ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ
СТЕНД
ратуре или в концертном зале. А для пол-
ноты ощущений воспоминаний здесь так
же недостаточно, как недостаточно вос-
поминаний о сексуальных переживани-
ях — их испытывают каждый раз зано-
во при живом контакте.
Описать переживания, вызываемые
музыкальными событиями, в подавляю-
щем большинстве случаев невозможно.
Им нет эквивалентов в нашей повседнев-
ной жизни. Они будто пришли к нам из
другого мира, в котором мы жили когда-
то или в который еще попадем.
И все же, когда мы слушаем музыку в
компании, нам очень часто хочется рас-
сказать о своих переживаниях. И мы на-
чинаем жестикулировать, делать мими-
ческие движения. Даже когда мы слуша-
ем музыку в одиночестве, у нас возника-
ет желание реагировать двигательно.
Сложная симфоническая музыка вы-
зывает сложные пантомимические реак-
ции. Чем примитивнее интеллектуаль-
ное содержание и ритмическая структу-
ра произведения, тем проще и однообраз-
нее воображаемый танец при прослуши-
вании. В реальности происходит то же
самое. Посмотрите со стороны на диско-
течные танцы: толпа подпрыгивает в
такт. Гораздо сложнее бальные танцы,
балет.
Этому есть и научное обоснование.
Оказывается, нервы, идущие от рецепто-
ров органов чувств, имеют связь с двига-
тельными нервами: возбуждение первых
вызывает возбуждение вторых.
Своеобразна жестикуляция и мимика
дирижера симфонического оркестра. По
существу, они являются эквивалентами
его представлений о музыкальных собы-
тиях и наряду с множеством других ме-
ханизмов воздействия, которыми дол-
жен владеть дирижер, направлены на
управление оркестром.
Таким образом, чем точнее музыкант
выражает свои мысли, а значит, чем до-
ступнее они для нашего восприятия, тем
более бурные эмоциональные реакции у
нас возникают, тем больше мы совершим
сложных и разнообразных воображае-
мых (или реальных) движений.
Двига-
тельные ассоциации, вызываемые каж-
дым из исполнении, более прочны, чем
воспоминания о физическом характере
звука, поэтому сравнивать их между со-
бой легче.
Позже я приведу конкретный
пример такого сравнения.
Переживания, вызываемые у нас ве-
ликими исполнителями, так глубоки и
сильны, двигательные ощущения так
сложны, многообразны и утонченны, что
становятся для нас эталоном, с которым
мы будем сравнивать свои впечатления
от прослушивания этих записей на
разной аппаратуре. Чем хуже аппарату-
ра, тем меньше этих ощущений у нас воз-
никает, тем они слабее, тем беднее стано-
вятся музыкальные образы, создаваемые
исполнителем.
У плохого исполнителя эти образы ли-
бо уже сильно упрощены, либо неясны,
поэтому мы остаемся без точки отсчета и
не понимаем, что портит музыку — ис-
полнитель или аппаратура. Игра вели-
ких музыкантов такова, что сразу выяв-
ляются погрешности аппаратуры: любое
изменение в звучании идет только во
вред, исполнение перестает казаться дос-
тупным, становится заурядным.
Поэтому тестировать аппаратуру сле-
дует с помощью записей великих музы-
кантов.
При тестировании аппаратуры я ис-
пользовал в основном компакт-диск „Ау-
дио Магазин Тест-CD 1“, а также диск
Яши Хейфеца и Камерного оркестра, за-
писанный фирмой „RCA Victor“ (кстати,
в прошлом номере в мою статью вкралась
досадная опечатка: конечно же, Яша
Хейфец и Камерный оркестр исполняют
Пятый концерт Моцарта для скрипки с
П Е Р В Ы Й
У С И Л И Т Е Л Ь
Д Л Я
ill
Т Р Е Т Ь Е Г О
Т Ы С Я Ч Е Л Е Т И Я
предыдущая страница 68 АудиоМагазин 1997 2 читать онлайн следующая страница 70 АудиоМагазин 1997 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст