ФОНОТЕКА
щий о взаимоотношениях двух о-очень
красивых индийских девушек — одна
богатая, а другая бедная. История люб-
ви получилась столь занимательной, что
в Индии фильм запретили к показу —
понятно почему. Зато в других странах
он становится все популярнее.
Творение индийского композитора
Михаэла Данна представляет собой ва-
риации на тему древнейших индийских
народных мотивов. Все это приправле-
но легким ароматом синтезаторов и сэм-
плеров, причем в таких разумных коли-
чествах, что не каждое ухо поймет, где
ситар, а где микросхема. В записи при-
няли участие известные индийские му-
зыканты, среди которых Субраманиям,
Аруна Нарайан Калле, Устад Вилайят
Хан и многие другие.
Данный проект меня заинтересовал
прежде всего тем, что в нем авторы
умудрились не выплеснуть вместе с во-
дой и ребенка в угоду попсовости и мас-
совой популярности. Музыка звучит
свежо и оригинально, а о ее художест-
венных достоинствах предоставим су-
дить тем, кто понимает.
Не слишком удачный фон для заня-
тий любовью, зато очевидный шаг впе-
MflHLER SYMPHONIE NÛ1
coNcareaowoKESTAMsrawM
LEOC4ÄPO BERNSIBN
В 1921 году Томас Манн увидел иллюст-
рации Вольфганга Борна к своей новелле
„Смерть в Венеции“. Он поблагодарил
Борна в письме, один фрагмент которого
написан в смятении:
..Два слова о послед-
нем рисунке.
.. В замысел моего рассказа
вторглось, в начале лета 1911 года, известие
о смерти Густава Малера, с которым мне
незадолго до того довелось познакомить-
ся в Мюнхене и чья изиуряюще-яркая ин-
дивидуальность произвела на меня силь-
нейшее впечатление. .
..Малера Вы не зна-
ли. .
..Тем не менее —
и это при первом
взгляде почти испугало меня — голова
Ашенбахана Вашем рисунке - несомнен-
но малеровского типа“.
В 1971 году итальянский режиссер Лу-
кино Висконти поставил фильм, который
ред для всех, кто устал от вечного рит-
ма „четыре четверти“ и рок-н-ролльно-
го квадрата.
Sheehan / Novello / Chambers
„Niacin“
Concord Jazz / Stretch Rec. 9011
15 композиций, 62:40
Одна из самых располагающих к себе
пластинок последних месяцев. „Супер-
трио“ с богатой родословной: басист
Билли Шнихаи, работавший с Дэвидом
Ли Ротом и бывший лидером группы
стал его шедевром, - „Смерть в Венеции“
по новелле Манна. Музыка Малера в нем
совершенно сливается с „внутренними
ритмами" изображения (в одном эпизоде
использована редкая запись исполнения
самим Малером на фортепьяно отрывка из
его Четвертой симфонии). Висконти знал
о письме Томаса Манна Борну. Героя филь-
ма он делает музыкантом (в новелле это пи-
сатель), приближая его к прототипу. Идея
новеллы — восприятие красоты как дер-
зость, нарушение запрета - проступает в
фильме сквозь музыку Малера.
Так возник эстетический ракурс, в кото-
ром теперь неизбежно воспринимается все.
что сочинено австрийским композитором.
Фантазия двух его слушателей связала его
образ с Венецией. Малер, без сомнений,
знал, как ее описывал Байрон: огни карна-
вала и вечернее скольжение в каналах чер-
ных гондол.
Первое исполнение симфонии №
1
(ре-
мажор) прошло в Будапеште, где Малер
был директором Королевской оперы, в но-
ябре 1889 года. Позже он счел излишним
свой литературный комментарий к ней и
снял ее название („Титан“). Она содержит
мелодические реминисценции из „Песен
странствующего подмастерья“, вокально-
го цикла, написанного Малером в 1984 году
(тогда же появились наброски к симфо-
нии). В начальных тактах напряжение уг-
розы пронзают безмерно далекие звуки
фанфар — блики финального восторга.
„Мистер Биг“ (помните балладу „То Be
With Yon“?), клавишник-органист
Джон Новелло, игравший с „Манхэттен
Трансфер“ и Донной Саммер, наконец,
один из лучших барабанщиков совре-
менности Дэннис Чэймберс, работав-
ший со многими артистами и группами,
в частности с Джоном Мак-Лохлином и
Дэвидом Санборном.
Как несложно заметить, участники
трио не „чистокровные“ джазмены. Тем
интереснее получилась музыка, в кото-
рой набивший оскомину бесконечный
свинг уступил место столь редкой в джа-
зе мелодичности и изысканной красоте.
Рок, джаз, фанк здесь встретились на
одной дорожке — и вылились в пятна-
дцать великолепных композиций, из-
рядно отличающихся друг от друга, но,
тем не менее, оставляющих впечатле-
ние целостности и ощущение, что у всех
участников трио есть ясное понимание
своего пути. А волшебные звуки органа
„Hammond ВЗ“ растопят сердце любого
меломана — и того, кто помнит Джим-
ми Смита, и того, кто вырос на рок-му-
зыке 70-х годов.
©Д.Лилеев
и лишь потом возникает мелодия первой
части с ее мягкой светотенью.
Симфоническая форма была для Мале-
ра подобна реторте алхимика, способной
вместить мироздание. То, как свободно он
с ней обращался, создавало очень прихот-
ливую соотнесенность частей, интонацион-
ных движений, тембровых красок.
Темный вихрь звучаний в финале пер-
вой симфонии отразил черты Дантона Ата,
если сохранять верность литературным ас-
социациям Малера. Вступлением к этому
вихрю становится
иронический
траурный
марш. Изящное Трио, которое звучит пе-
ред ним, делает его внезапным. Малер пи-
сал о его связи с сюжетом лубочной кар-
тинки, на которой охотник оплакивает уби-
тых нм животных. Кукольная скорбі, в этом
марше обладает оттенком веселого бе-
зумия —
презрения к смерти и тлению, ко-
торое граничит с кощунством. Традиция
романтической иронии здесь приблизи-
лась к саморазрушению. Написав этот
марш, Малер как будто перешел в экспрес-
сии смерти грань, у которой когда-то оста-
новился Бетховен.
Леонарда Бернстайна, который управ-
лял оркестром амстердамского „Соп-
сепдеЬоим “ во время исполнения симфо-
нии, не оставляло чувство меры, и возмож-
ной декоративности некоторых интонаций
ему удалось избежать.
©
И. Шулешко
АУДИО МАГАЗИН 2/1997
107
предыдущая страница 108 АудиоМагазин 1997 2 читать онлайн следующая страница 110 АудиоМагазин 1997 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст