Ч—I—I—I—I—I—I—I—I
—\-
ВЫСТАВКИ
Им просто нужно сориентироваться на
рынке, узнать о потребительских свой-
ствах техники, ее внешнем виде и цене.
Как правило, у таких покупателей пос-
ле приобретения аудиосистемы интерес
к этой области полностью пропадает.
Для подавляющего же меньшинства —
для искренних любителей музыки, ко-
торые продолжают интересоваться
этой темой глубоко и желают дальше
совершенствоваться, — существует та-
кое издание, как „Stereophile“, кото-
рый искренней не от безразличия, а
из уважения к другим. Потому „Stereo-
phile“ н стал одним из самых автори-
тетных в мире журналов (кстати, осно-
ватель этого журнала Джон Гордой
Холт и ввел в обиход термин „high
end audio" много лет назад3), что на
протяжении своей более чем тридцати-
летней истории авторы неизменно от-
носились к читателям как к собратьям
и несли в массы
стереоправду.
И ча-
стью такой работы (между нашими
странами гораздо больше сходства,
чем различий!) являются первомай-
ские демонстрации — на их языке
„Stereophile Show“, — одна из кото-
рых проходила в эти предпервомай-
скне дни в одной из гостиниц Лос-
Анджелесского аэропорта.
Где начинаются отличия (непринци-
пиальные) наших держав, так это, на-
пример, в антураже привокзальных го-
стиниц. Ни тебе бомжей, ни прости-
туток (во всяком случае, доступных
по цене), ни горластой администрации.
В общем, скука. Скука развеивается
(и отели существуют только благодаря
этому) во время проведения всевоз-
можных мероприятий, как то: съездов,
конгрессов, выставок и проч. Тогда
уже есть на что посмотреть: все снуют,
везде охрана, что-то явно происходит.
На что же мы могли положить глаз (и
к чему приставить ухо) в 1995 году,
находясь в „Doubletree Hotel“?
Начнем с того, что домашних кино-
театров, к счастью, было выставлено
но минимуму. Понимая, что страсть к
музыке и страсть к кино — это две
разные вещи, „Stereophile“ разделился
на собственно журнал, посвященный
high end audio, и его приложение, по-
священное домашнему кинотеатру (ку-
да они, кстати, и отправили преслову-
того Кори Гринберга4
и ему подобных.
В результате выиграли обе стороны,
н в Лос-Анджелесе (за некоторым ис-
ключением, о чем ниже) можно было
свободно вздохнуть от обычно неиз-
бежных на подобных выставках бес-
численных повторений реверсивного
стриптиза, демонстрируемого Арноль-
дом Шварциеггером в первых кадрах
„Терминатора-2“ (вот уж, действи-
тельно, фамилия: как он сам однажды
точно заметил, трудно запомнить, но
после этого уже никогда не забыть,
как мать родную). О том, что упомяну-
тые две страсти плохо сочетаются, я
опять подумал во время московской
выставки
русского
„хай энда“, прохо-
дившей с 21 но 23 июня в помещении
фирмы „Ленин“. Акустические систе-
мы, звучащие вполне убедительно в
сценах поджаривания Арнольдом слу-
чайно попавшихся на его пути простых
смертных и прекрасно передававшие
его громовое топанье, звучали слиш-
ком тепло и с недостаточной артикуля-
цией в сугубо музыкальных програм-
мах. Иными словами, изделия имеют
все же разное назначение и вследствие
этого достигают разных целей, т. с.
существуют в разных системах ценнос-
тей и компромиссов. Если измерять
музыку степенью некоей интеллекту-
альной энтропии, то чем гениальнее
произведение, тем эта энтропия мень-
ше (это только лишь грубая аналогия,
прошу меня простить!). Проблема оп-
тимизации звукртехннки — это про-
блема поддержания и сохранения
указанной специфической энтропии
на минимальном уровне; наличие до-
полнительной размерности (то есть до-
полнительных каналов нетворческого
происхождения) противоречит этой
цели. С появлением систем полноцен-
ной дискретной многоканальной за-
писи (с творческим, а не суррогатным
содержанием) вопрос дополнительных
каналов снимется сам собой и будет
решен естественным путем. Тогда и
только тогда произойдет слияние high
end audio и home theatre (правда, при
условии единого стандарта записи
звука для того и другого).
Но достаточно предисловий, оста-
новлюсь на самом лучшем и самом пло-
хом на выставке звуке.
Начнем с плохого. Конечно, не абсо-
лютно худшим, но очевидно худшим
по отношению „качество
цена“ был
звук в лос-анджелесском салоне фир-
мы „Cello“. Я давно предвкушал воз-
можность послушать плоды трудов
Марка Левинсона и был порадован ра-
ботой его новых активных мннимони-
торов на выставке. Поэтому, когда
„Cello“ любезно предложила съездить
в ее салон и послушать ее „большую"
систему, я не смог удержаться от со-
блазна. Клянусь, я поехал совершенно
непредубежденным и был несказанно
рад возможности побеседовать с самим
Марком Левинсоном, который и про-
водил презентацию.
Я ощутил первые признаки беспо-
койства, когда увидел, что „сердце“
их системы, которая претендует на
абсолютное совершенство,
весьма
и весьма посредственный цифро-ана-
логовый преобразователь фирмы
„Apogee Electronics“: такой стоит у
меня дома, и я знаю, о чем говорю.
Как бы „Cello“ ни модифицировала
эту штуку, горбатого могила исправит.
Второе, что мне не понравилось, —
это чрезмерная громкость демонстра-
3
Надо заметить, что на первенство в
4
Точнее говоря, пресловутый Кори Гринберг сам отправился редактором по технике в
определении этого термина претендует
новый журнал „Ноте Theater Technology“. Правда, там ему особо развернуться не дают,
также журнал „ The Absolute Sound“
.
Акустические системы „Nautilus“ фирмы
Акустические ситсемы „Genesis II“
„Транспорт“ и конвертор „Denon“
, уси-
„ Bowers & Wilkins
и усилители „Mark
л и тел и „Premier 8-Л“
и „Premier 10“ фирмы
Levinson
„Conrad-Johnson“
, акустические системы
„Infinity Epsilon“
46
предыдущая страница 47 АудиоМагазин 1995 3 читать онлайн следующая страница 49 АудиоМагазин 1995 3 читать онлайн Домой Выключить/включить текст