ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ
ПЕНІ
ния, а потому копят деньги на аппарат с
искажениями 0,005%. Если даже объяс-
нить им, что обращать внимание нужно
на способность аппаратуры передавать
эмоции, не так-то просто им будет пере-
строиться: слишком силен стереотип вос-
приятия, высокие с низкими заслоняют
в сознании все остальное.
Но и всем другим слушателям — да-
же специалистам с техническим укло-
ном — нелегко сориентироваться, если
частотный диапазон полный. Полный
частотный диапазон записи создает при
прослушивании ощущение естественно-
сти, натуральности звучания, и наша
внутренняя работа над записью умень-
шается, иными словами —
условность
становится менее очевидной. Поэтому,
если в воспроизводимой записи появят-
ся ложные интонации и эмоции, наши
чувства легче „согласятся“ с тем, что так
и должно быть. Даже когда эти записи
звучат на плохой аппаратуре, а следова-
тельно, когда полностью разрушены му-
зыкальные образы и отсутствует „кон-
такте исполнителем“, они кажутся очень
хорошими и комфортными. Это подтвер-
ждает прослушивание записей Яши Хей-
феца и Артура Рубинштейна 50-60-х гг.
с полным частотным диапазоном и „со-
временным“ звучанием на разной по уро-
вню аппаратуре.
Чем хороши вошедшие в компакт-
диск „Аудио Магазин. Тест-СО 1“ запи-
си, реставрированные с грампластинок
на 78 об/мин?
Первое.
Это записи лучших музыкан-
тов столетия, чье исполнение очень вир-
туозно и в то же время беспредельно ор-
ганизованно, легко для восприятия.
Второе.
Благодаря простоте записы-
вающего тракта тех времен, полному от-
сутствию отрицательной обратной связи
(или очень незначительному ее присут-
ствию), ламповой схемотехнике в этих
записях намного точнее, чем в современ-
ных, зафиксированы эмоциональность
исполнения, интонации, оттенки и дру-
гие аспекты музыки, обеспечивающие
вовлеченность.
Третье.
В силу того что частотный
диапазон записей ограничен (как прави-
ло, сверху, так как уникальный способ
снятия информации с грампластинки по-
зволил опустить нижнюю частоту на не-
которых композициях до 30 Гц, что впол-
не соизмеримо с современными запися-
ми), внимание концентрируется в основ-
ном на эмоциональной стороне музыки,
качество передачи которой является са-
мой главной характеристикой приобре-
таемой аппаратуры.
Все это позволяет заметить между
разными аппаратами намного больше
различии, которые к тому же явно вы-
ражены.
О МУЗЫКЕ
Если вас заинтересовали великие ис-
полнители, представленные на диске, и
вы пытаетесь что-нибудь о них узнать, то
в книгах и энциклопедиях найдете толь-
ко их биографии и, в лучшем случае, их
„музыкальные характеристики“, понят-
ные лишь музыкантам.
Я попробую рассказать о фрагментах
записей великих исполнителей, вошед-
ших в диск, об их исполнительской интер-
претации именно любителям музыки, а не
профессионалам (да простят меня музы-
канты, музыковеды и другие специали-
сты). Попытаюсь также предположить,
какие искажения может привнести в за-
пись неважная аппаратура. Выводы сде-
ланы на основании личного опыта, полу-
ченного во время работы над фонограмма-
ми в студии и при прослушивании запи-
сей на различной бытовой аудиоаппара-
туре.
Аппаратура, на которой вы слушали
наш диск, могла искажать музыкальное
исполнение. Если вам не удалось послу-
шать его на хорошей аппаратуре, вы мо-
жете сравнить свои впечатления хотя бы
с моим словесным описанием. Эталоном
честности для меня служил внешний
блок цифро-аналогового преобразования
„Audio Not DAC 3 Signature“, подклю-
ченный к „транспорту" CD „Meridian
500“.
Вильгельм Фуртвенглер (дирижер).
Бетховен. Увертюра „Эгмонт“.
Музыкальные события вовлекают нас
буквально в принудительном порядке.
Каждое мгновение необычайно заряже-
но и напряжено. Ощущение причастно-
сти к каждому мгновению событий очень
сильно. Двигаясь в музыкальном време-
ни, мы подходим к паузам между собы-
тиями с таким внутренним напряжени-
ем, что даже не ощущаем их длительно-
сти, хотя они достаточно продолжитель-
ны. Динамические всплески оркестр вы-
дает очень собранно и мощно. Группы
инструментов играют настолько слажен-
но, что оставляют ощущение одного
большого инструмента с необычайно
красивым тембром. Интонации, акцен-
тирование и другие музыкальные прие-
мы поразительно точны и тонки. Музы-
кальные образы, создаваемые солирую-
щими инструментами, группами инстру-
ментов и всем оркестром в целом, иногда
ласковы и нежны, иногда суровы и даже
грозны. Они переплетаются друг с дру-
гом, объединяясь в некое новое целое.
Фуртвенглер обладает ярким индивиду-
альным почерком. Его трактовка подчи-
нена полнокровной передаче главных
музыкальных событий, основной идеи
произведения. Если вы проникнетесь ею,
то будете вмиг узнавать великого дири-
жера, даже если услышите фрагмент не-
известной вам записи, — с первых же ак-
кордов появляется отчетливое ощуще-
ние: „В зале Фуртвенглер!“
Возможные искажения.
Звучание
рыхлое, плохо артикулированное. Не
ощущается его напряженности и собран-
ности. Паузы между музыкальными со-
бытиями кажутся чрезмерно затянуты-
ми и необоснованными. Динамические
контрасты очень ослаблены: „выброс“
оркестра напоминает звучание дернутой
шестой струны очень плохой гитары. Со-
лирующие инструменты выделены пло-
хо, они как бы тонут в общем гуле орке-
стра.
Альберт Швейцер (орган). И. С. Бах.
Прелюдия ми-минор.
Тембр органа полноценно записать не-
возможно. Во всяком случае, я такой за-
писи не слышал. С другой стороны, дис-
АУДИО МАГАЗИН 2/1997
69
предыдущая страница 70 АудиоМагазин 1997 2 читать онлайн следующая страница 72 АудиоМагазин 1997 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст