о
тт.смяття^'юи:
см яты х
з я п мс
£
ft
Если продавец рекомендует вам купить компакт-диск с
блеклой, как увядшие листья, обложкой и надписью „архив-
ная запись“ или „реставрация записи с грампластинок на 78
об/мин“, не отказывайтесь сразу, а попросите проиграть две-
три вещи. Отвлекитесь на время от беспокоящего вас шума,
нехватки высоких и низких частот, просто послушайте му-
зыку. Возможно, что на недостатки записи вы скоро переста-
нете обращать внимание, и на переднем плане окажутся яр-
кие и глубокие чувства одного из музыкантов-исполнителей
прошлого. Если этого не произошло, причина не в том, что
вы невосприимчивы к оперной или инструментальной музы-
ке. Просто старая запись дошла до вас, растеряв по пути за-
ложенное в ней эстетическое и духовное богатство.
В этой статье речь пойдет о проблемах реставрации (или,
как теперь говорят, ремастеринга) записей со старых грам-
пластинок на 78 оборотов в минуту, а также о том, как эти
проблемы решаются в духе современных представлений из
области high end. Я поделюсь к тому же некоторыми секре-
тами и накопленным опытом „оживления“ эмоций в записях,
сделанных почти сто лет назад.
Грампластинки на 78 оборотов с раннего детства оказы-
вали на меня магическое действие. Помню, как, стоя в дет-
ской кроватке (мне тогда было два или три года), я с вожде-
лением смотрел на красноватый полупрозрачный диск, ко-
торый загадочно отсвечивал в руках моего отца. Несколько
позже, в 16 лет, я уже сконструировал станок для перезапи-
си грампластинок на рентгеновскую пленку. Первый свой ре-
мастеринг я сделал с пластинки фирмы „HMV“. На ней была
записана песенка Герцога („Сердце красавицы склонно к из-
мене“) из оперы Верди „Риголетто“ в исполнении Вениами-
не Джильи. Свою первую запись, пожалуй не без намека, я
подарил однокласснице, симпатии которой тогда добивался.
С грампластинками на 78 об/мин я никогда не расставал-
ся, так как для меня они не только шедевры исполнитель-
ского мастерства, но и в определенном смысле эталон каче-
ства звукозаписи.
За рубежом увлечение старыми записями возникло в на-
чале 1990-х годов. Оно распространялось в первую очередь
на звезд итальянской оперной сцены и на, казалось бы, ма-
лоизвестных певцов и музыкантов начала века. Для меня
стало неожиданным внимание на Западе к солистам русской
императорской оперы. Так, самая передовая в области рема-
стеринга старых звукозаписей фирма „Pearl“ выпустила уже
15 компакт-дисков под общим названием „Singers of Impe-
rial Russia“; кроме великой когорты —
Шаляпина, Смирно-
ва, Неждановой, Собинова —
туда вошли почти неизвестные
в России (к нашему стыду) исполнители: Забелла-Врубель,
Липковская, Морской, Лабинский, Шевелев, Тартаков,
Збруева, Черкасская и многие другие. Интерес к старым за-
писям — это не тяга к „ретро“, его, скорее, следует объяс-
нять тоской по той исполнительской музыкальной культу-
ре, которая в последние десятилетия была утрачена. Удиви-
тельно, но лишь недавно я открыл для себя истинную красо-
ту оперы Чайковского „Евгений Онегин“ — после того, как
прослушал отрывки из нее в исполнении Каракаша, Попо-
вой, Сахновской и Александровича (в записи 1912-1914 гг.).
В нашей стране ремастеринг старых записей не получил
развития. Думается, здесь сыграл свою роль печальный опыт
Всесоюзной фирмы „Мелодия“, которая в 1980 году подверг-
ла реставрации и начала выпускать на долгоиграющих пла-
стинках гигантское по масштабам собрание старых звукоза-
писей под общим названием „Из сокровищницы мирового ис-
полнительского искусства“. Вначале эти записи вызвали на-
стоящий ажиотаж. Но прошло два или три года, и интерес к
ним иссяк, а на прилавках некоторых хозяйственных и кан-
целярских магазинов появились уцененные (по 30 копеек за
штуку) долгоиграющие пластинки с записями исполнения
Цимбалиста, Фоермана, Бема, Фуртвенглера.
.. Настоящие
ценители музыки недоумевали тогда: „Почему для издания
выбраны такие малоинтересные записи?“ Другие пытались
объяснить провал этого начинания техническим несовершен-
ством грамзаписей на 78 об/мин: их ограниченным частот-
ным диапазоном, искажениями и повышенным шумом. Я же
сразу понял, что неудача объясняется несовершенством ре-
мастеринга, и прежде всего потерей главного — эстетическо-
го содержания первичных записей.
Любопытный факт: западные аудиофилы заинтересова-
лись старыми звукозаписям практически сразу после появ-
ления компьютерных технологий их реставрации. Было за-
мечено, что пластинки и компакт-диски с надписью „Digital
remastering“ раскупались гораздо быстрее, чем те, на кото-
рых этой надписи не было, — очень жаль, но это говорит о
том, что большинство аудиофилов хотя и желает иметь
лучшие по качеству записи, но выбор делает на основе слепой
веры в технический прогресс.
Когда я впервые прослушал записи, выполненные по тех-
нологии digital remastering, то сразу обратил внимание на то,
что звучание их намного комфортнее: меньше шума, полно-
стью отсутствуют потрескивания и хрипы. Но что произош-
ло с голосами певцов? Их стало просто не узнать, куда толь-
ко девались живость и теплота их звучания!
Именно в то время мне стало ясно: как бы ни была совер-
шенна цифровая технология и насколько бы успешно ни очи-
щалась запись от посторонних шумов, выявить и донести до
слушателя эстетическую ценность старых записей можно
только выполнив основную работу по реставрации с помощью
аналоговых средств.
Основная идея разработанной мною технологии рестав-
рации записей с грампластинок на 78 об/мин была такова:
нужно возложить задачу их „оживления“ на аналоговую об-
работку, а таких качеств, как, например, комфортность зву-
чания, достигать цифровыми методами.
Самой важной стадией аналоговой „обработки“, безуслов-
но, является считывание канавок грампластинки. Именно оно
в первую очередь отвечает за правильную передачу оттенков
тембра и интонации и одновременно за снижение (насколько
это возможно) мешающего шума, неустойчивости звучания и,
наконец, скрежета, вызванного неизбежным — почти 100 лет
хранения! — разрушением канавки грампластинки.
Сконструированные мною головку звукоснимателя и спе-
циальные иглы для воспроизведения поврежденных грам-
пластинок, наверное, можно назвать сердцем всей техноло-
гии ремастеринга. Когда находившиеся в Петербурге госпо-
да учредители известной английской фирмы „Nimbus“ узна-
ли, что какой-то Л ихницкнй занимается реставрацией запи-
сей с грампластинок на 78 об/мин и при этом получает не-
плохие результаты, они не стесняясь явились в мой дом, и
первое, что они попросили, — это показать головку звукосни-
мателя . Интерес англичан не остыл даже тогда, когда они убе-
дились, что все мое оборудование сделано из подручных
АУДИО МАГАЗИН 3/1996
предыдущая страница 62 АудиоМагазин 1996 3 читать онлайн следующая страница 64 АудиоМагазин 1996 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст