ную клавишу в нужное время. Та-
кие „занятия“ казались мне катор-
гой и надолго убили малейшие за-
чатки интереса к музыке. Так про-
должалось четыре года, пока мы не
переехали на другую квартиру, где
вместо „музыки“ ко мне приставили
немку-гувернантку. Вот она, кроме
того что обучила меня языку, при-
вила мне интерес и к музыке, за
что я всю жизнь испытываю к ней
благодарность. Немецкий язык, в
свою очередь, способствовал моему
музыкальному развитию, когда я,
живя в Германии, общался с извест-
ными музыкантами.
С детства кроме пианино у нас
был граммофон с большой никели-
рованной трубой — дорогой, види-
мо относящийся к „хай-фай“-тех-
нике того времени. Потом присое-
динились детекторные, а затем и
ламповые приемники, и пошло.
..
Лет с тринадцати меня потянуло к
музыкальному самовыражению, и
я „попробовал“ гитару, балалайку,
мандолину.
К концу войны в моду стал вхо-
дить клавишный аккордеон, а так
как для фортепиано время было без-
возвратно потеряно, то мне ничего
не оставалось, как воспользоваться
модой. Аккордеон привел меня к
участию в Международном фести-
вале молодежи в Берлине в 1952 го-
ду и к „лауреатству“ у нас в 1957-м.
В 1967 году я был избран в Худо-
жественный совет фирмы „Мело-
дия“ при Ленинградском Доме
грампластинок, что содействовало
быстрому пополнению моей коллек-
ции грамзаписей. Одновременно
при Ленинградском Доме ученых,
в составе научной группы М. Б. Иг-
натьева, занимался теорией эмоций,
процессами восприятия художест-
венных (визуальных и звуковых)
образов. В период военной службы
работал в области синтеза и анализа
звуковых полей. После увольнения
в запас был приглашен во Всесоюз-
ный научно-исследовательский ис-
пытательный институт им. А. С По-
пова, где занялся разработкой элек-
тростатических акустических сис-
тем. За организацию работ, помощь
и за поддержку моих творческих
потуг бесконечно признателен Ири-
не Аркадьевне Алдошиной и Евге-
нию Ивановичу Хорькову, благо-
даря которым все-таки увидели свет
(хотя и с помощью „кесарева сече-
I
I
I
I
I
I I
I
I
U И
I
N
I I М
1
ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ
СТЕНД
ния“) наши широкополосные элек-
тростатические акустические си-
стемы, принесшие и приносящие до
сих пор радость большим, истин-
ным любителям музыки с малыми
финансовыми возможностями.
Мои музыкальные симпатии
Самый трудный, мне кажется,
для каждого любителя музыки во-
прос. У любого композитора дале-
ко не все одинаково нравится, бо-
лее того, могут быть вещи, вызы-
вающие восторг, недоумение и да-
же брезгливость, а если учесть, что
симпатии и антипатии меняются во
времени и в зависимости от настро-
ения, да и память не может выбрать
быстро, навскидку, оптимальное
впечатление, проинтегрированное
жизненным опытом, то я не могу
дать гарантии, что через какое-то
время мой ответ на этот вопрос
будет таким же.
Но все-таки попробую ответить.
Композиторы: Окегем, Обрехт,
Депре, Палестрина, Вивальди, Аль-
бинони, И. С. Бах, Моцарт; Шен-
берг, Веберн, Варез, А. Берг, П. Бу-
лез, Л. Берио, Я. Ксенакис.
..
Дирижеры: В.
Фуртвенглер,
Б. Вальтер, А. Тосканини, Ю. Ор-
манди, Л. Бернстайн, Г. Сваровский;
К. Бейси, Д. Эллингтон, Куинси
Джонс, А. Превин.
..
Пианисты: А. Шнабель, А. Корто,
B. Гизекинг, Г. Гульд, В. Горовиц,
К. Хаскил, Д. Липатти, Ю. Галлер,
Л. Тристано, Ф. Гульда.
..
Скрипачи: Ф. Крейслер, Я. Хей-
фец, Н. Милынтейн, 3. Франчи-
скатти, И. Стерн, Г. Куленкампф,
Р. Риччи, И. Менухин, Джо Венути,
C. Граппелли, С. Смит, .
..
Я мог бы дать подробный сло-
весный портрет каждого из наз-
ванных музыкантов. Однако совре-
менные концепции музыкальной
психологии и теории эмоций счи-
тают такой подход не только нецеле-
сообразным, но даже вредным, так
как это связано с подменой истин-
ного художественного образа. Чело-
век устроен так, что если не успел
или не смог сформировать своего
интимного художественного впечат-
ления о предмете, то ухватится за
преподнесенное, навязанное, и это
послужит помехой формированию
художественных свойств личности.
Но эти проблемы явно выходят за
рамки нашего журнала.
Сергей Баньковский
Путь к high fidelity — давнее ув-
лечение (еще с юности), впослед-
ствии это стало предметом профес-
сионального интереса. Отношусь к
аппаратуре hi-fi как к средству
воспроизведения музыки, техни-
ческое совершенство — не самоцель.
Чем глубже начинаю чувствовать
музыку, тем острее ощущаю недо-
статки аппаратуры и потребность в
улучшении качества ее звучания.
Музыкальные пристрастия —
классическая музыка во всем ее
многообразии. В настоящее время
больше слушаю европейскую музы-
ку XX века (например, Бартока,
Бриттена, Шостаковича, Шнитке,
Пярта). Ценю музыку с богатым
эмоциональным содержанием, не
люблю слащавую, развлекательную
и абстрактную (холодную) музыку.
Помимо классической музыки ин-
тересуюсь авангардными направле-
ниями рок-музыки (английский ан-
дерграунд 60-х и 70-х годов, напри-
мер ранние „Pink Floyd“, „King
Crimson“, „Van Der Graaf Genera-
tor“ и проч.), а также джаза.
Сергей Куниловский
Мой путь к hi-fi начался в 1973
году с первого сделанного мною уси-
лителя. По измерениям усилитель
получился прекрасный, чего не ска-
жу о качестве его звучания. С 1979
года я профессиональный разработ-
чик усилителей и (в меньшей сте-
пени) акустических систем. Первая
разработка — усилитель „Сталкер“
(совместно с ВНИИРПА), потом „Фо-
рум“ и акустические системы „Ста-
тик“ (на заводе им. Калинина).
Сейчас на моем счету около десятка
профессиональных усилителей, в
том числе для активных АС.
Мои музыкальные пристрастия
Хожу в филармонию с 1969 го-
да, слушаю по 4-5 абонементов в
год. Вообще увлекаюсь музыкой с
1961 года. Сейчас для меня не так
важно, что именно исполняется, —
важнее, кто и как исполняет. На-
стоящее удовлетворение от услы-
шанного в зале удается получить
всего несколько раз в год. Среди
композиторов — в хорошем испол-
нении — люблю, пожалуй, Д. Шо-
стаковича, В. А. Моцарта, Й. Гайд-
на, П. И. Чайковского.
АУДИО МАГАЗИН 2/1995
33
НАШИ ЭКСПЕРТЫ
предыдущая страница 34 АудиоМагазин 1995 2 читать онлайн следующая страница 36 АудиоМагазин 1995 2 читать онлайн Домой Выключить/включить текст