Р Е Т Р О
ручки „Брига“, радуясь как ребенок, разглядывал наши маке-
ты, задавал наивные вопросы и внимательно выслушивал объ-
яснения, а потом позвонил председателю Военно-промышлен-
ной комиссии при ЦК КПСС Л. Горшкову и попросил его за-
ехать: мол, есть что посмотреть. Бутоме было хорошо известно,
что Горшков — страстный хайфайщик и уже много лет добива-
ется от ВНИИ РИА1
' им. А. С. Попова разработки отечественно-
го hi-fi, а там очень умело доказывают, что этого сделать нельзя.
В кабинете министра были уже собраны все замы и началь-
ники главных управлений, когда приехал Горшков.
Молча, в сопровождении Бутомы Горшков обошел горы при-
везенной нами западной аппаратуры и горку поменьше наших
макетов и образцов, после чего все расселись по местам. Поя-
вились графики и таблицы, затем с докладом выступила эф-
фектно одетая Каляева. Зрелище было великолепным, Свири-
дов, сидевший с министром в первом ряду, торжествующе улы-
бался.
Выслушав доклад, Горшков задал только один вопрос: „Ка-
кие транзисторы стоят на выходе усилителя?“ Каляевой это бы-
ло неизвестно, но она не растерялась и через головы высокопо-
ставленных лиц крикнула мне: „Анатоль, какие там у нас тран-
зисторы?“
Шоу оказалось очень продуктивным. У Горшкова было по-
лучено разрешение использовать в „Бриге“ электроэлементы,
предназначенные только для спецтехники (в том числе танта-
ловые конденсаторы), и огромная по тем временам денежная
премия из фонда министра.
Дня через три после описанного шоу весь „генералитет“
ВНИИРПА был вызван в Кремль, где Горшков встретил при-
бывших вопросом: „Как вы могли допустить, чтобы какой-то
Судпром вас обставил?“ В вину ВНИИРПА ставилось прежде все-
го отставание в области разработки усилителей. Крутые разбор-
ки продолжились в самом ИРПА. На одной из них начальник
лаборатории усилителей Крутиков скончался от инфаркта.
•kick
Почему „чудо“ родилось в „Морфизприборе“, а не во ВНИ-
ИРПА
9
10
или где-нибудь в другом месте? Думаю, что благодаря
условиям, которые в научно-исследовательских институтах со-
циалистического образца обычно не сочетаются. Прежде все-
го, дело возглавили три неординарные личности, и притом еди-
номышленники. Я знал тогда, что надо делать и как это тех-
нически осуществить, Каляева была способна выбивать все, что
для этого было нужно (оборудование, помещения), подключать
для выполнения работ любые службы института), а Свиридов
обеспечивал нам в министерстве зеленый свет и щедрый денеж-
ный дождь, узнав о реальном масштабе которого читатель усом-
нится, наверное, в рентабельности всей нашей деятельности то-
го периода. Все остальные участники, а их было немало, ока-
зались вовлеченными в процесс, который, как известно, пошел.
***
Как могло случиться, спросите вы, что какой-то самодель-
щин „потянул“ такое сложное техническое направление? Де-
ло здесь в необычном методе самообучения, которым я всегда
пользовался (кстати, из-за него я был двоечником в школе и
поздно окончил институт). Я считал, что нельзя стать хорошим
специалистом, получая только систематическое образование,
то есть читая и запоминая учебники, пусть даже самые луч-
шие. Книг от корки до корки я не читал, а брал из них только
те знания, которые требовались мне для решения сиюминут-
ной, вполне конкретной задачи, и немедленно применял их (са-
модельчество давало мне такую возможность). Задачи же, ко-
торые я тогда перед собой ставил, так или иначе были связаны
с качеством звучания.
Важно и то, что звуковоспроизводящую аппаратуру и тех-
нические знания я всегда рассматривал только как средство
9
Всесоюзный научно-исследовательский институт радиовеща-
тельного приема и акустики, который считался тогда мозговым
центром страны по созданию звукотехники.
10
Потому что во ВНИИРПА тогда не было меня. —
С. Таранов.
И меня. —
Ю. Цеберс.
для достижения эстетических целей. Иначе говоря, кайф я ло-
вил не от изящных теорий или технических решений, а от му-
зыки. Разве можно, спросит читатель, вникать в сложные тех-
нические вопросы, не имея систематических знаний, только
под действием кайфа? Ну, а как, по-вашему, ребенок учится
говорить, не имея систематических знаний о языке? Я убедил-
ся на опыте, что если вооружиться большим количеством по-
собий по одному вопросу, пусть даже очень трудному, то, вчи-
тываясь в сделанные разными авторами объяснения одного и
того же, кое-что можно понять. Кроме того, я усвоил, что лег-
че разобраться в сложном техническом вопросе по книгам, не
написанным на русском языке, а переведенным с английско-
го. Кстати, многие из книг по звукотехнике советских авторов
мне и по сей день непонятны.
Погружаться в технику меня заставляло прежде всего мое
увлечение музыкой — и, конечно, червь сомнений. Сомневал-
ся я тогда во всем: в своих знаниях, в авторитетах, в общепри-
нятых и непризнанных истинах. В то же время я верил в непо-
грешимость науки, в красоту и порядок, царящие на ее верши-
нах, и верил, как я теперь думаю, напрасно.
Тогда я обнаружил, что сведения, накопленные механикой,
акустикой, теплотехникой, электроникой и т. п., имеют один
фундамент. Хотя в каждой науке используется свой язык, по
существу эти знания дублируют друг друга. Универсальность
знания подтолкнула меня к изучению общей теории систем,
которая помогла мне выработать навык быстрого „внедрения"
в незнакомые для меня области познания.
•kick
Став начальником сектора (в моем подчинении оказалось
около 30 человек), я столкнулся с необходимостью быстро при-
нимать решения. Червь сомнений, все еще живой, действовал
на меня парализующе. Неотложные вопросы сыпались тогда
как из рога изобилия, и я откладывал решение многих из них
до утра, часто лишая себя отдыха и сна. К счастью, оказалось,
что принимать решения — это так же просто, как, скажем, ез-
дить на велосипеде. Требовался лишь навык, и его я приобрел
за нескольких недель.
Работу удалось организовать нестандартным образом. Я рас-
суждал так: есть дирижер, знающий, куда надо идти и как это
движение обеспечить технически, — это я. Есть три-четыре со-
листа, которые могут исполнять свои партии, — это элита сек-
тора. Остальные, а их было около 25 человек, должны обслу-
живать меня и элиту.
Обслуживающая часть сектора была разделена на четыре
группы:
1) группа документации. В ее функции входило превращать
любую почеркушку, исходящую от элиты, в чертеж или тексто-
вый документ;
2) группа информации. Занималась добыванием зарубежной
информации о hi-fi, причем не только текущей, но и всего, что
было на эту тему опубликовано за последние 10-15 лет. В за-
дачу группы также входило оперативно готовить переводы ста-
тей с английского, немецкого и японского языков;
3) группа субъективной экспертизы. Должна была занимать-
ся сравнением звучания разработанных нами образцов и ино-
странной аппаратуры. Помню, что руководство „Морфизпри-
бора“ никак не могло взять в толк, зачем для этого понадобил-
ся старший научный сотрудник с большим окладом и специ-
альная, отделанная деревом и звукопоглощающими материа-
лами комната прослушивания. Позже эта комната была оце-
нена по достоинству, так как стала местом посиделок высшего
руководства:
4) четвертая группа размещалась в отдельной комнате и име-
ла загадочную вывеску „Группа ресурсов“. Эта вывеска всегда
привлекала внимание инспектировавших нас чиновников, и
мне приходилось откровенно объяснять, что руководитель этой
группы, вооруженный коньяком и шоколадными конфетами,
может достать любые комплектующие и остродефицитные ма-
териалы, включая бериллий, в течение недели, а не через год,
как это делается официальным путем. Мне кажется, именно
благодаря такому разделению труда деятельность сектора раз-
АУДИО МАГАЗИН 4/1996
75
предыдущая страница 76 АудиоМагазин 1996 4 читать онлайн следующая страница 78 АудиоМагазин 1996 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст