерениям. Но причина появления маломощных одно-
тактников в том, что разработчики не в состоянии сде-
лать хороший двухтактный усилитель!
АМ. Часто дискутируется также вопрос о негативном
влиянии отрицательной обратной связи в выходных
каскадах.
..
В. Д. Здесь я вижу рациональное зерно. Отрицатель-
ная обратная связь, общая или петлевая, — это нечто
вроде электронного эквивалента отбеливателя. Весь сек-
рет применения обратной связи в том, чтобы знать, ко-
гда остановиться. Большая глубина ООС дает велико-
лепные цифры технических параметров, но такой уси-
литель
никогда
не будет хорошо звучать. В любой схе-
ме есть теоретический оптимум, дальше которого уве-
личивать ООС нельзя, иначе возможны динамическая
нестабильность и фазовые сдвиги. Глубина ООС в ны-
нешних наших усилителях не превышает 7-15 дБ.
АМ. Итак, с технической точки зрения вы привер-
женец двухтактных выходных каскадов с умеренной
глубиной ООС. Каковы конкретные достоинства тако-
го подхода, если говорить о качестве звучания?
В. Д. Придется начать издалека. Дело в том, что двух-
тактные выходные каскады усилителей „Audio
Research“ несколько непохожи на традиционные. Мы
применяем две основные топологии, даже три. В самых
дорогих усилителях используется то, что мы называем
15-процентной катодной связью. Вкратце идея такова:
вместо двух обмоток использовать четыре, это
полно-
стью
устраняет искажения перехода через ноль. Когда
лампа проводит ток, обмотка, непосредственно с нею
связанная, не проводит. Так что ток переходит из од-
ной обмотки в другую в одном и том же месте в транс-
форматоре. Это весьма нетрадиционный подход.
Мы также используем ультралинейную схему, когда
сетки тетрода или пентода соединяются со строго опре-
деленной точкой первичной обмотки выходного транс-
форматора. Само по себе такое включение не устраняет
искажений перехода через ноль, но в наших усилите-
лях, например в „VT-100“, одновременно используется
частичная катодная связь.
Есть множество разных приемов, которыми можно
по мере изучения овладеть и которые помогают устра-
нить даже изначально имеющиеся у той или иной топо-
логии недостатки. Но чтобы узнать, каков пудинг, нуж-
но его отведать, иначе говоря, судить надо по звучанию!
М. К. Вы упомянули три топологии. Первая — ча-
стичная катодная связь, вторая — ультралинейная, а
третья?
В. Д. Обычная, двухтактная.
МИЛЕ НЕСТОРОВИЧ
(„NESTOROVIC AUDIO LABORATORIES“)
AM. Здесь, на „теневой“ выставке „High End Show“ в
Лас-Вегасе, мне очень понравилось, как звучит ваша ап-
паратура. О вашей компании можно встретить упоми-
нания в журнале „The Absolute Sound“ середины 70-х.
С тех пор Несторович нельзя сказать чтобы часто упо-
минался hi-fi-прессой.
М. Н. Мы выпускаем ламповые усилители и акусти-
ческие системы класса high end уже довольно давно, а
не снискали широкой известности по той простой при-
чине, что компания наша маленькая, особо себя не рек-
ламирует и не заказывает публикаций; но молва о нас
идет и те немногие печатные отзывы, что есть, — впол-
не положительные.
АМ. Откуда вы сами родом?
М. Н. Из Югославии, из Белграда. Православный
серб. Знаете, обычно я не даю интервью, но раз вы из
России.
..
Я проработал десять лет в фирме „McIntosh“, имею
патенты и сделал там несколько всеми признанных изо-
бретений, которые теперь считаются классическими.
Потом я основал свое собственное дело, по финансовым
причинам начал с акустических систем — это проще.
А когда заработал денег, то, конечно, продолжил раз-
работку и выпуск ламповых усилителей.
АМ. Мы свидетели стремительных перемен в лампо-
вой электронике, сейчас наблюдается неожиданный
всплеск интереса к однотактным маломощным усили-
телям. У вас большой опыт в этой области: что, на ваш
компетентный взгляд, происходит?
М. Н. Лично я ориентируюсь на такой усилитель, в
котором не было бы искажений. Усилители с большим
количеством гармонических искажений 2-го порядка
звучат слишком тепло, неправдоподобно. Это все равно
что смотреть через увеличительное стекло: что-то мож-
но рассмотреть получше, а что-то начинает выглядеть
ужасно. Я сторонник нейтральности звучания и малых
искажений. Нужно, чтобы характер звучания музыки
определялся источником сигнала, а не искажениями,
накладывающимися позднее и окрашивающими звук.
АМ. Что помогает вам добиваться нейтральности зву-
чания?
М. II. Я двигаюсь к цели с двух концов: во-первых,
работаю над акустическими системами, равно как и над
усилителями, а во-вторых, поддерживаю связь со зву-
корежиссерами, которые используют мою аппарату-
ру, — благодаря этому я могу объективно судить о зву-
ке, который создаю.
АМ. Вы делаете и двухтактные усилители, не так ли?
М. Н. Они полностью симметричные, от входа до вы-
хода. И слова „ООС“ я не боюсь. Если с отрицательной
обратной связью правильно обращаться, она позволит
избежать многих трудностей.
АУДИО МАГАЗИН 2/1997
93
предыдущая страница 94 АудиоМагазин 1997 2 читать онлайн следующая страница 96 АудиоМагазин 1997 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст