ИНТЕРВЬЮ
Хотя создатели новейших записей,
прежде всего цифровых, могут вно-
сить в них изменения, монтировать,
что в каком-то смысле делает их цен-
ность сомнительной. Все записи раз-
ные, и система воспроизведения, ко-
торая способна выявить различия ме-
жду ними, усилить их, должна быть са-
мой точной и безошибочной —
вот и
вся логика. Музыка записывалась в
разные годы, разными людьми, с раз-
ными инструментами, матрицы дела-
лись разными производителями, и за-
писи должны очень отличаться друг
от друга.
Обычная же аудиоаппаратура этих
различий «не замечает». Послушайте
усилитель «Krell»: вы поймете, что он
не передает оттенков в исполнении,
в звучании записей. Все они звучат
очень похоже. На нашей системе от-
личия в записях становятся явными —
различается трактовка музыки, разли-
чается частотный диапазон, динами-
ческий диапазон и все остальное. По-
этому; на мой взгляд, наши системы бо-
лее точны, хотя, быть может, не столь
интересны в визуальном отношении,
в смысле подачи музыки в привычных
визуальных формах, что в любом слу-
чае неверно.
AM: Как вы считаете, насколько
важны измерения характеристик ау-
диоаппаратуры и как они соотносят-
ся с тем, что мы слышим?
. П. К.: Измерения никогда не прово-
дились с целью определения качест-
ва звучания того или иного компонен-
та. До этого додумались уже гораздо
позже. Измерения нужны были толь-
ко для того, чтобы знать, не слишком
ли велики искажения, есть ли клип-
пинг и т. п. Если компонент работал
как положено, никого не заботило,
что показатели искажений у образцов
несколько расходились. Так было в
20-е годы. Обратная связь исходно
предназначалась для снижения уров-
ня шумов в телеграфных устройствах.
Когда усилитель рабол'ает на медный
кабель длиной в 20 миль, уровень шу-
ма становится камнем преткновения.
В этих усилителях пришлось исполь-
зовать обратную связь, почему, собст-
венно, она и появилась. И тогда же,
почти одновременно с обратной свя-
зью. распространилась транзистор-
ная техника; пришлось применить об-
ратимо связь в транзисторных схемах,
иначе они не работали —
не достига-
лись нужные показатели по коэффи-
циенту гармоник. Заявления о том,
что проведенные измерения каким-то
образом описывают то. что мы слы-
шим. стали раздаваться относительно
недавно. Поймите, измерения нико-
гда для этого не предназначались. (1 их
помощью проверяли надежность схе-
мы. а не узнавали, хороша она или пло-
ха. —
это выяснялось при прослуши-
вании, и больше никак! Только в 1955
60-е годы, когда коммерческая аудио-
техника получила более широкое при-
менение, —
только тогда все измени-
лось. Очень важно эти вещи разли-
чать. В рекламе, которая будет поме-
щена в 103-м выпуске журнала «The
Absolute Sound», я излагаю свою точ-
ку зрения: по измеренным характери-
стикам двухтактные усилители лучше
однотактных, усилители с обратной
связью лучше, чем усилители без нее.
Однако «звучат» однотактные усили-
тели лучше, чем двухтактные, а усили-
тели без обратной связи —
лучше, чем
усилители, имеющие ее. К чему я ве-
ду? Помыслите немыслимое: возмож-
но, измерения вообще никак не опи-
сывают звук. Эту простую мысль пояс-
ню с помощью аналогии. Вот, напри-
мер, слон. 11ет света. Темная комната,
и в ней слон. Мы включаем лампу, но
tie видим самого слона —
только его
тень. Свет —это измерения, тень сло-
на —
то. что видно на приборах. Как
описать слона, видя только его тень?
А именно это пытаются сделать, идя
к звуку от его измеренных характери-
стик. Не выйдет. Как, черт возьми,
можно узнать, какой слон из себя, ка-
кова его сущность? Вот главная про-
блема современной аудиоиндустрии.
«Хай-энд»-журналы, создавшие аме-
риканский вариант «хай-энда». все на-
строены против однотактных усили-
телей. Главный их аргумент —
что од-
потактпики не дают хороших харак-
теристик при измерении. Десять-пят-
надцать лет назад писали: измерения
не работают, к черту измерения. Те-
перь. когда авторитет журналов по-
ставлен под угрозу возрождением ста-
рой техники, для дискредитации од-
нотактных схем используются измере-
ния. Эго все лицемерие и ложь, при-
чем ложь принципиальная, что хуже
всего. Я обсуждал все это с Джоном Ат-
кинсоном из журнала «Stereophile»; он
меня и вообще-то недолюбливает, а
после нашего разговора невзлюбил
еще больше.
AM: Каковы конкретно преимуще-
ства звучания однотактных усилите-
лей?
П. К.: «Первый ватт». Сигнал низ-
кого уровня. Мое глубокое убеждение:
не существует другой схемотехники,
которая достойно обращалась бы с
сигналами низкого уровня —двухтакт-
ники этого не умеют, транзисторы
здесь полностью бессильны, усилите-
ли с обратной связью тоже не пропус-
кают сигнал низкого уровня как сле-
дует. Даже малая величина обратной
связи не позволяет двухтактному уси-
лителю пропускать его подобающим
образом. Виноват в этом прежде все-
го выходной трансформатор. Чтобы
пройти через выходной трансформа-
тор двухтактного усилителя, верхняя
часть сигнала должна поменять маг-
нитное поле трансформатора. Ниж-
няя. приходящая в противофазе,
часть сигнала должна вернуть магнит-
ное поле в ноль, а затем перемагни-
тить трансформатор в другом направ-
лении —
это называется «магнитная
индукция» и «остаточная магнитная
индукция». Дело в том, что сигналу,
чтобы совершить все эти преобразо-
вания. не хватает мощности. Вот по-
чему чаще всего двухтактные усилите-
ли —
с большими выходными транс-
форматорами - не имеют высоких
частот. Когда вы измеряете, они есть,
когда слушаете —
их нет. Мощность на
высоких частотах мала, и они задавле-
ны: сигнал недостаточно силен, что-
бы перемагничивать все это железо.
11
при довольно больших уровнях сиг-
нала на высоких частотах усилитель
имеет дело с милливаттами и даже
микроваттами мощности. Ничтожная
мощность сигнала не дает ему пере-
магнитить трансформатор-. В одно-
тактном усилителе выходной транс-
форматор намагничен все время, и
сигнал не вступает в вышеописанные
«взаимоотношения» с сердечником
трансформатора. Правда, если сер-
дечник очень велик, то проблемы воз-
никают снова, ну да не будем об этом
в общем случае выходной трансфор-
матор работае т в режиме намагничен-
ности, эквивалентном классу А. Сиг-
нал не встречает препятствий: путь
всегда свободен. Это. по-моему, глав-
ное преимущество однотактников.
В 11ыо-Порке я встречался с Джона-
таном
Скаллом,
обозревателем
«Stereophile». А у меня для таких слу-
чаев всегда с собой стандартный на-
бор пластинок, обычно штук пять. Три
из них —
записи одного и того же му-
зыкального произведения —
«1.а
Campanella» —
в исполнении Симона
Барре. Джозефа Левина и Миши Ле-
вицкого. Мы послушали оригиналь-
ную ремнпгтоновскую запись Барре
на Скалловой аудиосистеме с проиг-
рывателем «Forsell Air Reference», и
звук был невыносимый. Он будто весь
состоял из скрежета и шума, фортепь-
яно было вообще не слышно. Короче,
все это звучало ужасно. Скалл не мог
‘ Точнее говоря, на начальном (близком к
нулю) участке петли гистерезиса перемагни-
чиванне магнитопровода трансформатора
происходит „упруго“, обратимо. Поэтому при
слабых сигналах возникает режим „ступеньки“,
такие искажения заметны па слух. -
Ред.
АУДИО МАГАЗИН 4/1995
41
предыдущая страница 42 АудиоМагазин 1995 4 читать онлайн следующая страница 44 АудиоМагазин 1995 4 читать онлайн Домой Выключить/включить текст