ВИТРИНА
'
ВЕЛИКАЯ
АУДИОФИЛЬСКАЯ
ТРАГЕДИЯ
ЧАСТЬ 33
1/3
( п е ч а т а е т с я с п р о д о л ж е н и е м )
Во время моей недавней стажировки в
калифорнийской фирме „Runco"1
ее пре-
зидент Сэм Ранко как-то заметил, что ес-
ли качество видеоизображения
показа-
тель вполне объективный (его трехлетний
внук „чувствует разницу“ не хуже главно-
го инженера фирмы), то в области high end
дела обстоят совсем иначе - там правит
бал субъективный беспредел.
Продолжив беседу, я нашел, мне кажет-
ся, объяснение этому различию. Оно состо-
ит в том, что звук аудиосистемы мы посто-
янно соотносим с объективной реально-
стью (так ли должна звучать валторна, на-
сколько естествен голос и т. п.), тогда как
никому даже в голову не придет искать
сходство между изображением на экране и
тем, что мы видим в реальном трехмерном
пространстве. Никто, к примеру, не может
точно сказать, каким должно быть выраже-
ние лица после удара Ван Дамма, это с та-
ким же трудом описывается очевидцами,
как и вкус синильной кислоты. Без всяких
двойных слепых просматриваний можно
констатировать, что не следование реаль-
ности является целью кинематографии.
Целью же звукозаписи, похоже, часто ста-
новится
нс содерж ание
музы ки, а внешнее
сходство звучания инструментов с тем,
„как это на самом деле". Во всяком случае,
из общения с аудиофилами выносишь име-
но такое представление.
Л как же насчет музыки? Для того что-
бы оценить гениальность, нужно самому
быть гением. Поскольку восприятие музы-
ки —
явление сугубо иррациональное,
спроецировать его i ia одну плоскость не по-
лучается. Рискуя навлечь на себя гнев
инженеров —
ведь все наше „железо“
де-
ло их рук, — должен все же заметить, что
часто рук. а не голов. Вопрос о том, не мар-
кетинговая ли политика водит этими ру-
ками. руками трудовыми, мы оставляем за
пределами звуковой сцены. Для нас сейчас
важнее другое: насколько хорошо настрое-
ны в резонанс с музыкой головы разработ-
чиков high end —
людей, которым мы до-
веряем исполнение музыки. Музыки, ко-
торую хотим слушать.
О сновная проблем а сост оит в т ом
,
чт о
high end пы т ает ся от нят ь у нас м узы ку,
зам енив ее набором звуков.
Одно от друго-
го отличается так же, как воспроизведение
колонками, усилителями и пр. музыкаль-
ной программы —
от работы их с неким
стандартным набором тестовых сигналов.
Звук отдельной клавиши не делает му-
зыки. Потому измерять статические сигна-
лы —
не значит определять правильность
' Выпускает проекционное оборудование, удво-
ители и учетверителн строчной развертки, а
такжеединственный сертифицированный ТИХ
проигрыватель лазерных видеодисков.
передачи музыки. Талант дается человеку
один, будьте дар художника, политика, му-
зыканта, инженера или дар тонко чувство-
вать музыку2. Инженер, который обладает
еще и талантом исполнителя —
исполните-
ля нашей любимой музыки, — это уже ге-
ний. Однако гения не увидишь среди тол-
пы со спецификациями и золотыми ручка-
ми наперевес. Выскочку, плохо владеюще-
го музыкальным инструментом, со свистом
сгоняют со сцены, а производители техни-
ки, не имеющие элементарного понятия о
музыке (и внутренней потребности в ней),
почему-то берутся за исполнение музыки
для нас. Анатоль Франс сказал, что
правда — в нюансах. Музыка лишится сво-
его содержания, рассыплется на бессмыс-
ленный набор звуков, если не воспроизве-
сти „склеивающие" ее нюансы. Задача тон-
кого чувствования оттенков, их сохране-
ния н исполнения как раз и есть то, что по-
ставило high end на стык техники и искус-
ства. Понятно, что если этих нюансов пет,
то жизнь для большинства разработчиков
и слушателей становится легче. Отсюда
вытекает, кстати, теорема Джона Гордона
Холта, основателя журнала „Stereophile":
чем лучше качество записи (в смысле лег-
кости ее воспроизведения), тем хуже со-
держание, и, наоборот, чем лучше содержа-
ние (которое, соответственно, сложнее хо-
рошо записать и воспроизвести), тем хуже
качество записи.
Конечно, все не так просто. Фирмы, уве-
ренные в том, что передача нюансов акту-
альна для слушателей, и способные их ис-
полнить, не всегда могут платить большие
гонорары и привлекать „больших“ музы-
кантов (которые в состоянии воспроизве-
сти всю музыкальную правду), а „большие“
фирмы исходят из того, что их типичный
слушатель не имеет хорошего комплекта
техники для воспроизведения нюансов и
поэтому ему довольно услышать хотя бы
часть звуков из арсенала музыкантов.
На взгляд непосвященного, все, что от-
носится к музыке и ее исполнению, отдает
снобизмом, особенно если почитать о
„серьезной“ музыке. Однако описания „же-
леза" в high end беззастенчиво подавляют
музыкальную критику. Такое впечатление,
что музыкальная критика и описания тех-
ники создаются для разных людей, а не для
одних и тех же.
Если я попал по адресу, high end - это
что-то связанное с музыкой, не правда ли?
Аудиопресса же, не сумев выработать да-
же методологии и языка для оценки „му-
зыкальности“ техники, гораздо больше
2 Именно музыку, а не виртуозное исполнение
композиции „Money“ группы „Pink Floyd“ на мо-
нетопечатающем станке под аккомпанемент бас-
гитары.
места посвящает никому, кроме инжене-
ров, не нужным техническим пассажам.
Или я не нрав? Зря в корень отдельных де-
ревьев. игнорируют лес проблем вокруг
„музыкальности“.
Что инженерная мысль при всей ее глу-
бине низводит „музыкальную“ составляю-
щую до рудиментарного уровня, доказы-
вать не надо: если развеять дымовую заве-
су тестов и умных слов насчет схемотехни-
ки, то понять, насколько хорошо данное
устройство воспроизводит музыку, невоз-
можно (непонятно, например, о 3000-дол-
ларовом или 300-долларовом усилителе
идет речь, если не посмотреть в конце ста-
тьи его цену). И я не надеюсь, что подход
изменится быстро, что в скором времени
воспитаются кадры, которые решают все,
что в ближайшем будущем установится
правильная система ценностей, с помощью
которой можно было бы описывать, как
компонент исполняет музыку.
Однако, в отличие от американского
рынка, куда прямо выходят разработчики
и производители (в зарубежных журналах
в начале помещается самая дорогая и пре-
стижная реклама —
от производителей, а
черно-белая, от дилеров и магазинов, в кон-
це). наш российский рынок high end пока
больше завязан на дилеров, которые не так
уж обременены багажом технических зна-
ний и естественным образом подходят для
формирования нашей новой системы цен-
ностей —
„по музыкальности“.
Если пресса, поняв необходимость „но-
вого мышления“ (на 10 лет позже Горбаче-
ва. правда), ускорится и быстро перестро-
ится, то можно будет избежать нового за-
стоя, который замаячил на горизонте так
называемого high end. Я уверен, что как
трехлетний внук Сэма Ранко хорошее изо-
бражение с легкостью отличает от плохо-
го, так и каждый любитель музыки сможет
отличить хороший звук от плохого без вся-
кой специальной подготовки, кроме слу-
шания музыки. Аудиотехника послебО лет
развития оказалась в тупике, это подтвер-
ждает хотя бы триодный ренессанс. Он у-
казал на то, что с точки зрения музыкаль-
ности все наше будущее оказалось в про-
шлом.
Чтобы и сама индустрия high end не ока-
залась в прошлом, все должны понять, что
о вкусах надо спорить3, что противопостав-
ление субъективного и объективного в зву-
ке появляется только тогда, когда система
играет плохо, что в спорах рождается ис-
тина и что если в конце концов система „за-
пела", то все споры сразу смолкают —
как
в кинотеатре, когда гаснет свет и раздви-
гается занавес.
..
©
М . К учеренко
3 Но только если эти вкусы выстраланы.
28
АУДИО МАГАЗИН 6/1996
предыдущая страница 29 АудиоМагазин 1996 6 читать онлайн следующая страница 31 АудиоМагазин 1996 6 читать онлайн Домой Выключить/включить текст