Р Е Т Р О
ворачивалась в разных направлениях
и очень быстро.
Чтобы обезопасить нашу работу от не-
ожиданных срывов, а также освободить
себя от мелочевки, я внедрил в секторе
сетевое планирование с текущим расче-
том критического пути на ЭВМ. Но про-
ектирование „Брига“ по-прежнему оста-
валось под моим неусыпным и детальнейшим контролем. Даже
Владимир Ратаев, входивший в элиту сектора вполне самостоя-
тельный специалист по усилителям, ежедневно получал от меня
жесткие письменные задания: что отмакетировать, что измерить
и т. п. Даже художественный проект усилителя делался в стро-
гом соответствии с моим эскизом. Я признателен автору проекта
Н. Слесареву за то, что он с исключительной деликатностью, уточ-
нив в основном размеры ручек и расположение надписей, отнес-
ся к предложенному мной облику „Брига“.
***
Романтическая стадия создания образцов „Брига“ конча-
лась. Начинался скучный этап разработки и согласования кон-
структорской документации на усилитель. На согласование до-
кументации по стандарту отпускалось в общей сложности де-
вять месяцев. Нас, естественно, это не устраивало. Впрочем, я
заметил тогда, что больше всего времени уходит на предвари-
тельное рассмотрение документов мелкими служащими, а на-
чальники, от которых, собственно, требуется только подпись,
в них даже не заглядывают, — и стал применять следующую
тактику. Минуя клерков, я стремительно врывался в кабинет
их шефа и нагло, без предисловий требовал: „Подпишите!“ Как
ни странно, этот прием действовал безотказно. Объяснение тут
простое: даже в самых важных чиновниках жил затаенный
страх, который просыпался в них при одном предположении,
что за нахальством посетителя „кто-то стоит“. Когда же при-
ходилось работать с клерками, решение любого вопроса не толь-
ко затягивалось, но и сопровождалось пустяковым по сего-
дняшним меркам вымогательством некондиционного образца
аппаратуры, коньяка или конфет.
-kirk
И
все же самым серьезным испытанием для меня, не имевше-
го опыта работы на производстве, было освоение „Брига“ на за-
воде „Водтрансприбор“, которое к тому же неожиданно приоб-
рело идеологическую окраску. По решению Ленинградского об-
кома КПСС разработка и освоение усилителя „Бриг“ попали в
список социалистических обязательств" Ленинградской обла-
сти, которые должны были быть выполнены в 1975 году.
Освоение началось в июне 1975 года, и, хотя оно было труд-
ным, ничто тогда не предвещало грозы. Понимая, что наиболь-
шие усилия придется затратить в конце дистанции, в августе
месяце я попросился в отпуск. Причин не отпустить меня то-
гда вроде не было, и я улетел в Закарпатье подкормиться фрук-
тами и отведать молодого вина. Через 20 дней, можно сказать
в разгар моего отдыха, я был вызван из отпуска телеграммой.
У дверей своей квартиры я увидел заплаканную Машку-Бу-
мажку, которая дрожащим голосом сообщила мне: „Твой
„Бриг“ горит!“ Я бросил дома вещи, и мы поехали на завод. По
дороге я узнал, что за время моего отсутствия было изготовле-
но 300 усилителей, что в процессе настройки все они сгорали и
что начальник цеха, где осваивался „Бриг“, демонстративно
сложил сожженные выходные транзисторы в два ведра и по-
ставил их на стол генеральному директору объединения „Оке-
анприбор“. Об угрозе невыполнения социалистических обяза-
тельств было доложено министру и в Ленинградский обком
КПСС. По приказу министра начались кадровые перестанов-
ки. Решение обкома было лаконичным: если „Бриг“ не будет
освоен в срок, все руководство объединения „Океанприбор" и
завода „Водтрансприбор“ положит партбилеты на стол. Нача-
лись гигантские по масштабу разборки и поиски виновного. На
производственных совещаниях произносились пламенные ре-
чи о том, что усилитель „Бриг“ „не серийно-пригоден“. Надо
"См. статью „Родине ударный труд“. — „Правда“, 19.01.1975г.
мной и Каляевой нависла тогда грозо-
вая туча. Естественно, в отделе нача-
лась паника. Все разработчики из мое-
го сектора были мобилизованы на на-
стройку „Бригов“, как на фронт.
Когда я, отдохнувший и загорелый,
а главное, совершенно спокойный, поя-
вился на заводе, в доведенных до отчая-
ния людях вдруг пробудилась надежда — хотя спокойствие мое
объяснялось отдыхом в Закарпатье и, наверное, тем, что я был
беспартийный, а значит, кроме увольнения мне ничего не уг-
рожало. Не помню, как это было в деталях, только я взял то-
гда на себя ответственность за освоение „Брига“ при условии,
что мне будут предоставлены широкие права вмешательства в
технологию и организацию производства. И такие права были
мне даны. В первую очередь, я считал необходимым перело-
мить сложившееся у всех мнение, что усилитель „Бриг“ не се-
рийно-пригоден. Для этого нужно было быстро найти грубые
нарушения технологии, которые допустил завод и которые бы
как-то объясняли положение дел. Долго искать не пришлось.
Таких нарушений набралось много, но главные из них — это
превышение температуры распайки печатных плат на установ-
ке „волна“ примерно на 50 С по сравнению с требованиями тех-
нологических стандартов, а также неправильное нанесение те-
плопроводящей пасты в месте соединения выходных транзи-
сторов и теплоотвода.
Когда я доложил обо всем этом на производственном сове-
щании, возглавлявшемся заместителем министра, гонор у за-
водчан мгновенно пропал, они, похоже, растерялись, ожидая
больших разоблачений. А я уже знал главную причину сло-
жившейся катастрофической ситуации. Дело в том, что освое-
нием „Брига“ занимался цех, который до этого собирал спец-
технику, и работавшие в нем регулировщики получали на ней
бешеные деньги. Переход на бытовую технику грозил сниже-
нием заработка приблизительно в 2-3 раза. В период же освое-
ния изделий рабочие по закону получали средний заработок за
предыдущий период и потому были заинтересованы в том, что-
бы освоение тянулось как можно дольше. Регулировщики це-
ха были настоящие асы, и разоблачить их было сложно. Мы
никак не могли уловить момент, когда сгорал усилитель. Но
выход из положения был найден. Я предложил цеху ввести по-
операционную настройку и регулировку „Брига“. Технологию
мы составили таким образом, что каждый регулировщик, пе-
ред тем как начать свою операцию, должен был принять рабо-
ту у предыдущего. Поскольку виновный в сжигании усилите-
ля тут же локализовался, „саботаж“ прекратился. С этого вре-
мени на складе готовой продукции появились первые образ-
цы. Хотя успех был налицо, ситуация казалась мне неустой-
чивой, и я, не теряя времени, потребовал от уже пришедшего в
себя руководства перевести цех из режима освоения в режим
серийного производства со сдельной оплатой труда. Руковод-
ству хотелось побыстрее отчитаться перед обкомом партии, по-
этому моя идея была принята, несмотря на возмущение рабо-
чих. Дальше все пошло как по маслу. К намеченному обкомом
сроку 100 изготовленных цехом усилителей „Бриг“ лежали на
складе готовой продукции, а среди любителей hi-fi постепен-
но начинался ажиотаж.
Усилитель еще не поступил в продажу, а уже два образца
были тайно вывезены со склада на прослушивание к моему при-
ятелю М. Юдковскому, который был тогда счастливым обла-
дателем акустических систем „Lancaster“ фирмы „Таппоу“ и
моего самодельного усилителя, о котором я рассказал внача-
ле. Меня на этом прослушивании не было, и поэтому, когда
мне позвонил В. Зуев и сообщил: „Бриг“ звучит хуже, чем твой
старый усилитель“, — я не поверил и поехал к Юдковскому
разобраться, что там происходит.
©А.Лихницкий
Продолжение следует
Вег права на jnw мемуары, включая последующие издания, принадлежат
журналу,
их перепечатка и особенно ксерокопирование запрещены.
( I
-в-0_Л*.
О
о **=*<- о
«
о
*
а
АУДИО МАГАЗИН 4/1996
77
предыдущая страница 78 АудиоМагазин 1996 4 читать онлайн следующая страница 80 АудиоМагазин 1996 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст