ИНТЕРВЬЮ
меня было время упорядочить многое. На основе тех теоре-
тических моментов, о которых я вам уже говорил, то есть на
основе моделирования нашего слухового механизма и выбо-
ра соответствующих электрических топологий, которые мо-
гут описывать [восприятие] с той или иной степенью точно-
сти, то есть моделей, был создан ряд аппаратов, и целена-
правленно делались различные системы: полупроводнико-
вые, ламповые, гибридные. В конце концов я пришел к оп-
ределенным выводам. А реализовать их я смог только здесь,
в США. Конечно, без этих десятков лет предварительной кро-
потливой работы у меня ничего не получилось бы здесь, так
как эти исследовательские работы очень дорогие. Гранты под
это не получишь, государство не задействовано, всякие цен-
тры и группы, спонсирующие исследователей, этим не за-
интересуешь — в стоимостном выражении это не тот бизнес,
в который вкладываются деньги. Я с минимальными затра-
тами смог реализовать свои идеи, сказался опыт запуска сво-
их же изделий в производство
и их обслуживания — мне зна-
ком весь цикл, начиная от
НИР. Кстати, я был руководи-
телем нескольких НИРов, до-
вольно серьезных, как обзор-
ных, так и специализирован-
ных. Решение вполне кон-
кретных задач от НИРа до
ОКРа, внедрение и прочее —
это была моя работа. Здесь я
делаю все в одном лице.
„ AM“. Кстати, как вам ме-
стное производство? Долго ли
пришлось искать поставщи-
ков, и каково здесь качество?
В. Ш. Как я уже говорил, я
на партнерских началах стал
работать с компанией „Madison Fielding“. Естественно, уз-
нал поставщиков — кто, что. Здесь много не разговарива-
ют, здесь никто никого не учит, то есть если ты назвался
груздем, то отсюда для тебя вытекают все последствия.
Единственное, в чем мне помогли, — таскать все это домой:
машины у меня тогда не было, а работал я за 50 миль от
дома, поначалу добирался на поезде.
„АМ“. Поговорим об измерениях аппаратуры. Есть два
мнения. Первое мнение такое: измерения вообще ничего не
значат, кроме качества, грубо говоря, изготовления — все
ли там исправно или нет. Второе мнение: мы просто не зна-
ем пока, что мерить. А вообще измерения нужны?
В. Ш. Естественно. Мне кажется, нужны. Но и объектив-
но они работают. Я в какой-то степени решил эту задачу,
то есть добился корреляции между качеством звучания и
формальными измерениями, во всяком случае теми изме-
рениями, которые формально присутствуют во всех нацио-
нальных стандартах и которые разработчиками публику-
ются. Естественно, когда вы рассматриваете графики ре-
зультатов измерений, нужно иметь элементарное представ-
ление о топологии, я имею в виду: нужно знать, что мерить.
Даже по формальным измерениям, ничего не зная об аппа-
рате, очень многое можно сказать, если иметь более глубо-
кое понимание сути. Обычно инженеры-электронщики счи-
тают, что звук — это переходный период между детством и
настоящей электроникой, что это баловство. Хотя на самом
деле, по-моему, к звуку надо приступать уже после всего.
Как правило — я не знаю исключений из этого прави-
ла, — человек, который занимается разработкой звуковой
аппаратуры, как минимум сам должен быть музыкантом
или, по меньшей мере, должен очень хорошо знать, как зву-
чит реальный, настоящий оркестр. Это банальная мысль,
но это правда.
„АМ“. Теперь об оценке качества звучания. Принципиаль-
ных подходов, в общем-то, не очень много. Один из них до-
вольно очевиден и понятен — сравнение с тем, что человек
слышал, когда нормальные, естественные инструменты иг-
рали в нормальной, естественной обстановке. Второй способ —
тот, который пропагандирует Квортруп. Он говорит, что, в об-
щем, ничего не известно про запись и единственный способ
что-то понять — это брать гигантское количество самых раз-
ных записей, ставить их подряд и следить, как выявляется
разница между ними. Если она рельефно проявляется, зна-
чит, система „прозрачна“, если нет, то не очень.
В. III. А если и да и нет, как в большинстве случаев быва-
ет, — тогда что делать?
(Смеется.)
„AM“. А все же, ваше мнение каково?
В. III. Я уже сказал, что надо или быть музыкантом, или
регулярно слушать живую музыку и при этом знать одно:
что
м ы восприним ат ели,
тайна вне нас. Единственное, что
мы можем сделать, — это так же, как система авторегули-
рования, сервосистема, взять опорный уровень и сравни-
вать все с ним, то есть иметь информацию о реальной му-
зыке.
.. И тогда вопроса про-
сто не возникает.
Это старая тема — тема
внутренней культуры и обра-
зования. Мы живем вот здесь,
у нас существуют такие-то ин-
струменты, мы знаем такую-
то музыку таких-то авторов,
этими рамками мы ограниче-
ны. Поэтому не надо приду-
мывать каких-то сверхъесте-
ственных проблем и брать на
себя непосильную ношу. Надо
сначала накопить багаж. Мы
просто должны знать, как зву-
чит оркестр. Остальное — во-
прос классификации, созда-
ния тех или иных иерархий,
градаций. Эта проблема решается в первые 10-15 секунд про-
слушивания — на интуитивном уровне. Все опытные слуша-
тели знают, что практически имеет значение первая мину-
та, все остальное — уже облекание того, что вы ощутили, в
слова, то есть это уже вопрос терминологии и способа ком-
муникации.
Мы, человеческие существа, воспринимаем звук на раз-
ных уровнях — и на сознательном, и на подсознательном,
интуитивном. Мы его не только ушами воспринимаем. Эти-
ми аспектами восприятия я тоже занимался и выработал
для себя четкий критерий.
Надо слушать только музыку. Вас должна абсолютно пе-
рестать волновать ваша аппаратура, она должна исчезнуть,
вы слушаете музыку — вот единственный, по-моему, более
или менее разумный подход. Сейчас я не касаюсь вопросов
объективного знания и проч.
С моей точки зрения, идеальным обзором является такой,
когда аудиообозревателю нечего сказать. Естественно, та-
кие статьи в журналах не появляются, журналисту нужно
„хлеба“, а читателю — „зрелищ“, но в принципе идеальное
заключение именно такое: „Мне сказать нечего.
.."
„AM“. Какие планы на ближайшее будущее, что нового
намечается?
В. Ш. По линии „LAMM Audio“ (транзисторная и гибрид-
ная техника) у меня закончена разработка двойного моно-
усилителя, модель „DM1“. Розничная цена будет в районе
$8 000, внешне он будет выглядеть так же, как „M1“, толь-
ко панель шириной 19 дюймов и с каждой стороны по два
радиатора большего размера. Работает в классе AB с боль-
шим током смещения: топология и структура примерно те
же, что и у „М2“, только вместо каскада на лампе, который
со всеми сопутствующими элементами — стабилизатором,
накалом и прочим — в общем-то, довольно дорогой, там бу-
дут стоять каскад в каскодном включении и каскад с общим
затвором на высоковольтном полевом транзисторе. То есть
усилитель будет полностью на полупроводниках. Дизайн за-
АУДИО МАГАЗИН 4/1996
63
предыдущая страница 64 АудиоМагазин 1996 4 читать онлайн следующая страница 66 АудиоМагазин 1996 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст