1—I—I—I—I-
РЕТРО
ленную“ моей рукой схему „Брига“. Я передал ему схему, ра-
ди шутки поставив в правом верхнем углу гриф „секретно“.
Однако не все было так безоблачно. В сентябре 1976 года
В. Громковскому, генеральному директору „Океанприбора“,
пришла телеграмма: фирмой „Comix“ из партии отправлен-
ных во Францию усилителей забраковано тридцать штук, из-
за чего сам президент фирмы мсье Жак Менделовичи приез-
жаетвМоскву. Меня, как предполагаемого виновника случив-
шегося, вместе с заместителем главного инженера по произ-
водству „Брига“ немедленно сажают в самолет и отправляют
на встречу с президентом. Эта встреча состоялась в Министер-
стве внешней торговли.
Оказалось, что усилители забракованы в первую очередь из-
за отпечатков пальцев, оставленных упаковщицами на кор-
пусах; кроме того, у некоторых экземпляров вылетели кноп-
ки. Из разговора с президентом я узнал, что усилитель „Бриг“
ему очень нравится и что он с нетерпением ждет от нас еще
чего-нибудь новенького. Я рассказал ему об особенностях под-
готавливаемого к выпуску проигрывателя „Корвет 003“. Пре-
зидент мгновенно среагировал, заявив, что тонарм с демпфе-
ром-шаром — это „бомба“ на рынке hi-fi, а вот прямопривод-
ной двигатель мало кого удивит. В конце беседы президент
стал еще любезнее и даже пригласил меня в Париж в свою тор-
говую фирму, чтобы я смог понаблюдать за предторговым ре-
монтом усилителей. Я, разумеется, согласился. Мы очень дру-
желюбно распрощались. В тот же день мне позвонили из дру-
гого отдела Министерства внешней торговли и сообщили, что
там для нас давно лежит золотая медаль, присужденная уси-
лителю „Бриг“ на Лейпцигской ярмарке. В тот же день я ус-
пел забрать медаль и выехать в Ленинград. Таким образом,
может быть по чистой случайности, на родное предприятие я
вернулся не на щите, как предполагалось, а со щитом.
Громковский обрадовался, что все обошлось благополучно,
и предложил устроить торжественное вручение мне привезен-
ной медали на общем собрании коллектива объединения. На
этом собрании он сказал примерно следующее: „Десять минут
назад с нарочным из Лейпцига нам прислали золотую медаль
с дипломом, которая получена
(далее читает из диплома)
за высокий научно-технический уровень и выдающееся каче-
ство изделия „Бриг“
(пауза).
Прошу подняться на сцену ви-
новника этого события“.
Я встал, однако вместе со мной поднялась А. Каляева. Пе-
ред тем как взобраться по узкой лестнице на сцену, я, ничего
не подозревая, пропустил, как и полагается, даму вперед. Ка-
ляева решительно направилась к Громковскому, вынула из его
рук медаль и начала читать перед микрофоном заранее подго-
товленный доклад об успехах трудового коллектива, создав-
шего „Бриг“. Громковский недоумевающе смотрит на меня и
спрашивает вполголоса: „Где же вы — главный конструктор?“
А я, как перепутавший мизансцены плохой актер, застыл в
неподвижности посреди сцены.
.. Этот инцидент, а также дру-
гие, последовавшие за ним, включая отказ Каляевой коман-
дировать меня в Париж, внесли разлад в наши с ней отноше-
ния и в итоге стали причиной моего ухода из „Морфизприбо-
ра“ в августе 1977 года.
„Ничего, —успокаивала себя и свое окружение Каляева, —
были бы кости, а мясо нарастет“. Затем, скорее всего в серд-
цах, потребовала, чтобы я „сдал все новые идеи, касающиеся
тематики отдела, по акту“. Идеи я не сдал, может быть, по-
этому „Корвет“ „не сдается“ вот уже двадцать лет. Главная не
переданная мною идея состояла в том, что усилитель — дале-
ко не самое простое звено аудиосистемы, что в нем, как домо-
вой, живет неуловимый ингредиент X, который портит зву-
чание. Крушение своей веры в объективные параметры я хра-
нил тогда в глубокой тайне. Помню, примерно за год до моего
ухода от Каляевой я собрал в отдельной комнате самые чувст-
вительные приборы фирм „Брюль и Кьер“ и „Хьюлет Паккард“
и, уединившись, искал в „Бриге“, как алхимик, загадочный
ингредиент X. Тогда я его не обнаружил, хотя мелких ошибок
в схеме наскреб немало. После их исправления гармонические
искажения в усилителе удалось снизить примерно в десять раз.
Но, даже улучшенный таким образом, „Бриг“ звучал намно-
го хуже моего старого усилителя, сделанного с помощью лишь
паяльника и тестера.
Почему же, спросит читатель, я не догадался устроить срав-
нительное прослушивание раньше, то есть до начала серий-
ного производства „Брига“? Наверное, в то время мне каза-
лось несолидным сравнивать изготовленный в лабораторных
условиях образец с домашним „самопалом“. Единственный же
достойный внимания усилитель, который имелся в лаборато-
рии, — „Marantz 1200“ — к тому времени ужебыл сожжен2.
И все-таки главной причиной, по которой я не провел вовремя
сравнительного прослушивания, была моя вера в технические
параметры, без которой, кстати, „Бриг“ мог и не появиться на
свет.
☆ ☆ ☆
„Наконец-то доставившая всем столько хлопот и огорчений
фирма „Корвет“ протянет ноги“, — так, мне кажется, поду-
мал главный инженер ВНИИРПА им. А. С. Попова Б. Семе-
нов, когда в сентябре 1977 года принимал меняна работу. Я
был назначен начальником научно-исследовательского сек-
тора усилителей и электрофонов. На этом месте я должен был
контролировать и направлять в „нужную“ сторону проекти-
рование этой техники в масштабах всей страны.
Первое впечатление от моего рабочего места во ВНИИРПА
было удручающим. Годами не мытые окна, свисающая из уг-
лов паутина. Сквозь щели между допотопными и пропылен-
ными приборами, как через амбразуры, меня неприязненно
разглядывали жалкие и помятые личности, как выясни-
лось — мои подчиненные. По-видимому, весь из себя аккурат-
ный, в чистой рубашке и фирменном галстуке, я казался им
белой вороной. Беглое знакомство с деятельностью моего и дру-
гих подразделений усугубило первое впечатление. Я понял,
что мне здесь придется нелегко.
Работы было действительно много. На лестничной площад-
ке у двери моего сектора все время стояла очередь из предста-
вителей заводов. Опытные образцы будущих усилителей и
электрофонов, а также документация к ним были свалены ку-
чами на полу. Стоял в этой очереди и президент не родившей-
ся еще фирмы „LAMM Audio“ Володя Шушурин со своим но-
воиспеченным усилителем .Амфитон“.
Справиться со всем тем, что тогда свалилось на мою голову,
было сложно, поэтому я не выискивал в рассматриваемых про-
ектах запятых, а обращал внимание на принципиальные во-
просы. Правда и то, что, не заметив серьезных ошибок, я то-
гда „пропустил“ первую проведенную Каляевой и ее коллек-
тивом модернизацию усилителя „Бриг“, после которой его на-
дежность (по данным ремонтных мастерских) снизилась при-
мерно в десять раз. Именно в то время я узнал, что первона-
чальная схема „Брига“ была мною украдена у „Маранца“. Я
сразу же предложил сообщившему мне эту новость сотрудни-
ку три бутылки коньяка за ксерокопию оригинала украден-
ной мною схемы. Однако тот, несмотря на пристрастие к спирт-
ному, схему так и не представил.
И все же многие из проходивших через меня проектов я „за-
рубил“. В основном это были квадрофонические усилители.
Мои неосторожные, подчас слишком решительные действия
вызывали недовольство у старых сотрудников института. На-
2 С этой задачей успешно справился В. Ратаев.
АУДИО МАГАЗИН 5/1996
89
предыдущая страница 90 АудиоМагазин 1996 5 читать онлайн следующая страница 92 АудиоМагазин 1996 5 читать онлайн Домой Выключить/включить текст